Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Прошлое » [25 августа 1687 года] Никаких правил


[25 августа 1687 года] Никаких правил

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

https://manytorrents.pro/_ld/397/43794184.jpg

Время: 25 августа 1687 года.
Место: Сантиана, королевский дворец.

0

2

- Пей, пей, пей!
В покоях Его высочества принца Эдуарда стоял смех и шум, и громкие голоса требовали от виконта:
- Пей!
Ренальдо пил вино, прекрасное, выдержанное, камбрийское вино, и тонкая красная струйка стекала по шее, пачкала батист рубашки. Пил, пока бутылка не опустела, и тогда он перевернул ее, демонстрируя, что не осталось ни капли. Голова уже слегка кружилась, все же пить с раннего утра - к такому виконт был непривычен, но эта камбрийская традиция ему очень нравилась, как нравилось общество принца Эдуарда, его развлечения, и его вкусы.

Отец пришел бы в ужас. Эта мысль приятно грела сердце брата принцессы Пармской. В самом деле, по сравнению с веселой вакханалией, постоянно царившей вокруг Эдуарда Камбрийского, его собственная жизнь в Пьемонте казалась Ренальдо невыносимо-скучной. Невыносимо-строгой. И возвращаться к ней он не желал. У отца есть наследник, пусть они вдвоем коптят небо своими постами и молитвами, а он был более чем доволен тем, что принц Эдуард принял его в свой круг. О, тут никто не постился и не молился. Тут развлекались. Иногда рискованно, иногда непристойно. Но виконт Пьемонтский любил риск и не имел ничего против непристойностей.
- Кто следующий? - весело осведомился он, усаживаясь прямо на пол, на подушки, во множестве брошенные на ковер. На них пили, играли в кости, распутничали, дрались — кровать всего этого не уместит.

С подушек поднялся молодой придворный, чей наряд находился в некотором беспорядке. Камзол был накинут на голое тело, рубашка где-то запропастилось, как и чулки, но какая разница? Он протянул руку за бутылкой и уже Ренальдо кричал вместе со всеми:
- Пей! Пей... Он не выпьет, - высказал он свое предположение. И правда, юноша уже глотал с трудом, потом закашлялся, поперхнувшись.
Не удивительно, для него это была не первая бутылка за сегодняшний день и не последняя. Как и для всех них.
- Знаете что я скажу, господа? - раздался из угла нетрезвый веселый голос. - Нам не хватает дам. Вот у принцессы Пармской в свите есть премилые мордашки. И не только мордашки.
Говоривший руками изобразил в воздухе, что еще премилого есть у фрейлин принцессы, и что со всем этим можно сотворить при должной фантазии.

Виконт фыркнул.
- Остыньте, месье, эти мордашки добродетельны до икоты. Как и сама принцесса и ее муж. Вот уж правда, эти двое созданы друг для друга.
В голосе Ренальдо явственно звучала злая досада. Не далее, как нынче утром Изабелла строго отчитала его и пригрозила написать отцу, если брат не станет вести себя пристойнее.
Но все дело в том, что Ренальдо ни за что на свете не желал вести себя пристойнее. О нет, милая Изабелла. Больше ни одного дня. И ни одной ночи. Узнав, что такое свобода, снова запирать себя в клетку высоких нравственных устоев графов Пьемонтских виконт не собирался.

Отредактировано Ренальдо де Пьемонт (2017-09-13 20:03:45)

+4

3

Самого принца в момент, когда Ренальдо опустошал очередную бутылку выдержанного элитного вина из дворцовых погребов, не было в спальне. Сквозь шум воды прекрасно было слышно все, что происходило в спальне, все крики, и разговоры. Разгоряченные молодые люди были просто не способны говорить тихо. Эдуарду же это нисколько не мешало. Двое молодых людей по-очереди ласкали тело принца и старались превзойти друг друга в этом искусстве, призом было то, кого из них его высочество возьмет первым. И судьей маленького поединка, конечно же, был сам Эдуард. Вода уже стала остывать и это было сигналом что игры следовало переводить в более активную стадию. Кто из двух был более умелым его высочество ни за что не мог бы сказать. Просто потому что не знал кто и как его ласкал: а какая разница?
Открыв глаза, принц оглядел рассредоточенным взглядом двух ожидавших его решения парней, поднялся на ноги, опираясь о плечо одного из них, снова окинул их взглядом и выбрал того, чьи волосы были подлиннее. Так было удобнее держаться. Развернув баронета к себе спиной, Эдуард ухватил его за мокрые волосы и резко взял.
- Знаете что я скажу, господа?  Нам не хватает дам. Вот у принцессы Пармской в свите есть премилые мордашки. И не только мордашки. Донеслось до задыхавшегося от удовольствия Эдуарда, когда он уже отпустил молодого человека и тот теперь торопился и сам получить свое с третьим участником их маленькой оргии. Накинув на влажное тело халат, принц появился в спальне, все еще запыхавшийся и разгоряченный.
- Остыньте, месье, эти мордашки добродетельны до икоты. Как и сама принцесса и ее муж. Вот уж правда, эти двое созданы друг для друга.
- Ренальдо, ты клевещешь на свою сестру и моего дядюшку! Не могут у таких братьев, как ты и мой венценосный батюшка быть такие родственники! Это позор! - Со смехом проговорил Эдуард и выхватил у кого-то из рук бокал с вином и жадно выпил. - За недобродетельность, друзья мои.
Поднял еще один бокал его высочество и отсалютовал им.

