Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Королевский дворец » [16.05.1701] Этюд в кровавых тонах


[16.05.1701] Этюд в кровавых тонах

Сообщений 1 страница 30 из 30

1

http://s4.uploads.ru/nzsoH.jpg

Место: Королевский дворец, личные покои Пауля Делорма
Время: Сразу после эпизода "По алому следу".
Действующие лица: Пауль Делорм, маркиз де Анже.

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2017-03-28 13:44:23)

0

2

В дворцовом саду сменялся караул и по мозаичным, старинным окнам бродили отсветы, заставляя их вспыхивать то алым, то синим, то изумрудно-зеленым. Но алым все-таки чаще. Анже отошел от окна, под бдительным взглядом лейтенанта прошелся по комнате, рассматривая ее обстановку. Очевидно, и тут полковник считал модную нынче изнеженную роскошь излишней. В его покоях не было места шелковым оттоманкам, изгибом линий напоминающих умирающих лебедей, кофейным столикам, готовым рухнуть под тяжестью инкрустаций и позолоты. Под потолком, поддерживая стропила, кривлялись химеры, но кривлялись страдальчески, словно были подвешены здесь в наказание...

Мерно, неторопливо раскачивался маятник часов, провожая секунды, минуты. Тяжелый, в виде острого серпа, он словно бы разрезал время, отдаляя то, что было от того, что будет.
Прошло, быть может, всего четверть часа с той минуты, как лейтенант привел маркиза в личные покои Пауля Делорма, а для Анже время тянулось медленно, словно смола. Смола с запахом красных роз.
Лейтенант предложил Гастону присесть, но тот предпочел остаться на ногах, боясь, что если сядет — то не сможет встать. Боль в руках и плече вытягивала все силы. А силы, как подозревал маркиз, ему понадобятся. Еще бы знать, для чего. Для допроса, для обвинений, или для бунта, на который его толкал темный взгляд Пауля Делорма? Взгляд, значение которого Анже очень и очень не понравилось, слишком живо было в памяти унижение, пережитое им в особняке полковника.

Лейтенант, устав смотреть на то, как пленник ходит по комнате, словно по клетке, покачал головой и подошел к каминной полке, на которой поблескивал острым перламутром хрустальный графин. Можно было как угодно называть поступок молодых дворян — глупостью, фарсом, оскорблением короля — но назвать его трусливым было нельзя. А смелость невольно располагает к себе.
- Я налью вам вина, хотите? Выпейте, вам станет немного легче.
Анже покачал головой.
- Благодарю вас, лейтенант, не нужно. Да и я здесь не в гостях, чтобы пользоваться гостеприимством месье Делорма.
Сейчас его поддерживало нервное напряжение, сродни тому, что охватывает солдат на поле боя. Тогда они не чувствуют ран и боли. Но стоит ему отступить... вот тогда начнется самое невыносимое. Только вот ожидание в таком состоянии превращалось в медленную пытку, и Гастон не сомневался, полковнику это хорошо известно.

+4

3

- Благодарю вас, лейтенант, не нужно. Да и я здесь не в гостях, чтобы пользоваться гостеприимством месье Делорма.
- Что ж вы, маркиз, не считаете меня гостеприимным хозяином? - раздался чуть насмешливый голос со стороны двери и на пороге апартаментов возник сам хозяин апартаментов, но не один. Следом за ним шел королевский врач мэтр Вазари, итальянец средних лет с очень странной для королевского лекаря репутацией. Ходили слухи, что при последнем короле его едва не отправили на виселицу по обвинению в попытке отравления наследника короля. Слухи рассеялись несколько позже сами собой, когда этот самый наследник, став в свою очередь, королем, приблизил к себе итальянца, сделав личным врачом.
В руках у доктора был его обычный маленький, но увесистый сундучок, который он раскрыл, поставив на стол и принялся извлекать из него мази и склянки. По комнате тут же распространились запахи, далекие от запахов роз.
Бегло взглянув на руки маркиза, мэтр Вазари поцокал языком, а затем обернулся и посмотрел на Делорма из-под круглых очков...
- Мне понадобится теплая вода и по-возможности меньше народу в комнате, - бросил он  выразительный взгляд на охрану и слегка поклонился маркизу, - Прошу вас, господин де Сен-Маль, сесть в это кресло.
- Господа офицеры уже уходят, - кивнул спокойно Делорм гвардейцам, - А вы, господин лейтенант, распорядитесь, чтобы доктору, как он просит, принесли теплой воды.
Отдав честь, гвардейцы ушли. Через минуту слуга принес воду и тоже ушел. Наблюдая со стороны за маркизом и Вазари, полковник опустился в кресло, предоставив врачу заниматься своим делом, а Гастону гадать, что все это неожиданное гостеприимство может для него означать.

