Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Лотария или Нижний город » [19.05.1701 года] Души прекрасные порывы


[19.05.1701 года] Души прекрасные порывы

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Мой друг, я дам тебе совет: души прекрасные порывы.
http://www.jr1.ru/i/orig/18268-5000x3556.jpg
Время: Сразу после сражения на Арене, вечер.
Место: Таверна Золотые рога, Лотария.
Действующие лица: Все желающие.

0

2

Пирушка для гладиаторов после битвы на Арене была такой же старой традицией, как сама Арена. Победители, и те из побежденных, кто остался в живых, больше всего желали сбросить с себя кровавую мантию дня. Утопить напряжение в вине, смехе, и всем прочем, что готова была предоставить Сантиана своим героям. И по той же традиции оплатить пирушку мог кто-нибудь из покровителей бойцов. Анже всегда охотно брал на себя эти расходы. Во-первых, ему нравилось общество этих людей – далеких от двора и придворных интриг, во-вторых, ему это добавляло популярности среди жителей Нижнего города, и этим не следовало пренебрегать. Никогда не знаешь, как повернется жизнь, и чья дружба спасет тебя завтра.

К «Золотым рогам» гладиаторы под веселым предводительством Сен-Маля подошли толпой, распевая песни, хватая на улице хорошеньких девиц, и не было тем вечером в Лотарии ни одной, что отказала бы им в поцелуях. Они побывали на краю смерти и вернулись живыми… это ли не чудо?
Хозяин «Золотых рогов» уже ждал гостей. Сегодня весь немаленький зал трактира был предоставлен в их полное распоряжение, винный погреб забит вином, пивом, ромом, на вертелах жарились поросята, перепела, а во дворе – в большой яме, исходил соком на углях говяжий бок. Музыканты в углу уже наигрывали что-то веселое, а собаки и шлюхи набегут сами – эти всегда чуют, где можно поживиться. Хотя, обычно о шлюхах маркиз де Анже тоже заботился, вызывая девиц и мальчиков не откуда-нибудь, а из Верхнего города. И те не отказывались!

Анже ласково подтолкнул вперед Доминика, на темных волосах которого блестел золотой венок победителя, а на плечах – синий плащ. Не тот, что отправился в могилу с Кратоном, упокой Господь его душу, а тот, в котором Анже пришел на Арену. Расшитый серебром и с сапфиром в пряжке.
- Это твой вечер, Чужак. Наслаждайся. Сегодня здесь все для тебя.
Он и сам собирался сделать то же самое. Почему нет? Сегодня он жив, с ним его друзья – Этьен, любопытный как портовый кот, тоже не отказался поучаствовать в пирушке – а завтра? Кто знает, что будет завтра? Так пусть этот вечер длится как можно дольше.

+3

3

Для Доминика все происходящее казалось каким-то сном. Но сном красочным, сказочным. И он позволил себя увлечь, следуя за маркизом де Анже по лабиринту этого нового, незнакомого для него мира, понимая, что сегодня, возможно, приблизился еще на шаг к своей цели – найти сестру. Хотя бы уже потому, что остался жив.
К «Золотым рогам» сегодняшние соперники по Арене подошли друзьями, почти братьями. Правда, Доминик понимал, что это ненадолго, сегодняшний вечер пролетит, испарится, оставив после себя только воспоминания. Они снова встанут друг против друга в бою, и снова придется решать, кому жить, кому умереть.

Его подтащили к столу, усадив в высокое кресло. К облегчению сицилийца, его новый покровитель сел рядом, посмеиваясь над поднявшейся суетой. Казалось, заговорили все разом… Гладиаторы, трактирщик, запели и заиграли музыканты. Десятки рук потянулись к вину и мясу. А он сидел и теребил застежку плаща. Если продать этот сапфир – его поиски Катарины станут быстрее и успешнее, люди охотнее рассказывают то, что знают, если им предложить в благодарность монету-другую.

В дальнем углу, сгорбившись, сидел Германец. Судя по стоящему перед ним кувшину с вином, он больше всего на свете желал поскорее напиться.

Тем временем, двери таверны распахнулись, впустив десяток красивых девиц в платьях с такими низкими вырезами, что удивительно, как они держались на их телах. Одна подплыла к Доминику, обмахиваясь веером. Подведенные черной краской глаза жадно ощупали фигуру молодого гладиатора.
- Доминик Донато, Чужак, - пропела она чуть хриплым голосом. – Меня зовут Дезире. Сегодня я исполню любые твои желания.
В черные волосы было воткнуто алое перо. Чем-то, неуловимо, она напомнила Доминику Катарину, и он отшатнулся.
- Не сейчас… позже.
Обижено надув губы, Дезире упорхнула искать более сговорчивую добычу.