Отредактировано Эдуард I Камбрийский (2017-09-12 19:42:03)

+3

4

Эдуард появился, и Ренальдо с большим трудом притушил зависть в глазах, потому что кое в чем ему до его сиятельного друга было еще очень далеко. То, с какой уверенной небрежностью Эдуард брал все, что желал брать, пока что было для виконта вершиной, к которой следовало стремиться. Но он старался. Правда, он очень старался. Добровольными жертвами его стараний пали придворные дамы короля Карла, но вот сменить сады Венеры на охотничьи угодья Марса Ренальдо пока еще так и не решился, хотя и этот порок привлекал его до чрезвычайности.

- Позор, - охотно согласился он, поднимая и свой бокал. – Но, Эдуард, это же правда. Изабелла весьма довольна своим супругом. Он дважды целует ее в лоб. Вечером, когда отходит ко сну, и утром, когда они просыпаются. Все что кроме этого покрыто густым румянцем моей сестрицы и ее невнятным бормотанием о долге, который все должны выполнять. Но честное слово, господа, я устраняюсь от этой задачи. Долг – это без меня!
Устами Ренальдо говорила обида на сестру, и он даже не думал о том, что его слова могут иметь последствия, например – политические. Да и не говорили в покоях принца о политике, слава богу за это! Если ему не наследовать титул графа Пьемонтского и его владения, то к чему забивать себе голову всем этим, ненужным?

Партнёры Эдуарда по интимным  играм появились, наконец, в гостиной, не слишком стараясь прикрыться, и с явным удовольствием вслушиваясь в разговор.
- Дело либо в муже, либо в жене, - глубокомысленно заявил баронет, вытирая длинные влажные волосы.
- Если муж плох, то следует завести любовника, - рассудительно заметил второй. – Если плоха жена… тоже.
Это маленькое рассуждение вызвало новую вспышку веселья.
- За недобродетельность, - послышалось со всех сторон.

+2

5

- Позор. Но, Эдуард, это же правда. Изабелла весьма довольна своим супругом. Он дважды целует ее в лоб. Вечером, когда отходит ко сну, и утром, когда они просыпаются. Все что кроме этого покрыто густым румянцем моей сестрицы и ее невнятным бормотанием о долге, который все должны выполнять. Но честное слово, господа, я устраняюсь от этой задачи. Долг – это без меня!
Эдуард слушал слова де Пьемонт с оооооогромным интересом. И те, кто хорошо знали его высочество тут же подметили этот интерес и принялись принимать ставки что же именно этот интерес вызвало и чем все закончится. Большинство склонялись к тому, что принц решил все же просто соблазнить излишне чопорную и добродетельную герцогиню. Что, в принципе было логично, после всего сказанного. И выбравшие этот вариант теперь делали ставки на то удастся - не удастся авантюра повесы королевских кровей и, если удастся, то когда, и какие это будет иметь последствия.
Сам принц к перешептываниям не прислушивался, затем во взгляде загорелся огонек, когда его высочество перевел взгляд на Ренальдо. У него появилась идея. Но эта идея была не из тех, что обсуждаются там, где собралось столько пустых болтунов.
Если муж плох, то следует завести любовника, Если плоха жена… тоже. Эдуард хохотнул. Брошенная кем-то фраза очень попала в точку и он, давая понять, что оценил все шутки снова выпил. Кто-то поддержал тему любовников и ненадолго все отдали должное обсуждению последних светских новостей - кто с кем и почему. К обеду принц лично выпроводил всех прочь, давая понять, что на обед у него другие планы. И эти самые планы он продемонстрировал всем делающим - подхватив под локоть своего недавнообретенного родственника его высочество довольно громко произнес: "Дорогой Ренально, ты же поможешь мне переодеться к обеду? Да и обедать в одиночестве вредно, как утверждают господа медикусы, так поверим им."
- Двери спальни принца закрылись и за ними снова стали раздаваться сальные шуточки, сравнивавшие брата и сестру так громко, что не оставалось сомнений в том, что подумали господа придворные бездельники и что обсуждение нарочитое рассчитано как раз на оставшихся в спальне мужчин. Эдуард переодеваться не стал - рухнул на кровать и посмеиваясь оглядел Ренально с ног до головы.
- А, что... И правда, похожи. Весьма... - В глазах Эда снова горел веселый огонек, обещавший немало интересного... для всех.

