Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Ватикан и прочие злачные места Европы » Под знаменем флердоранжа


Под знаменем флердоранжа

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s4.uploads.ru/HTBhV.jpg

Время и Место:
Главная гавань Альбиона, столица Альбиона, корабль "Пандора" и порт Камбрии.

Участники:
Принцесса Александра и многие другие.

События:
Прибытие принцессы Альбиона в Камбрию и странные события, его сопровождавшие.

0

2

Они прибыли в порт Альбиона ближе к ночи, но никто здесь не спал. В освещенной яркими огнями, празднично украшеной гавани четыре огромных военных корабля, что должны были везти принцессу навстречу ее судьбе, выглядели четырьмя всадниками Апокалипсиса, мощными и строгими, с несколькими рядами пушек, но ради грядущего празднества убранными гирляндами белых, как снег, цветов.
Такими же цветами была убрана и сама гавань, и их белые лепестки казалось излучали таинственный фосфорический свет, мерцая то тут, то там, подобно огням святого Эльма.
Флагман камбрийского флота, шеститонная линейная "Пандора", так вольготно чувствовавшая себя в открытом море, а здесь казавшаяся массивной и неуклюжей, первой зашла в главный порт Альбиона, сразу ставший маленьким и неуютным. Следом шли еще три корабля, совсем еще недавно сошедшие с верфей, заняв собой все свободное пространство и оттеснив более скромные торговые суда.
Гавань была так плотно запружена восторженным народом, встречающих дорогих гостей, что королевской страже с помощью пик едва удавалось сдерживать для прибывших узкий проход до ждавших их карет.
- Да здравствует наша принцесса Александра и будущая королева Камбрии!
- Да здравствет его величество король Эдуард! Долгих ему лет жизни и здоровых наследников!
В столице Альбиона по случаю отбытия принцессы гуляли уже второй день. Из погребов для народа извлекались бочки вина, раздавались сладости и огромные сдобные хлеба, что многие могли позволить себе лишь по большим праздникам.
В город съехались бродячие артисты и музыканты со всей страны и все площади, и дворы взрывались от смеха, наблюдая за ужимками разномастных Коломбин, Арлекинов, Пьеро, и прочих представителей актерской братии, старавшихся во всю и лезущих из жил во славу царствующих особ, а главное, своих собственных карманов, которые во время подобных событий наполнялись особенно быстро.
-Да правда ли, что король Камбрии будет спать с нашей принцессой? Говорят, он у них не по этому делу! - с пьяным смешком громко выкрикнул кто-то в толпе, но несколько возмущенных голосов тут же заглушили его. Особенно возмущались зашикавшие на негодника женщины. Все любили юную принцессу и вполне искренне желали ей  счастья, а богатые дары камбрийского короля для Александры, которые на днях продемонстрировали народу, и теперь вот эти огромные прекрасные корабли казались им предвестниками настоящего счастья для их любимицы. Счастья, которого сами они никогда не имели.
- Ненавижу эти придворные церемонии... - пробормотал Фернан, скучающе устраиваясь в роскошной карете  напротив молодого человека, которого отправил Делорм вместе с ним. Всю дорогу юноша был задумчив и, как казалось Вальдесу, немного грустил, что было совсем не к месту в такой момент. Но, понаблюдав за парнем во время пути, адмирал, как ему показалось, догадался об истинной причине этой плохо скрытой печали.
- Если я правильно понял, мой юный друг, вы какое-то время жили при Альбионском дворе? - словно невзначай спросил он, опираясь на шпагу так же непринужденно, как если бы опирался на трость.

+7

3

Сказать, что виконт нервничал - это значит не сказать ничего. Молодой человек был в панике. Дело было не в том, что они оказались в Альбионе, стране, вернуться в которую для Алана казалось невыполнимой сладостной мечтой. И даже тот факт, что он увидит Александру, и непросто увидит, а окажется, как когда-то в детстве рядом с ней, сможет как в бытность пажом служить ей, предугадывая желания, мерк по сравнению с тем, какой страх испытывал Аллан после беседы с полковником Делормом. Это была не просто паника, это был животный ужас. Полковник внушил страх еще в первую встречу, хотя и был вежлив, добр и даже предупредителен. Но, возможно, именно этим и напугал виконта. А следующая встреча окончательно убедила Фонтейна в том, что Делорм - страшный человек. Для которого все вокруг лишь средства для достижения его целей, которые он полагает высшими. Настолько, что даже человека, которого искренне называл своим другом засадил под арест, вызвав предварительно на дуэль и едва не убив его. Эту дуэль Аллан видел из своих окон. Он сам был неплохим фехтовальщиком и видел, что эти двое дрались в полную силу. Такие схватки виконту доводилось видеть не часто и он остался под впечатлением от увиденного. А потом подслушал беседу слуг и узнал, что противником полковника был его давний друг, и этот друг в плену у полковника. Страшно было даже подумать, что же делает Делорм со своими врагами, если так обходится с друзьями.
Но не смотря на страх, Фонтейн выслушал все, что Делорм ему говорил и к порученному заданию отнесся очень серьезно. У него были мысли ступив на Альбионские земли, бросить все и бежать. Броситься в ноги Генриху и молить его выслушать, молить спрятать куда угодно, хоть в тюрьму, лишь бы не добрались до него люди начальника камбрийского тайного сыска. Но обдумав все бессонной ночью, Алан пришел к выводу, что это глупо и бессмысленно. Абсолютно бессмысленно. Все, что должно было случиться - случится. Он для Делорма лишь маленький винтик. Оччччень маленький. Просто ему повезло (или не повезло, как посмотреть) оказаться еще и очень удобным для целей полковника винтиком. Но при этом, таким, который легко заменить другим. А что касается задания... Александра заслужила счастья, признания и... власти. И все это она может получить... если примет помощь полковника. В противном случае ее жизнь станет несчастной и, возможно, очень короткой. Этого Аллан допустить не мог.
- Ненавижу эти придворные церемонии...
- Простите, что? - Фонтейн поднял на адмирала глаза. Он ухитрился пропустить что говорил Вальдес, погруженный в свои размышления и взгляд виконта стал виноватым.
- Если я правильно понял, мой юный друг, вы какое-то время жили при Альбионском дворе? Стоило адмиралу напомнить об этих чудных днях, как Аллан сразу улыбнулся. В те дни у молодого байстрюка было много печалей и горестей, обид унижений и боли, но, все равно, было много того, что он вспоминал с теплотой и удовольствием.
- Да, месье Вальдес. Вы все правильно поняли. Меня приставили ко двору в детстве. Пажом их величества и ее высочества. - Аллан снова улыбнулся. - А потом родители умерли и я покинул службу.
Очень кратко описал свою жизнь Фонтейн и смял перчатки в руках, стараясь унять нервное напряжение. А не слишком ли он много на себя взял? А что если данное полковником поручение окажется ему не по силам? Кто он такой, что бы к нему прислушивалась будущая королева Камбрии? Такие мысли нисколько не добавляли уверенности в себе.