Рядом потягивал вино и переговаривался с приятелями маркиз де Анже и Доминик осторожно коснулся рукой его плеча.
- Синьор… господин маркиз… а если в Сантиану привозят красивую невольницу, куда она попадает потом?

На подмостках пели:
О тех, кого сегодня нет – мой друг, не забывай,
Кто умер на песке Арены – тот попадает в Рай.
Когда пронзают нас мечи – толпы мы слышим смех.
Здесь каждый погибает сам, лишь  бог – один за всех.

Откуда уж взялось это странное поверье, что один из понтификов издал специальную буллу, что умирающие на Арене приравниваются к сражающимся за веру, а следовательно, безгрешны? Наивная сказка, если так подумать, но в Сантиане в нее верили крепче, чем в Отче наш.

+2

4

Владелец «Золотых рогов» знал чем прельстить посетителей и Этьен пожалел, что до сих пор его зад не осел за широким дубовым столом этого заведения, а желудок не был полон ароматных яств и вина, подаваемых тут.
Кратону не повезло, но, похоже, что Сен-Маль не очень расстроился. Чужак действительно был хорош.  Его победа на Арене была вполне заслужена. У Этьена даже мелькнула мысль взять несколько уроков владения мечами, причем именно сразу двумя.  Но это потом, все потом, а сейчас – виват победителям!
- Хозяин! Победителям жаркого и вина за мой счет!
Этьен де Ренси все еще был под впечатлением от зрелища, развернувшегося на Арене. Поговаривали, что во дворце есть Колизей, но граф никак не мог представить, что там разворачиваются такие же азартные бои. Народ – вот главный ценитель мужества, силы и смелости.
Звучала музыка, пелись песни, жизнь была прекрасна. Пусть и не все это разделяли. Один из победивших тупо напивался, впитывая вино, словно губка. Пил и не пьянел. Что ж, каждый выбирает досуг себе сам.
Этьен же поманил отвергнутую Чужаком девицу и усадил себе на колени.
- Дезире – означает желание?
- Да, красавчик, а ты откуда знаешь? – Защебетала девица, решившая, что не прогадала, получив отказ гладиатора. Пусть тот и обладал шикарным телом, но кто знает, может он избегает ласк дочерей Евы, предпочитая сынов Адама.
- Мне достаточно посмотреть было в твои глаза, - улыбнулся Этьен проводя пальцем по краю низко вырезанного корсажа.
- А ты догадлив, - вздохнула Дезире, обнимая за шею мужчину. – Как тебя то зовут?
- Для тебя Этьен, - де Ренси от души поцеловал девицу и запил поцелуй бокалом вина.
- Гастон! Твое здоровье! – Этьен поднял очередной бокал вина.
- За маркиза Сен-Маля!
- Да здравствует маркиз!
Присутствующие с удовольствием поднимали бокалы за Гастона Сен-Маля.
- За ваше здоровье маркиз, - Дезире стрельнула глазками, сожалея, что не догадалась урвать себе кавалера на этот вечер познатнее и богаче, чем просто какой то Этьен. Хотя тот и выглядел, как дворянин, но все равно ей достался не главный приз на этом празднике жизни.

+3

5

Анже смеялся, и охотно пил с каждым, кто тянулся к нему оловянными кружками. Подмигивал Этьену, приласкавшему красавицу Дезире. Но вот Доминик Донато дотронулся до его плеча, и Гастон, чуть нахмурившись, выслушал вопрос сегодняшнего героя.
Обычно герои спрашивали одно и то же. Как лучше потратить деньги. Как познакомиться с приглянувшейся дамою… Чужак и тут сумел его удивить.
- По-разному может быть. Если девушка  молода, невинна и красива, то ее могут купить в Верхний город, там такое в цене. Обычно девственниц и  девственников распродают по частным гаремам и дорогим борделям, очень дорогим.

Дезире, самая многообещающая из сантианских молодых куртизанок, кокетничала с Этьеном. Кто-то из гладиаторов, прокричав хвалу маркизу де Анже, пустился в пляс – ну, или то, что можно было при некотором допущении назвать таковым. Гастон, пожалуй, впервые, внимательно взглянул на свое новое «приобретение».
Доминик был молод, красив, силен, но было в нем еще что-то, трудно поддающееся определению, но определенно вызывающее симпатию маркиза де Анже. Прежде всего, он не был одержим жаждой крови… но при этом умел побеждать.