+4

4

- Не считаю, господин полковник, - отозвался Гастон, повернувшись на звук голоса Пауля Делорма. – Будь вы таким, то приглашали бы к себе гостей в иной, более учтивой форме.
То, что хозяина апартаментов сопровождал королевский врач, привело маркиза в замешательство. Конечно, услуги лекаря сейчас были ему необходимы, как, впрочем, всем участником «сбора роз», но такой любезности от Делорма маркиз не ожидал, более того, заподозрил что-то неладное в такой заботе.
Сев в кресло, он предоставил Вазари заниматься своими ладонями, в глубине души испытывая к придворному медикусу благодарность за то, что тот воздерживается от комментариев.

Теплая вода в тазу сразу стала розовой, и Анже едва не зашипел – руки жгло.
- Терпите, месье маркиз, - не без язвительности посоветовал лекарь.
Гастон выдавил из себя улыбку, старательно изучая редеющую шевелюру лекаря. Присутствие в комнате полковника Делорма ощущалось им, как средоточие опасности, пусть и пока еще дремлющей.  Опасность эта требовала от маркиза бдительности и осторожности, посылала жар по коже, заставляла сердце биться чаще. Но Сен-Маль хорошо играл свою роль, и лицо маркиза соперничало в ленивом спокойствии с лицом какого-то святого, навсегда впаянного в витраж окна.

Ладони были высушены льняной салфеткой, обработаны какой-то жгучей настойкой, а потом смазаны мазью и замотаны корпией.
- Теперь плечо, сударь, - распорядился Вазари.
Чуть помедлив, Анже неохотно снял рубашку, предоставив лекарю разбираться с повязкой и раной.
Он не мог сказать, чего именно ожидал от беседы с полковником в его покоях, вернее сказать, ожидал самого худшего, но не этого. Такое положение вещей раздражало и заставляло нервничать.
- Этьену де Ренси тоже пригласят лекаря, месье Делорм? – спросил он только для того, чтобы нарушить тишину, воцарившуюся в комнате.

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2017-03-29 12:36:33)

+4

5

Судя по всему полковник не собирался удовлетворять любопытство маркиза, объясняя, зачем его привели.
Вазари неспеша трудился над его плечом, время от времени укоризненно покачивая головой.
- Нехорошая рана. Очень нехорошая. Заживет быстро, но в будущем доставит много хлопот... - причитал он, обрабатывая плечо.
Заинтересовавшись, Делорм поднялся со своего кресла и подошел посмотреть. То, что Гастон нервничал, чувствовалось на расстоянии и полковник не стал бы отрицать, что ему это нравится.
- Этьену де Ренси тоже пригласят лекаря, месье Делорм?
Удивленно подняв брови, Делорм усмехнулся.
- Вот уж не знаю, маркиз. Полагаю, это будет зависеть от того, насколько он расположит к себе господина Дьюэйна или тамошнюю охрану.
Оглядев раненное плечо маркиза, полковник коснулся его, не задев раны, но слегка сжав. В ранах Делорм разбирался пожалуй не хуже самого Вазари и был полностью с ним согласен. Плечо заживет быстро, но потом будет часто ныть в холодные или сырые дни.
- Пулевое ранение, де Анже? Откуда? Кто это на вас охотился, любопытно? Или... или же это снова дуэль? Хотя нееет... рана явно не от дуэльного пистолета.
Закончив с обработкой раны и сняв с ладоней корпию, Вазари сложил свои принадлежности назад, в сундучок и, ополоснув руки в тазу, повернулся к Делорму. Руки маркиза перестали кровоточить, а отек стал быстро спадать.
- Если позволите, господин полковник, я теперь удалюсь... Свою работу я сделал, а все остальное зависит от господина маркиза. Я обработал раны новым бальзамом, но перевязывать их не стал. Болеть разумеется еще будут, но заражение не грозит. Я бы посоветовал господину де Сен-Малю принять ванну, выпить чего-нибудь успокаивающего и лечь спать, но... боюсь он проигнорирует мой совет...
Пробормотал он и тут же спохватился, понимая, что видимо что-то не то сказал, подхватив сундучок, заспешил на выход, пятясь задом и кланяясь.
Наконец, за мэтром закрылась дверь. Делорм усмехнулся и, налив в бокалы вина, смотря Гастону в глаза, поставил один рядом с ним.
- Нет, господин де Сен-Маль, успокаивающего я вам сегодня не обещаю...

+4

6

- Мы с Этьеном охотились на коз и нас приняли за береговую охрану, - коротко пересказал он события вчерашнего дня.
За рану Гастон не был в претензии, контрабандисты только защищали свое логово от незваных гостей.
Под рукой Делорма плечо маркиза напряглось, но, к счастью, Вазари был занят тем, что убирал в сундучок лекарства, и не обратил на эту деталь внимания, хотя, мало кто чувствовал себя в присутствии полковника непринужденно и расслабленно. Не помогло бы, пожалуй, и успокаивающее.
- Благодарю вас, мэтр, мне действительно лучше, - поблагодарил он лекаря.
Следовало бы поблагодарить и того, кто привел к нему врача, но Гастон решил воздержаться от подобного проявления любезности. Мало вероятно, что полковником двигала искренняя забота о здоровье маркиза де Анже.