+5

4

Неделя суеты во дворце закончилась для Фредерики беспокойной ночью. Сон долго не шел. Ее готовили с детства к тому, что рано или поздно она покинет дворец, оставит своих родителей и станет чьей-то женой. И жить ей придется не просто в другом доме, а в другой стране. Она это знала всегда, но когда настал этот момент оказалась совершенно не готова. Воспитание не позволяло показывать чувства на людях, но сколько слез впитали подушки знала только сама Александра. А ходившие по Альбиону сплетни об Эдуарде - ее будущем муже кинжалами вонзались в сердце девушки. А сочувственные взгляды и перешептывания придворных дам только ухудшали ситуацию. У ее высочества пропал аппетит, а потом и сон. Эта неспокойная ночь была уже не первой, но - самой худшей. Сначала Александра не могла долго уснуть, а когда все же измученная мыслями и страхами, провалилась в сон, то он был полон кошмаров, навеянных все теми же страхами и сплетнями. Как можно стать женой и жить с человеком, который казнил собственного дядю? А злые языки не только приписывали Эдуарду пристрастие к содомитским игрищам. Да и не было это просто сплетнями. Эдуард во всеуслышание при послах представил своему двору фаворита. Говорят, чертовски красивого и наглого дворянина. А теперь эти же злые языки укладывали в постель Эдуарда даже его собственную тетушку, мол это и было истинной причиной для смертного приговора Филиппу.
Генрих сразу заявил, что не верит ни единому слову и запретил даже заикаться при нем о чем-то подобном. Но на каждый роток не накинешь платок. Ну, а то, что сам Эдуард прошел школу мужской любви в объятиях главного палача Камбрии, теперь не отходившего от короля и направлявшего его во всем, так это Александра слышала уже столько раз, что смирилась. Как смирилась и с тем, что всегда будет для ее будущего мужа после его фаворита и прочего-прочего-прочего. Смирилась разумом, но не сердцем.
И когда ее разбудил солнечный луч, пробившийся сквозь щель в занавесках, принцесса обрадовалась, хотя любила утренний сон. Но сейчас хотелось избавиться от кошмаров. Дремавшая в кресле служанка тоже проснулась, стоило Александре откинуть одеяло.
- Ваааааааше высочество! - В голосе Тинни звучала укоризна и сочувствие. - Нельзя же так. Вон какие синяки под глазами!
Девушка тут же принялась суетиться, подав Александре халат она тут же выбежала что бы принести таз для умывания и лед, что бы убрать эти ужасные следы беспокойной ночи. В спальне принцессе не хотелось находиться она тоже решила выйти в будуар, но тут же замерла, прижавшись к двери. Она никогда не слышала такого пронзительного и громкого крика. Тинни вообще была тихой девушкой. Тут же загремели оружием ворвавшиеся стражи, они окружили Александру, оттеснили от стола продолжавшую визжать служанку и принялись обыскивать комнату. Причина переполоха обнаружилась сразу же. На столе, прямо на центре лежала Шерри. Гранциозная Шерри, любимица принцессы, аббисинская кошка редкого серо-голубого окраса. Нерис как-то говорила принцессе как он называется, но она не запомнила. И вот теперь кошка была мертва. Кровь из ее перерезанного горла растеклась по белоснежной скатерти.
Александра больше не могла сдерживаться, она всхлипнула и уткнулась в грудь ближайшего офицера. Слезы рекой текли из глаз принцессы, а в комнату уже спешила королевская чета.

+5


Вы здесь » Доминион » Ватикан и прочие злачные места Европы » Под знаменем флердоранжа