- Почему ты спрашиваешь меня об этом, Чужак? Есть кто-то, кого ты ищешь?
У каждого свои тайны, и у Гастона, по правде говоря, хватало своих.  Но было в этом молодом гладиаторе нечто, что заставляло Сен-Маля задать этот вопрос.

- Осторожнее, Этьен! Дезире – опаснейший цветочек! Она предпочитает удобрение из золота, иначе отказывается цвести, не так ли, моя прелесть?

Анже ласково ущипнул куртизанку за смуглую щечку, покрытую пудрой, и снова обратил свой взгляд на Чужака.
Между бровей залегла едва заметная складка. Что-то в этом молодом простолюдине тревожило воображение маркиза. Хотя, может быть, это были издержки вина и сегодняшней жары.

+2

6

Закончилась одна мелодия – началась другая, с томным постукиванием кастаньет, с перебором лютневых струн. Одну из куртизанок подняли на стол и она начала танцевать. Колыхались юбки, поднимаясь все выше, обнажая ноги в красных шелковых чулках… гладиаторы кричали, стучали кружками, требуя еще.. еще выше, еще!
Доминик не смотрел. Он обдумывал слова маркиза Анже, пытаясь представить свою сестру в борделе, или беспомощной игрушкой какого-нибудь богача… да, вроде Гастона де Сен-Маля. Хотя, наверное, может быть и хуже, раз уж Сен-Маля любили даже в Нижнем городе.

- Ваше здоровье, маркиз, - присоединился он ко всеобщему чествованию. – Я буду носить ваши цвета и постараюсь делать это достойно.
После того, как маркиз предложил ему свое покровительство, с таким же предложением к Доминику подошли еще трое. Но он отказался. Во-первых, потому, что  уже дал слово Гастону де Сен-Малю, во вторых, как ни странно, маркиз ему нравился. Раздражал своими манерами, но его лицо, голос, взгляд – располагали к откровенности, бог уж знает, почему.
- Вы спросили, ищу ли я кого-то… да, я ищу, месье маркиз. Свою сестру. В этом году ей должно было исполниться пятнадцать. Ее украли два года назад и привезли сюда, в Сантиану. А что с ней случилось дальше – я не знаю. Но должен узнать.
Не важно, в какую грязь кинули его сестру, он ее найдет, и он ей поможет. Главное, чтобы Катарина была жива. Все остальное поправимо.

С кокетливым смехом девица развязала ленты на юбке и она упала на пол вместе с короткой юбкой из обручей и шелковых лент. Оставшись в корсаже и чулках, она с притворным гневом отбивалась веером от жадных рук разгоряченных мужчин. И было непохоже, будто ей это не нравилось. Доминик попытался представить на ее месте сестру…  В груди словно что-то взорвалось и он поторопился залить этот огонь вином.