Бокал он взял осторожно, пальцы еще плохо гнулись, но королевский лекарь хорошо знал свое дело. Гастон усмехнулся уголком губ. Не скоро он сможет равнодушно смотреть на розы. Может быть, приказать садовникам вывести новый сорт, без шипов?
- Не обещаете, значит… Честно говоря, я и не ждал. Да, кстати, скажите, месье Делорм, я под арестом?
Вино оказалось сладким и выдержанным, и в серых глазах Анже появился блеск, если бы не боль в руках и плече, наполовину утихшая, к нему вернулась бы и обычная дерзость. Но пока что он просто следил за Паулем Делормом поверх бокала, пытаясь понять его намерения.

Не смотря на то, что покои правой руки государя находились в самом сердце дворца, наполненного придворными, гвардейцами и агентами тайной полиции как муравейник муравьями, Гастона охватило странное чувство, будто за их дверью ничего нет. И за окнами ничего нет. Пустота и темнота.

+4

7

- Мы с Этьеном охотились на коз и нас приняли за береговую охрану.
В комнате появился молчаливый слуга, что приносил воду. Он быстро прибрал все после ухода Вазари, а заодно унес и порванную окровавленную рубаху Гастона.
Полковник проводил его взглядом и улыбнулся
- Да. Контрабандисты и пираты на островах обычно не жалуют разных пришельцев. Странно лишь, что на случай подобной встречи у господина де Ренси не было заготовлено какого-нибудь тайного знака. Он ведь близко знаком со многими из них, разве не так?
Делорм продемонстрировал похвальную осведомленность, грозившую многими неприятностями графу де Ренси, но угрозы не было в голосе. Интонации были мягкими, словно во время ничего не значащего разговора. Или он собирался слегка поиграть...
- Так значит именно во время этой прогулки у вас двоих возникла мысль почтить память Филиппа Пармского с помощью алых шнурков?
Делорм опустил взгляд с лица Гастона на его полуобнаженное тело, уже зная, что просто так тот отсюда сегодня никуда не уйдет и полковника совершенно не трогал его измученный вид.
- Не обещаете, значит… Честно говоря, я и не ждал. Да, кстати, скажите, месье Делорм, я под арестом?
Полковник задумчиво выпил вина, покачал бокал в руке и со странным выражением посмотрел на Анже.
- Пока нет... - проговорил он, поставил бокал на стол и сам присел на край, совсем рядом с креслом, в котором находился Гастон.
- В пределах моих апартаментов вы мой гость, маркиз де Анже.
Он протянул руку и, крепко ухватив "гостя" за подбородок, повернул к себе, заставляя взглянуть в глаза, где, словно мгновенно меняя облик Делорма беснуло что-то дьявольское, завораживающее, опасное.
- Если ты... не попытаешься выйти...

+4

8

Значит, гость… Но в пределах апартаментов Пауля Делорма. Двусмысленно. Значило ли это, что при попытке их покинуть Анже возьмут под стражу? Возможно. Когда полковник ухватил его за подбородок, вынудив взглянуть в глаза, и вовсе возникло сильнейшее искушение оттолкнуть эту руку и выйти прочь, даже если шаг за порог будет шагом в Альканар. В ответ на дьявольский блеск в глазах Делорма в глазах маркиза сверкнул вызов… То, что полковник перешел на «ты» на какое-то мгновение лишило Гастона сил напоминанием о том вечере. Отозвались бешеным пульсом запястья, словно опять стянутые шнурками. Уйти сейчас – значило показать врагу, что он помнит. И он остался.

- Допустим, не попытаюсь… пока, - неохотно ответил Гастон, отстраняясь от хватки полковника. – Желаете поговорить об этом украшении, Делорм? Я – охотно. Вряд ли я теперь его скоро сниму.
Маркиз коснулся красного шнурка на шее. Возможно, некоторые из тех, что присутствовали сегодня на заднем дворе, возненавидят это украшение. Но Гастон считал, что сполна заплатил за право его носить.
Это в комнатах холодно, или его начинает бить озноб? В сущности, ничего удивительного, после всего, что сегодня произошло, вот только как же не вовремя. Анже бросил задумчивый взгляд на графин с вином, но отказался от мысли согреться с его помощью. Камбрийское вино коварно. Проникает в разум исподволь, осторожно, по-змеиному. И по-змеиному же ядовито жалит.