+3

6

На гогот за дверью виконт не обратил никакого внимания, его внимание занимала изящная безделушка на каминной полке – кубок из раковины морского моллюска. Золотая оправа подчеркивала прихотливые формы и теплый перламутровый блеск. Тонкий вкус ювелира подсказал ему не вмешиваться в то, что и так совершенно, а лишь подчеркнуть… Ренальдо обладал достаточно тонким вкусом, чтобы оценить красоту вещицы.
- Похожи с кем? – рассеяно осведомился он, гладя кончиками пальцев изгибы раковины, и переводя взгляд на Его высочество.

В присутствии Эдуарда он не чувствовал себя скованно или неуютно, в отличие от иных своих родственников. По правде сказать, он надеялся, что замужество смягчит Изабеллу, что супружеская постель заставит ее по-другому смотреть на жизнь и ее удовольствия, но вышло ровным счетом наоборот. Брат и сестра, появившиеся на свет в один и тот же день, в один и тот же час, все больше не понимали друг друга. Но виконт был слишком молод, чтобы всерьез страдать от этого охлаждения. В его возрасте и при его веселом, жадном до удовольствий нраве, новые знакомства казались куда ценнее старых привязанностей.

Эдуард выглядел до крайности довольным собой…
- У твоего высочества вид как у кота, который проглотил канарейку, - смешливо фыркнул Ренальдо, откинув со лба темную прядь и удобно устроившись в кресле, перекинув ногу через подлокотник.
- Наверное, я расстанусь с мадам де Воланж, - озвучил он мысль, которая беспокоила его все утро. – У нее странная мода держать в  спальне обезьяну. Когда я имею мадам, обезьяна за этим наблюдает. Почему тогда не муж? Он так же уродлив! Хотя, можно просто отравить мерзкую тварь, в постели мадам очень хороша. Что думаешь, Эдуард, мадам или обезьяна?

Отредактировано Ренальдо де Пьемонт (2017-09-14 09:02:25)

+2

7

- Похожи с кем? Ответа не последовало, Эдуард закинул руки за голову и слабозатянутый пояс халата позволил тому немного распахнуться, открывая сильное крепкое смуглое тело наследника короны. Тот явно что-то обдумывал и то, что сейчас крутилось в мыслях принца тому очень нравилось. Об этом свидетельствовала игравшая на губах улыбка.
Конечно же, Ренальдо не мог не заметить ее и не увидеть как блестят глаза мужчины. Хищно. Азартно. Увлеченно.
- У твоего высочества вид как у кота, который проглотил канарейку, Эдуард усмехнулся и повернул голову, наблюдая за движениями графа.
- Наверное, я расстанусь с мадам де Воланж... Что думаешь, Эдуард, мадам или обезьяна?
На сей раз Эдуард рассмеялся и рывком поднялся. Узел пояса окончательно ослаб и съехал вниз. Принц прошел по комнате и встал за спиной Ренальдо, положил ему руку на плечо, сминая в пальцах тонкую ткань рубахи.
- Мадам... Обезьяна... право слово... - Весело фыркнул Эдуард и рука на плече сжалась сильнее.
- Скажи мне, друг мой, а ты так до сих пор и, уподобляясь нашим общим родственничкам, сторонишься настоящих мужских игр? - Рука разжалась и скользнула по плечу и руке Ренальдо. Принц склонился ниже, теперь щека его высочества почти касалась затылка собеседника, а губы щекотали висок. Каждое слово опаляло. - Если ты не узнал этой стороны наслаждения, то ты не узнал ничего. Или, может быть, страх и неловкость сдерживает тебя?
Наследник камбрийсткого престола мог бы вполне соревноваться с самим Искусителем в умении предлагать то, от чего и сам "клиент" не желал бы отказываться.
Сильные ладони пока просто касались. Почти невинно, но тем не менее, распаляли, провоцировали и дразнили, обещая намного больше.