+1

7

- Гастон, ты думаешь, я буду довольствоваться скромными полевыми цветами, когда тут такая орхидея? – Этьен отодвинул прядь волос с шейки Дезире, демонстрируя ее безупречную линию. Куртизанка еще грациознее повернула голову, склонив ее к плечу, демонстрируя свою красоту.
- Такой шелк кожи нуждается в особом уходе и удобрениях, - де Ренси поглаживал Дезире вдоль изящно изогнутой шейки, напоследок задержав руку на ее груди. Декольте платья было сильно вырезано, а корсет умело приподнимал женский бюст так, что мужской руке было удобно ласкать женскую грудь.
- Аах, - Дезире закатила глаза, не скрывая своего наслаждения.
- Маркиз, вместо золота я могу принять в дар и драгоценные камни, - томно проворковала Дезире, заметив на руке Сен-Маля красивый перстень с розовым камнем.
Де Ренси не особо прислушивался к разговору Чужака с Гастоном. Гладиаторы, выжившие сегодня в сражениях тоже получали поздравления, чествования. Девицы «Золотого рога» тоже собирали свой урожай, получая и заработок и удовлетворяя свое тщеславие. Одна из них танцевала на длинном общем столе, ловко задирая юбки показывая белые бедра то одному, то другому, распаляя их, но никому ничего не обещая.
Дезире снисходительно смотрела на свою товарку.
- Это Розита, - шепнула она Этьену. – Она может эмм… погасить свечу сев на нее, но я предпочитаю иные свечи, - ручка Дезире скользнула вниз, явно намекая, что она хочет сказать.
Танцовщица же тем временем осталась в корсаже и чулках. Желающих заполучить ее увеличилось, слышались предложения избавить ее от тесного корсажа. Та игриво отбивалась веером, но лишь до тех пор, пока нубиец, не схватил ее, перекинув через свое плечо. Он был один из победителей, а победителей не судят, кроме того, он уже был изрядно пьян. Одним движением руки он освободил край стола, смахнув все с него на пол. Куртизанка была в его руках, словно тряпичная кукла. Скоро на пол упал и корсаж, обнажив все еще красивое тело куртизанки. Нубиец не стал долго любоваться на то, что открылось его взорам. Ему нужна была женщина. Раздвинув ее бедра и переместив к краю стола, гладиатор одной рукой ласкал ее, а второй торопливо расстегивал свои штаны. Окружающие лишь подбадривали победителя и делали комплименты распластанной на столе красотке.
Дезире лишь хмыкнула и нежнее прильнула к Этьену, не забывая при этом игриво посматривать в сторону маркиза. Ей явно не хотелось оказаться на месте Розиты, чьи крики были слышны. Если присмотреться, то в зале некоторые парочки уже предавались любовным утехам, ничуть не смущаясь присутствующих.
- Гастон, как ты думаешь, этот цветок хорошо будет смотреться в дворцовых залах? – спросил Этьен поглаживал сидящую у него на коленях Дезире по спине. Ему пришла в голову озорная мысль. При дворе столько дам, похожих на шлюх, так можно ли выдать шлюху за благородную даму?
А веселье все больше набирало размах, принимая вид безудержной оргии.
- Лучия! – Крикнула Дезире и к ним направилась стройная блондинка, которой на вид было не больше семнадцати лет, копна мелко вьющихся волос пепельного цвета была рассыпана по ее плечам. Корсаж был низко вырезан, а сквозь шелк рубашки угадывались весьма приятные округлости. Короткая юбка позволяла видеть лодыжки и небольшие ступни, обутые в изящные туфельки.
- Это Лучия, она здесь недавно и хозяйка не разрешает ей ни с кем развлекаться по-настоящему, но ее можно угостить вином и делать все что угодно, кроме самого … эмм… финала. - Дезире хоть и была родом из деревни, но в присутствии таких господ старалась выражаться изящно.

+2

8

Значит, сестра. Что ж, Доминику Донато предстояло совершить подвиг, о чем он и сказал гладиатору, добавив:
- Но ты не отчаивайся. Сантиана велика, невольники тут в цене, но, покупая красивую девушку, ее не будут прятать, а выставят на показ, для клиентов или для собственного удовольствия.  Думаю, я смогу тебе помочь, Чужак. Раз уж ты носишь мои цвета.
Рассмеявшись, Анже потрепал гладиатора по плечу. Обнаружить в этом умелом и хладнокровном бойце что-то человеческое было неожиданно и приятно. Так почему бы и правда не помочь ему найти сестру? Маркиз решил,  что его это даже развлечет.
А развлечения в трактире уже набирали силу и размах.
- Дезире будет прекрасна в любых интерьерах, Этьен, и в любом наряде, а так же без него. Но тут что-то становится душно. Может быть, вернемся в Верхний город, граф? Возьмем с собой Дезире, Лучию, раз уж ее невинность нужно блюсти, и вон ту красавицу. Пойдешь с нами, Чужак? Или хочешь остаться со своими товарищами? Тут за все заплачено, можно развлекаться хоть до следующего вечера.
Гастон поманил куртизанку, та подошла, призывно  улыбаясь. Вот за эти улыбки Сен-Маль не слишком любил гулящих дам, даже самые искренние все равно были фальшивыми, но это не значило, что он не отдавал должное их талантам.