- А что касается де Ренси… Граф сейчас больше всего занят своими виноградниками, вряд ли у него осталось время для иных… увлечений.
В светлых, прозрачных глазах вспыхнуло веселье. Вспыхнуло и пропало. Этьен занят виноградниками, Тони – королем, он сам – розами. Ну чем не идиллия? Жаль только, что дьявол, сидящий так близко, прекрасно знал, что это благонравие – сплошное притворство.
А может быть, и не жаль. 
Иногда, пусть и не часто, маркиз тяготился своей излюбленной ролью – законодателя мод и легкомысленного щеголя. И почему-то это «не часто» чаще всего случалось рядом с Паулем Делормом.

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2017-03-30 14:48:50)

+4

9

- Допустим, не попытаюсь… пока. Желаете поговорить об этом украшении, Делорм? Я – охотно. Вряд ли я теперь его скоро сниму.
Конечно, не попытаешься. Это бы выглядело, как трусость...
На лице Делорма играло задумчивое выражение, словно он изучал своего собеседника, пытаясь проникнуть во все его мысли.
- Что ж, можно поговорить и о нем, - благосклонно согласился полковник, сделав вид, что не заметил жеста Сен-Маля, когда тот отстранился от его руки. Впрочем, его руку это ничуть не смутило и она теперь касалась того самого алого шнурка, перебирая в пальцах.
- Завтра Филипп Пармский лишится своей головы, - заявил он, словно о ничего не значащем пустяке, - Судя по всему, ты собираешься носить это в память о нем?
Делорм окончательно перешел с Гастоном на ты и возвращаться к вежливому обращению судя по всему не собирался. Он словно нарочно старался вызвать маркиза на протест, а там... кто знает...
- А что касается де Ренси… Граф сейчас больше всего занят своими виноградниками, вряд ли у него осталось время для иных… увлечений.
- Виноградниками в Марокко? - с веселым видом полковник оставил в покое красный шнурок и подлил Каверийского в бокал де Сен-Маля, - Наслыыышан... надеюсь, что это действительно так.
Налив Гастону вина, Делорм не стал углубляться в прения по поводу увлечений месье де Ренси, поднялся и, подойдя к двери, позвонил в колокольчик, вызывая слугу.
- Приготовьте ванну для господина маркиза и легкий ужин на двоих, - приказал он, а после того, как все тот же молчаливый слуга, откланявшись, снова ушел, вернулся к Гастону и кивнул на нетронутый маркизом бокал...
- Пей. Не бойся. Не отравлю. И не пытайся показывать свой характер. Сегодня ты останешься у меня и мне без разницы, в наручниках или без. Надеюсь, ты помнишь прошлый наш разговор?

+4

10

- Да, в память о нем. Никто не будет отрицать. Филипп – благороднейший из людей. Всегда восхищался им. Иногда одного взгляда герцога хватало, чтобы я почувствовал себя мальчишкой и начинал вести себя, как полагается  маркизу де Анже…
Гастон осекся, не понимая, с чего он так разоткровенничался, и с кем? С Паулем Делормом. Но, как лед способен обжечь, так и маркиз отчего-то был уверен, что тот, кого он считал своим врагом, его поймет. Хотя, это понимание между ними ничего не изменит.
Да, он считал Делорма своим врагом, а воспоминания о вечере в его особняке заставляли Гастона бледнеть. Но все же, на какую-то долю секунды он отвел взгляд. Глядя бездумно на кривляющихся химер, он чувствовал, как пальцы Пауля касаются его шеи. И озноб проходил, сменяясь жаром.

Звон колокольчика заставил его вздрогнуть. Тягостное, но затягивающее оцепенение чуть отступило, но Гастон знал, что оно совсем рядом, прячется в тени за его спиной. Прячется, чтобы выбрать момент и лечь удушливой тяжестью на плечи, на грудь, на лицо.
Делорм отдавал распоряжения, и, Гастон, кажется, все-таки побледнел. С одной стороны маркиз и ждал, чтобы полковник озвучил ему – зачем он здесь, и надеялся, что этого не произойдет. Вино было выпито в три глотка – что бы сказать то, что он собирался сказать Паулю, требовалась определенная смелость.

- Я не останусь.  Помню и разговор и все, что было после, но тогда тебе повезло. А мне нет. Недооценил, на что способен полковник Делорм и повернулся к тебе спиной. Если бы ты меня не ударил, думаешь, удалось бы тебе меня взять?
Нервное напряжение подняло Анже из кресла. Серые глаза оказались напротив темных, бледное лицо маркиза, искаженное чувствами, которые так трудно было держать в узде, напротив спокойного лица Пауля Делорма.
Оказалось – это легче, чем держать все в себе. Гнев. Боль. Память о пережитом унижении. Это не сломало Гастона, но отобрало душевное спокойствие и ясность рассудка. Раньше такого с ним не случалось. Никогда. Друзья были друзьями, враги – врагами, любовники – любовниками. С кем-то он делил душу, с кем-то постель, а прочим давал возможность либо исчезнуть, либо сразиться с ним в честном бою. И только Делорм сметал все это - привычное и понятное, сминал, превращая во что-то дьявольское.

+3

11

- Да, в память о нем. Никто не будет отрицать. Филипп – благороднейший из людей. Всегда восхищался им. Иногда одного взгляда герцога хватало, чтобы я почувствовал себя мальчишкой и начинал вести себя, как полагается  маркизу де Анже…
Делорм слушал откровения маркиза, разглядывая его со спокойной улыбкой.
- Юношеская влюбленность? Бывает... Но рано или поздно приходит время взрослеть.
Достаточно ясно дав понять де Сен-Малю, что именно тому сегодня грозит, Делорм потягивал вино, с явным удовольствием наблюдая, как бледнеет маркиз. А ведь всего несколько минут назад, когда он, касаясь алой ленты, будтво случайно прикоснулся к его груди, от его собеседника полыхнуло жаром. Да и лицо Гастона, красивое и выразительное, совсем не казалось спокойным.
- Я не останусь.  Помню и разговор и все, что было после, но тогда тебе повезло. А мне нет. Недооценил, на что способен полковник Делорм и повернулся к тебе спиной. Если бы ты меня не ударил, думаешь, удалось бы тебе меня взять?
Де Сен-Маль поднялся, явно собираясь уйти. Полковник остался стоять, где стоял, не делая ни малейшей попытки его остановить.
- Я уже сказал, что любая попытка выйти отсюда повлечет за собой твой арест. Но я не собираюсь отправлять тебя в Альканар. Больше того, я уверен, что сегодня ты останешься здесь, останешься по доброй воле и по доброй воле сделаешь все, что я захочу.
Делорм подошел к небольшому бюро, отпер один из ящиков, извлек из него папку, вернулся назад и бросил папку с бумагами перед Сен-Малем на стол. На папке крупными буквами было выведено имя - Рикардо Альбертино.
Придвинув бумаги ближе к Гастону, Делорм кивнул на нее головой.
- Открой ее и прочти.
На самом верху небольшой стопки листов, представлявших собой дело заключенного Альканара, лежал один, гербовый, подписанный королем, разрешавший освободить данного заключенного и отправить его под наблюдение тайной полиции и лично господина Делорма.
Полковник внимательно наблюдал за Гастоном и на сей раз без улыбки.
- Ну что? Все еще хочешь уйти?

+2

12

Прочтя имя, что было написано на папке, Гастон чуть не вскрикнул. Рик. Его малыш Риккардо, судьба Рика, его прошлое и будущее, возможно, в этой папке. А папка в руках Делорма. Это была безупречная, идеально построенная ловушка. Еще бы несколько дней, и его первой любви ничего бы не угрожала, но, как это часто и бывает с заговорщиками, этих несколько дней не хватило. А маркиз хорошо знал, что достаточно пары часов, чтобы превратить жизнь человека в сущий ад… достаточно вспомнить казнь Гравы.

Коснувшись кончиками пальцев сафьяна, маркиз одёрнул руку, словно перед ним лежал лист раскаленного метала. Дотянулся до графина с вином, наполнил опустевший бокал. Выпил – и только тогда открыл ее, вчитываясь в ровные строки казенного почерка.
Свобода. Свобода для Рика. Пусть неполная, но он покинет Альканар. Он будет спать спокойно  и никто не посмеет его обидеть. И тогда  долг Гастона перед этой чистой душой хоть немного, но окажется выплачен.
Если он останется.
Если, как сказал Пауль, по доброй воле сделает то, что он захочет.

Потемневший взгляд серых глаз остановился на полковнике. Анже спрашивал себя – сможет ли? Ради Рика. Но, в то же время, часть него смеялась улыбкой химеры, издевалась, гримасничала. Что, маркиз, уже готов? А почему тогда не король? Тот вполне мог за пару ночей, оставшись довольным, исполнить для тебя эту же просьбу. А Тони уж как-нибудь бы понял… так почему там ты встал на дыбы, а здесь готов смириться?
«Иди к дьяволу», - послал Анже этот голос, и тот услужливо замолк. Очевидно, ненадолго, но и на том спасибо.
- Нет. Я останусь, - глухо отозвался он. – Если завтра утром Риккардо покинет Альканар, то эта ночь твоя.
Он сказал, а в груди возникло тягостное, болезненное  чувство, будто он только что продал душу Дьяволу.