После шума трактира улица почти оглушала тишиной. Трактирщик дал благородным господам с собой корзину с бутылками вина, сожалея только о том, что бои на Арене проводятся не каждый день, а значит, не каждый день ему так щедро платят… а иначе бы – живи и радуйся!
Вечер был теплым, наполненный запахами цветов. Анже шел, расстегнув камзол, то нашептывая смеющейся Дезире непристойности, то откровенно подбивая на эти непристойности Доминика. И не нашлось бы на улицах Лотарии никого, кто бы не знал сегодняшнего героя Игр в лицо, и встретив, не поприветствовал его радостными криками. Верхний город, напротив, встретил их благопристойной тишиной. Лишь из приоткрытых окон лилась тихая музыка или доносился женский смех, да изредка по улице проезжали позолоченные кареты.
Анже присел на мраморный бортик фонтана. В фиолетовом полумраке Леда отдавалась лебедю и делала это весьма искусно.
- Добро пожаловать в  Верхний город, Чужак. Скоро ты станешь здесь частым гостем, но знаешь, в наших гостиных тебя поджидает не меньше опасностей, чем на Арене. Так что не обольщайся этим внешним блеском – за позолотой тлен, за улыбками яд.
Вода журчала, словно лебедь что-то говорил Леде. Набрав горсть воды, Анже брызнул ею на куртизанок.
- Тут всегда холодная вода, даже в летний полдень. А вот вы так горите, дамы, что вам явно стоит охладиться!

+2

9

Дезире ничего не имела против прогулки в Верхний город, тем более в такой компании. Кто знает, может ей сегодня удастся выспаться на шелковых простынях или все-таки заполучить победителя гладиаторских боев. Этьен был, бесспорно хорош, маркиз, которого сегодня чествовали в трактире тоже, но Доминик Донато превосходил их. В нем чувствовалась именно та сила, которой хотелось подчиниться женщине.
Воздух майской ночи был поистине упоителен, особенно после пропахшего винными парами, табаком, мужским потом и дешевыми женскими духами трактиром.
Видя, что Этьен предпочел ей скромницу Лучию (ну, ну фиг что он получит от нее, кроме поцелуев), Дезире все свое внимание уделила маркизу, с деланным смущением слушая его непристойности и смеясь, строила глазки Доминику.
Фонтан на Большой площади Верхнего города она видела десяток раз, но сегодня  Дезире смотрела на него, словно впервые. Брызги холодной воды отвлекли ее от этого занятия и Дезире, зачерпнув горсть воды, брызнула в ответ на маркиза, а сама быстро спряталась за спину Доминика, словно случайно обняв его со спины руками. Даже через ткань его одежд чувствовался рельеф мышц, и она почувствовала желание увидеть его обнаженным.
- О! Ты такой сильный, - прошептала куртизанка, прижавшись грудью к спине Доминика, и, словно случайно проведя рукой вдоль его паха.
- Аха-ха-ха!!! - Звонко засмеявшись Дезире подбежала к бортику фонтана и взобралась на него.
- О, да! Я вся горю! Мне жарко! – продолжая смеяться, куртизанка быстро расстегнула корсаж и бросила его на площадь. Следом полетела и юбка с туфельками. Оставшись в одной рубашке чуть выше колен  и чулках, она словно акробатка прогуливалась по фонтана, не спеша искупаться.
- Кто поможет снять мне чулки? – Куртизанка присела на бортик фонтана и протянула одну ножку, гадая кто их троих мужчин начнет игру.

Отредактировано Дезире (2017-04-23 20:06:22)

+2

10

Верхний город отличался от Нижнего, как сточная канава отличалась от чистого ручья. Здесь даже воздух был другим. Улицы шире, брусчатка светлее, словно грязь к ней не приставала. Купины розовых кустов, сирени, акации и жасмина. Мрамор статуй и фасадов. Благопристойная тишина, которую нарушали только веселые голоса куртизанок, маркиза де Анже и графа де Ренси. Сам Доминик старался больше молчать, остро чувствуя свою неотесанность. Ему, конечно, приходилось жить в Риме, подавляющим своим величием, но что он там видел, кроме трущоб и борцовых ям?

- Доминик. Меня зовут Доминик, месье маркиз. Чужак – это на Арене.
Собственно, какая бы разница была маркизу де Анже, как зовут его очередного гладиатора? Но прозвище вдруг опротивело сицилийцу.
- Но почему вы думаете, что я стану тут частым гостем?
Дезире, куртизанка из таверны, порхала вокруг пестрой шелковой бабочкой, и, словно касания бабочки гладиатор чувствовал ее прикосновения. Девушка была красива – кто бы с этим спорил! Но знать бы – заигрывает она с ним по распоряжению маркиза, или потому что он пришелся ей по нраву? Вторая куртизанка, Марго, держалась вызывающе и надменно даже с маркизом Анже и его другом, а третья, Лучия, застенчиво хихикая, глазела на все с детским любопытством.

Когда Дезире разделась, он смущенно отвернулся. Вот чему он никогда не научится – это видеть в женщине товар, который можно купить.
Но куртизанка была права – от вина было жарко, и Доминик с удовольствием плеснул себе на лицо и шею ледяной воды.

+2

11

Мужчины, как всегда, были заняты своими делами, и только Марго присоединилась к Дезире. Как бы странно ни звучало, но две девицы для утех не были соперницами. Каждая была хороша по-своему, у каждой было свое амплуа, свои клиенты. Дезире немного завидовала Марго. Та была, словно слеплена из другого теста. Дерзкая, вызывающе красивая, умеющая заставить мужчин исполнять ее желания, как величайшую награду. По крайней мере, Дезире так казалось со стороны. Сама же она чувствовала себя рядом с Марго все той же деревенской простушкой, какой и прибыла в столицу несколько лет назад. Такой, какой была сейчас Лучия. Милая простушка Лучия, невинная телом (ну, почти невинная), а душой желающая всех радостей жизни, которые можно купить за прелестное личико и юное тело.
Она не в первый раз была в Верхнем городе, даже когда-то жила здесь и намеревалась в дальнейшем вернуться, нужно было только найти богатого покровителя. Жаль, что маркиз де Анже обращает больше внимания на этого Чужака. С чисто практической точки зрения, куртизанка понимала, что победитель сегодняшних боев может принести своему покровителю деньги, и порой немалые, тогда как на таких, как она с Марго придется наоборот тратить монеты.
Доминик подошел к фонтану, плеснув себе на лицо и шею воды. Дезире наклонилась, намочила руку и брызнула водой на гладиатора. Самая невинная игра, которую можно было придумать. С одной стороны игра, а с другой, то неплохо было бы заполучить этого мужчину в свои постоянные клиенты. Если к нему будет благосклонен маркиз Сен-Маль, то в конечном итоге, и она не останется в накладе.
- Домини-и-ик! Иди сюда купаться! – поманила она гладиатора. – Ты красив, как античный бог! Иди! Ты будешь Нептун, а я наядой, - Дезире еще щедрее стала разбрызгивать воду из фонтана и на Доминика, и на маркиза, и на Марго. Только Этьен стоял в стороне с Лучией. Куртизанка стрельнула глазами в сторону той парочки. Этот Этьен, как успела ей шепнуть Марго, оказался графом де Шатилье, тоже недурной вариант для покровителя или постоянного клиента.

+2

12

- Значит, Доминик… принадлежащий Господу. Что ж, от всех нас когда-нибудь этого потребуют, и бог еще не худший вариант.
На пару мгновений взгляд Анже затуманился, словно он говорил не с Чужаком, а со своими мыслями.
- Что же касается твоего вопроса – то ответ прост. Ты знаменитость, Доминик. После твоей победы на Арене с тобой захотят познакомиться знатные дамы и господа, может быть, ты даже удостоишься приглашения во дворец.  Не буду давать ненужных советов, но если вдруг понадобится помощь – двери моего дома будут для тебя открыты.

На щеку и волосы попали ледяные брызги. Гастон улыбнулся, глядя на шалости куртизанок. Ночь – их время. Темнота милосердна к женским лицам и телам, а кроме того, ночь быстротечна. А чем быстротечнее удовольствие, тем сильнее его хочется продлить.
- Хотя, знаешь, Доминик, один совет я тебе все же дам. Дезире бросает на тебя такие жаркие взгляды, что удивительно, как ты еще не сгорел. Бери эту Леду. Хотя… - маркиз, засмеявшись, оглядел красивого гладиатора. – На  лебедя ты мало похож. Господа, дамы, приглашаю вас к себе. Дезире, милая, если тебе нравятся фонтаны, то у меня в саду есть один и он к твоим услугам. А, кроме того, там есть много мягких кушеток, ковров и недурной винный погреб.

Анже лениво поднялся, любуясь тем, как от воды сорочка Дезире становится все более прозрачной и все откровеннее липнет к телу. Марго была не так щедра и лишь демонстрировала мужчинам стройные ноги в розовых чулках, но если бы Зевс увидел их, то наверняка бы оставил Леду, променяв царицу на куртизанку.
- Этьен, что скажешь? Не пора ли нам вылавливать золотых рыбок из этого пруда, пока не подошла ночная стража и не испортила нам веселье?