+3

13

- Нет. Я останусь. Если завтра утром Риккардо покинет Альканар, то эта ночь твоя.
- Покинет и будет жить здесь, во дворце.
Делорм оценил выражение лица Гастона, на котором все эмоции сейчас расцветали во всей красе, улыбнулся сочувствующей, почти отеческой улыбкой и мягко похлопал собеседника по плечу. После чего убрал папку обратно в стол, запер ящик на ключ и снова повернулся к маркизу.
- Вот видишь, как все оказалось легко? Неужели стоило так долго сопротивляться?
Темный взгляд по-хозяйски блуждал по полуобнаженному телу, уже представляя, что сделает с ним в эту ночь, и говорил, говорил намного больше, чем сам Делорм:
Все равно рано или поздно ты станешь таким, как я захочу...
- Поднимайся. Идем со мной.
Делорм с насмешливым видом указал Гастону на небольшую дверь и провел его в глубь просторных апартаментов, через спальню в ванную комнату. В отличие от кабинета, где мог бы чувствовать себя с удобством лишь не привыкший к излишествам отшельник, спальня и ванная были убраны с мрачной роскошью. А огромная мраморная ванна, почти бассейн, была наполнена горячей ароматной водой и это был аромат легких благовоний и диких трав, а совсем не набивший всем сегодня оскомину розовый аромат.
Кивнув Гастону на воду, полковник направился назад.
- Располагайтесь, маркиз де Анже... - преувеличенно гостеприимным тоном произнес Делорм, на минуту обернувшись в дверях, - Располагайтесь, а я скоро вернусь.
Вернулся он очень быстро, сменив свой привычный полувоенный костюм на шелковый черный, до пола, халат. Под халатом явно ничего не было, лишь поблескивал старинный золотой медальон на смуглой груди. В руке у него был небольшой темный флакон.
Взглянув на Гастона, Делорм взял бокал и плеснув в него немного воды, влил несколько капель прозрачной жидкости из флакона. Присел на край ванны и протянул "напиток" маркизу.
- Выпей. Мне не нужен в постели труп...

+3

14

Жить во дворце... Анже услышал и запомнил сказанное полковником, вот только обдумать и оценить у него времени не было, да и сил, если честно, тоже. Все ушли на то, чтобы минуту назад сказать Паулю Делорму «я останусь», а теперь выдержать его взгляд. Гастон знал, как смотрят друг на друга любовники, да и самому доводилось выслеживать среди толпы придворных желанную дичь, но это было что-то другое. Словно бы он стоял не перед человеком, а перед хищником.
«Тебя это пугает», - вновь воскрес в душе ехидный голос. - «Пугает и...»
Анже стиснул зубы и молча последовал за полковником, через спальню, там вид кровати едва не заставил его споткнуться — в ванную комнату. Там его окутал влажный жар, и запах благовоний, пряный, чуть горьковатый. Постояв минуту, Гастон, с трудом преодолевая оцепенение, разделся, вошел в воду. Та обхватила тело горячим шелком, нежно и властно. Забирая напряжение в мышцах. Длинные волосы намокли на концах, маркиз вздохнул, и закрыл глаза. Не думать — это все, чего ему сейчас хотелось. Ни о том, что было, ни о том что будет.

Наверное, он успел уснуть. Тело и душа устали, и им оказалось достаточно всего нескольких секунд покоя. Но из этого падения в темную бездну без сновидений его вырвал звук шагов и голос Пауля Делорма.
Гастон выпрямился, удивленно глядя на полковника, и только потом понял, что никогда не видел его в чем-то, кроме обычной темной одежды. Даже на балах или праздниках. Сказать, что шелковый халат преобразил хозяина покоев было нельзя, похоже Делорм относился к тем людям, которые любой наряд и любую обстановку подстраивают под себя. Будь это шелк или простое сукно, тюремная камера или эта мрачно-роскошная ванная комната, на стенах которой в странном танце сплетались змеи — барельефы, либо вывезенные откуда-то с Востока, либо блестяще исполненные теми, кто хорошо знал утраченные нынче искусства. Но все же что-то в Пауле Делорме о неуловимо изменилось, но что именно, Анже сказать не мог.

Помедлив немого, он взял из рук Делорма бокал, выпил.
- Что это? Во флаконе? - спросил буднично, равнодушно. - Еще одно творение герцога Боргезе?
В том, что старый распутник был непревзойденным мастером ядов — при дворе знали многие, но, разумеется, опасались за свою жизнь и грудью вставали на защиту репутации Его светлости. Но еще многие знали, что из его рук выходят зелья, способные заставить тебя чувствовать желание, даже если ты холоден, как лед и свят, как Франциск Ассизский.
Вода была слабым укрытием, но все же Анже им воспользовался и снова лег в ванну, откинув голову на гладкий бортик и прикрыв глаза. Даже если бы Пауль Делорм вдруг стал невидимкой, он бы все равно почувствовал его присутствие. По тому, как становится труднее дышать, как воздух становится иным, как все существо маркиза собирается и готовится к борьбе.
Зелье действовало. Как ни горяча была вода, вскоре она стала казаться Гастону ледяной, такой жар плавил каждый дюйм его тела...