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2017-04-29 18:00:10)

+1

13

Белокурая Лучия хоть и посматривала с любопытством на своих подруг, но присоединяться к ним не торопилась. Этьен де Ренси как мог развлекал только начинающую свою карьеру куртизанку разговорами, рассказывая о Верхнем городе, его улицах, домах, не преминув коснуться легенды о Лебеде и Леде, нашедшей воплощение в мраморе.
- Да, маркиз, нам только встречи с ночной стражей не хватало для полного счастья. Мне отдыха на гауптвахте хватило с лихвой для того, чтобы я научился ценить домашний уют еще больше, - усмехнулся де Ренси, перешагивая через бортик фонтана и вылавливая расшалившуюся Дезире.
- Держи эту Леду или русалку, как тебе больше нравится, отнесешь в сад, - повторил он слова де Сен-Маля, передавая на руки Доминику одну из куртизанок.  Лучия тем временем подобрала беспечно брошенные ее подругой прямо на мостовую туфли, чулки и платье.
Все веселье, действительно, хорошо было в меру. И если в Нижнем городе к таким шалостям на улице отнеслись бы снисходительно, то тут городская стража не упустила бы случая напомнить господам, что не они единственные хозяева города.
Идти до городской усадьбы Гастона было недалеко, и вскоре перед всей компанией распахнулись двери гостеприимного дома маркиза (гостеприимного для тех, кто входил в число его друзей).
- Гастон! За этими воротами мне кажется и дышится легче! – Этьен подмигнул дамам, невольно сравнивая Марго и Лучию. Две противоположности, и де Ренси не мог с уверенностью сказать которая бы из них ему сейчас пришлась по душе. В Марго было что-то необъяснимо притягательное, некая грация и независимое поведение, словно говорящее: «смотрите на меня, пока я позволяю». Лучия была просто мила и незатейливо, ее просто хотелось смешить и развлекать интересными рассказами, как Этьен успел заметить, она умела слушать.
- Зря ты хвастал своим винным погребом, теперь я чувствую жажду, - намекнул Этьен своему другу, попутно забирая из рук Лучии вещи Дезире и передавая их подошедшему слуге. Можно было смело предположить, что любительнице купаний в городском фонтане не скоро понадобиться одежда. У Доминика была или железная выдержка или иные предпочтения. Лучия успела шепнуть Этьену, что Дезире изначально поставила себе цель на вечер – заполучить победителя на Арене. Именно его, отвергнув даже кого-то из своих постоянных клиентов. Вот только де Ренси сомневался хочет ли Доминик быть побежденным на этом поле битвы.

+1

14

Ворота дома маркиза де Анже – кованые, с позолоченными вензелями в круглых медальонах – распахнулись перед веселой компанией, и Доминик даже поежился, таким неуместным показалось ему его присутствие здесь. Когда он был ребенком. Ему случалось жаться ночами к стенам подобных богатых домов, в поисках тепла и милости в виде хлебных корок, а сейчас он шел по анфиладе покоев – просторных, утопающих в сиянии свечей, и слуги кланялись ему…
От волнения гладиатор сжал руку Дезире, которую донес до особняка маркиза и вернул на грешную землю, только убедившись, что под ногами куртизанки будет не булыжная мостовая, а мягкий ковер.

- Чего желает господин маркиз и его гости? – кланяясь, осведомился представительный господин в надушенном камзоле.
Пока маркиз отдавал распоряжения, гладиатор украдкой осматривался.
- Мне никогда к такому не привыкнуть, - шепнул он куртизанке, по-доброму завидуя легкости, с которой Дезире принимала все… что купание в фонтане, что буйство гладиаторов в таверне, то, теперь вот, этот дом, переливающийся белизной мрамора, алебастра и перламутра. Он же везде чувствовал себя будто лишним, кроме, пожалуй, Арены. Там Чужак был собой и на своем месте. Там он был даже счастлив. Но, конечно, все изменится, когда он найдет сестру…

Между тем гостей провели в сад, в открытый мраморный павильон, в центре которого и правда, бил небольшой фонтан, но вместо Леды и лебедя его украшал какой-то бог или герой – в этом Чужак мало разбирался. дальше, в сумерках сада, угадывались деревья, кусты жасмина и миндаля и оранжерея.
- Господин маркиз, мне бы следовало вернуться в школу гладиаторов до полуночи, таковы правила, - смущенно улыбнулся сицилиец.
Но даже его душу, далекую от порока алчности, невольно захватил сказочный мирок этого сада. Кушетки манили, Дезире улыбалась, вино, переливающееся в хрустальных графинах, обещало ночь, которую будет трудно забыть.

+2

15

Дезире проснулась от громкого пения птиц и ярких солнечных лучей и утренней прохлады. Ей понадобилось совсем немного времени, чтобы вспомнить где она находится. Она спала в саду, на кушетке в беседке. Доминик ушел, ему ведь нужно было вернуться к себе до полуночи, а она осталась полежать и уснула. Кто-то заботливо укрыл ее одеялом. Такая забота была приятна и заставила смутиться, ведь она была не одета, если не считать короткой рубашки. Сладко потянувшись, Дезире накинула на плечи одеяло, позволив его краю волочиться по земле, будто шлейф какой-то там знатной дамы, и отправилась в дом. Нужно было найти одежду. Дезире помнила, что ее принес в дом на руках Доминик, а Лучия была так любезна, что захватила ее одежду, не оставив ее валяться на площади у фонтана.
Дом, казалось, был пуст. Пройдя целую анфиладу комнат, Дезире только в конце нее встретила служанку, которая уже начала утреннюю уборку. На ее вопрос, где она может найти хозяина дома и остальных гостей, девушка указала ей куда нужно идти. Дезире при свете дня, выглядела, скорее всего довольно жалкой, но к чести служащих в доме маркиза, служанка никак не выразила своего отношения к куртизанке.
Первая попавшаяся из спален оказалась пустой, хоть постель и была смята. Очевидно, кто-то еще встал рано утром. А вот во второй комнате Дезире нашла своих подруг. Марго и Лучия спали на одной широкой кровати. Заслышав звук открывающейся двери, Марго открыла глаза и приподнялась на локте. Завидев Дезире, она сделала жест молчать, вынырнула из кровати, и накинув на себя рубашку, увлекла подругу в смежную со спальней комнату.
- Ш-ш-ш, пусть наша крошка еще поспит, у нее была тяжелая ночь, - загадочно улыбнулась Марго, и найдя на туалетном столике щетку, стала приводить волосы в порядок.
- Как? – удивилась Дезире, начиная догадываться о чем ей хотела сказать Марго.
- Как? – переспросила Марго. – А как все. И ей еще повезло, что это был не старый толстяк, как тот, что забрал из нашего веселого дома Адель. И не тот лорд из Альбиона, который без плетки не может настроить свой инструмент. – Пожав плечами Марго придирчиво посмотрела на себя в зеркало. – Конечно, я ей чуть-чуть помогла принять такое решение, лаская где надо, пока мы смотрели как ты развлекалась с гладиатором.  Не волнуйся, мы спрятались за кустами, нас не было видно, да и вам было не до нас.
Дезире не знала даже что и сказать. Ее не столько поразило, что за ней с Домиником подсматривали и не то, что Марго начала ласкать Лучию, распаляя ее. Так поступали почти все в домах наслаждения, так заманивали в сети греха новеньких. Но как Лучия решилась на все, зная, что хозяйка уже фактически продала ее невинность.
-Хозяйка прибьет Лучию, - прошептала Дезире, забирая из рук Марго щетку и помогая ей с прической.
- Это уже не наше дело, - Марго явно доставляло удовольствие случившееся.
- Но кто? – полюбопытствовала Дезире, стараясь припомнить кому отдавала предпочтение их скромница. – Это был граф?
- Сначала граф, потом маркиз, - усмехнулась куртизанка. – Наша Лучия познала сегодня все радости альковных утех. Со всех сторон в буквальном смысле. – Марго не отказала себе в удовольствии описать прошедшую ночь почти во всех подробностях. - Пошли лучше одеваться. Я оставила вещи в гостиной.
Дезире уже успела к тому времени не только помочь с прической Марго, но и сама расчесать волосы и заколоть их шпильками. Проходя через спальню, она уже обратила внимание на пустые бокалы на столе, валяющиеся на полу бутылки из-под шампанского, легкий аромат курившихся каких-то благовоний. Разбросанные на полу диванные подушки, брошенное тут же покрывало.
В гостиной было уже прибрано и открыты окна для проветривания. К изумлению Дезире их одежда, была вычищена и приведена в порядок заботливыми руками слуг, словно они действительно были гостями в этом доме.
- А где же мужчины? – Дезире стала надевать чулки.
- Не знаю. Уснули мы все вместе, а проснулась я только что, - Марго неторопливо одевалась, не забывая поглядывать в сторону зеркала в простенке.
День вступал в свои права, давая каждому живому надежду, если не на лучшее, то на что-то хорошее.
Эпизод завершен.

+2


Вы здесь » Доминион » Лотария или Нижний город » [19.05.1701 года] Души прекрасные порывы