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2017-04-01 19:23:12)

+3

15

Сидя на краю ванной, Делорм улыбаясь, смотрел на бокал, с обманчиво ленивым видом следя за тем, как его содержимое исчезает между губ маркиза.
- У герцога Боргезе много талантов и это один из них. Это средство превратит тебя в послушного наложника, во-всяком случае в эту ночь.
Забрал опустевший бокал и поставил на маленький стол. По-хозяйски отведя в сторону длинные светлые волосы Гастона, полковник коснулся его груди, скользя пальцами по влажной разгоряченной коже и ему почудилось, что по напряженному телу его невольного гостя прошла легкая дрожь.
- Слишком много бунтарского в тебе, маркиз де Анже. И я все еще в раздумье, каким способом будет лучше тебя приручать? Лаской? Думаю, нет...
Делорм легко улыбнулся, продолжать скользить под водой ладонью по животу и обнаженной груди молодого человека, заставляя испытывать совершенно противоположные чувства.
- Тебе больше подойдут насилие или боль. И как бы ты не убеждал себя, что тебе это лишь мерещится, ты испытываешь возбуждение, когда я тебя касаюсь, наказываю или беру. Хоть ты и хочешь меня убить.
Полковник опустил руку ниже, пройдясь рукой по обнаженным бедрам Гастона, спокойно убеждаясь, что его плоть поднялась.
Раздумывая, почему до сих пор не отправил этого красавца в Альканар, где заниматься его дрессировкой было б намного вольготней, а к его услугам было бы намного больше дополнительных средств, полковник убрал руку с его тела, поднялся с мраморных плит, взял со столика мягкое полотенце и бросил его Гастону.
- В твоих интересах принять это, как должное, Анже, и смирить свой бантарский дух. Тебе стоит запомнить, что ты сегодня здесь не в последний раз. А сейчас... хватит нежиться, поднимайся. Пора поблагодарить меня за то, что я собираюсь вытащить из застенков твоего черноглазого протеже.
Делорм подошел к двери и приглашающим жестом распахнул ее в спальню.

+3

16

Рука Делорма касалась тела маркиза, умело, уверенно… Анже чувствовал, как его тело отвечает.  И тут опять Пауль был прав – оно отвечало и без зелья Боргезе. Гастон даже мог сказать, когда это случилось впервые. В то утро он возвращался от Филиппа, вполне довольный собой и прошедшей ночью, полный сил и вот этой пьянящей уверенности в своих силах, которую дают новые любовные победы. Глава тайной полиции забрал его в Альканар, для «ознакомительной прогулки». Но да, бунтарский дух Гастона был достаточно силен, чтобы противится этому.
Так для чего же было необходимо зелье Боргезе? Чтобы освободить тело, или дать волю душе?

- А ты сам, Пауль?
Маркиз на мгновение перехватил руку, блуждавшую по его груди. Серые глаза блеснули почти былым непокорством. «Почти», потому что зелье действовало, как действовало на Гастона и присутствие Пауля Делорма.
- Ты сам о чем сейчас думаешь? О благе Камбрии? О том, чтобы примерно наказать бунтаря и изменника? Я не верю.
Для блага Камбрии существовали темницы, подвалы и палачи. Официальные приговоры, эшафоты, пытки.
Хотя, в каком-то смысле все происходящее, безусловно, было пыткой для маркиза де Анже.
В жарком, зыбком тумане ванной комнаты, змеи на барельефе словно жили, сплетаясь в каком-то  порочном сладострастии. Поднимаясь из воды, Анже чувствовал, что у него кружится голова. Не слишком сильно. Куда сильнее было желание, пульсирующее в крови.
В прошлый раз его удерживали шнурки и петля на шее. Сегодня – только слова. И – как оправдание – мысли о Рике. И что было крепче?

Отерев тело полотенцем, и обернув его вокруг бедер, Анже прошел в спальню. Замер возле кровати, спиной чувствуя приближение своего врага. Сердце билось глухо и часто. Потребовалось усилие, чтобы повернуться и взглянуть ему в глаза.
- Время покажет, последний раз, или нет, Делорм. Но в одном ты прав. Сейчас я здесь.

+3

17

-А ты сам, Пауль? Ты сам о чем сейчас думаешь? О благе Камбрии? О том, чтобы примерно наказать бунтаря и изменника? Я не верю.
Делорм внезапно взглянул на него, будто увидев призрак, лицо застыло, а на какой-то момент взгляд помрачнел так, словно из этой черной души вдруг проглянула адская тьма.
- Ты не поверишь, если я расскажу.
По его голосу было заметно, что в углубляться в подробности он и не собирался. А в следующее мгновение полковник уже взял себя в руки и снова стал сам собой.
- Возможно, ты не поверишь, но сейчас я думаю в первую очередь о собственном удовольствии. Но одновременно мое удовольствие станет и твоим наказанием, Анже. Разве нет? Я буду наслаждаться твоим телом, делать с тобой все, что захочу, и ты, может быть, и против собственной воли, но будешь мне отвечать.
Подождав, пока маркиз выберется из воды, полковник проследовал за ним в спальню, не спуская предвкушающий взгляд с полуобнаженной стройной фигуры, словно сошедшей с полотна какого-то итальянского живописца.
- Время покажет, последний раз, или нет, Делорм. Но в одном ты прав. Сейчас я здесь.
Полковник подошел сзади так близко, что горячее дыхание обожгло шею. Сильная рука, на сей раз без перчатки, деловито прошлась по торсу молодого человека вверх, остановившись в районе сердца, бившегося, как пойманная птица, в груди. Делорм улыбнулся и сдернул с него прочь полотенце, прошелся рукой по спине, коснулся слегка напрягшихся ягодиц, стиснул их до боли, а затем подтолкнул Гастона к кровати.
- Это тебе не понадобится. Располагайся. Ты знаешь, какую позу нужно принять...

+3

18

Почувствовав дыхание на своей шее, Анже закусил губу, но все равно, тихий стон не удалось сдержать.  Проклятое зелье делало свое дело, взяв в союзники те тайные желания молодого маркиза, в которых он боялся признаться самому себе. Но Пауль был прав, это было для него еще более тяжким наказанием, чем прошлые развлечения полковника. Хотя в тот вечер он едва стоял на ногах, покидая особняк Делорма, он горел яростью и ненавистью.

Сейчас он горел иным. И прикосновения Пауля Делорма помимо воли воспринимались иначе – как нечто необходимое, заставляющее желать большего.
Плечи, спина Гастона закаменели, плоть напряглась до боли, надкусанные губы алели на бледном лице. Прежними, мятежными, были только серые глаза, хотя и они посветлели под воздействием возбуждающего напитка, как истаявший лед. Бой за тело был проигран, но Анже отчаянно боролся за свою душу.

Делорм подтолкнул его. Лёгкого толчка было достаточно, чтобы маркиз потерял равновесие, уперся ладонями о край кровати. Но, сев, он взглянул в лицо полковнику.
- Не знаю. Если хочешь от меня… чего-то… говори, что. Я не твоя игрушка, чтобы предугадывать твои желания, Пауль.
Имя врага на губах горчило, как богохульство, как проклятие. Но так и должно было быть. Анже не видел, не мог видеть себя со стороны. И хорошо, что так, лучше ему было не знать, какое болезненное желание читается в его взгляде, скользящему по фигуре в черном шелковом халате, по  смуглой груди, по лицу, отмеченному шрамом.

+3

19

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+4

20

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

21

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

22

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

23

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

24

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

25

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

26

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+2

27

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

28

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2017-04-15 23:31:08)

+3

29

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

+3

30

К концу этой ночи Анже чувствовал себя… раздавленным. Фантазии Пауля Делорма вычерпали его до самого дна, не позволяя ограничится спасительным равнодушием, забирая всего. Против воли – но всего. Траурная, черная парча алькова, с одинаковым равнодушием глушила  и громкие крики, и тихие стоны.
Но вот, с насмешливым скрежетом, цепи отпустили своего пленника и убрались в свое гнездо, где-то под потолком. Анже достаточно было позволить себе соскользнуть за край, и его разум тут же охватило бы беспамятство, спасительное и милосердное. Более того, тело его жаждало, как умирающий от жажды алчет глотка воды, но Гастон все еще держался. Держался на той невероятной гордости, которую, наверняка, поставят ему во грех на Страшном суде.

- Прощай, Пауль, - прошептал он вслед искусанными, иссохшими губами, когда его мучитель ушел.
И тихие слова эти вызвали в измученном теле странную судорогу, будто причинили боль тому, кому и так досталось за эту ночь достаточно боли.
Два часа… Двух часов вполне достаточно, чтобы найти в себе силы, кое-как одевшись, покинуть покои Делорма.

Думать о том, что сказал ему полковник,  тем более, делать вывод из сказанного им, у Анже не было сил. В одном он был уверен, Рик нынче сменит Альканар на покои во дворце. Будет ли он тут в большей безопасности – еще вопрос, но пусть дворец  те еще застенки, но все же – не тюрьма. Возможно, ему следовало бы дождаться Риккардо, как-то объяснить ему  такие перемены в его судьбе, но Анже не мог. Может быть, завтра. Нет, он не сомневался в том, что Рик стоит его жертвы. Он стоил любых жертв. Но в чем Гастон сомневался – было ли то, что случилось нынче в спальне полковника жертвой? Или же Делорм дал ему возможность так считать для успокоения совести?

Но некоторым вопросам суждено было остаться без ответа. Во всяком случае – пока…

+3


Вы здесь » Доминион » Королевский дворец » [16.05.1701] Этюд в кровавых тонах