+3

8

Любопытный поворот разговора заставил виконта Пьемонтского забыть о мадам и обезьяне, да и не настолько это была захватывающая тема, чтобы думать об этом дольше пары минут. Зеленые глаза, так похожие на глаза Изабеллы Пармской, блеснули почти мечтательно при виде всего этого великолепия, что уже не скрывал халат. Все те, кто сейчас были изгнаны за дверь, вились вокруг Эдуарда не только потому, что тот был наследником престола.
- Выглядишь, как наглядная картина к четвертому смертному греху, - усмехнулся виконт. Не удержался, провел ладонью по крепкому горячему бедру, сравнивая ощущения.
У женщин кожа нежнее, тело мягче, взгляд безвольнее. Эдуард был - воплощение силы. Но именно эта разница волновала. Достаточно, чтобы всерьез прикинуть последствия. И вздохнуть.
- Меня не страх и неловкость сдерживает, Эд, а простая осторожность. Если отец узнает – а он узнает, тебе не хуже меня известно, что при твоем дворе секретов нет – то он прикажет мне вернуться, а потом распнет на воротах ближайшего монастыря. И это не метафора речи. В Пьемонте все еще казнят за мужеложество.

Воспоминания о родных краях промелькнули в красивых глазах виконта мрачной тенью, но Ренальдо был не из тех, кто предается грусти. Тем более, слова Эдуарда и его опасная близость весьма щекотали нервы, и дразнила воображение, порождая предательскую мысль «а может…». А может решиться? А может, не узнает (всегда же можно все отрицать)?

- И что, это действительно так приятно? – с нарочитым равнодушием, за которым прятался живой интерес, спросил он, беспечно играя шелковым поясом халата Его высочества.
Разнообразие удовольствие – не самое ли главное искушение?
Ренальдо чуть повернул голову, глядя в веселые, шальные глаза кронпринца Эдуарда. Этот взгляд, он уже знал, появлялся у наследника престола, когда тот задумывал очередную сомнительную выходку, и чем сомнительнее – тем забавнее.
- Предлагаешь себя в учителя, друг мой? – откровенно осведомился, посмеиваясь, ничуть не смущаясь тем, что они с принцем теперь, как бы, родственники.
С какой-то стороны.
Всегда же интересно выяснить, с какой именно.

+2

9

- Выглядишь, как наглядная картина к четвертому смертному греху
Прикосновение вызвало у его высочества понимающую усмешку. Граф явно желал приобщиться к упомянутым грехам, но пока еще что-то его сдерживает.  Пока. Впрочем, сам Ренальдо не пытался скрывать что-то от принца и с готовностью поделился своими опасениями и тревогами: "- Меня не страх и неловкость сдерживает, Эд, а простая осторожность. Если отец узнает – а он узнает, тебе не хуже меня известно, что при твоем дворе секретов нет – то он прикажет мне вернуться, а потом распнет на воротах ближайшего монастыря. И это не метафора речи. В Пьемонте все еще казнят за мужеложество."
- Какие любопытные обычаи в Пьемонте. Вот только не могу сказать, что они мне нравятся. Проговорил Эдуард, что-то в голосе подсказывало, что он не против изменить текущее положение дел. Старший сын герцога был таким же ханжой и лицемером, как и его папаша. Оставалось порадоваться, что младший сын отличается от всей этой чопорной семейки. И пожалеть, что он младший...
- И что, это действительно так приятно? Эдуард все еще вспоминал предыдущие слова приятеля "распнет на воротах... распнет...." Глаза его высочества сощурились, представляя Ренальдо распятого. Одежда в беспорядке и порвана. На лице ссадина. По рукам течет кровь. Губы разбиты. От этой картины принц чуть не застонал.
- Предлагаешь себя в учителя, друг мой?
Едва тлевший огонек мгновенно полыхнул ярким пламенем.
- Не уверен, что тебе понадобятся учителя. - Губы коснулись щеки. - Мне показалось, что ты не настолько банален, как все те, что толпились сегодня здесь. Мне казалось, что ты готов на игры с большими ставками. Или я ошибся?
Теперь обе руки лежали на плечах графа, скользили по ни, потом на миг сжали их. Сильно, до боли и тут же Эдуард отстранился, обошел кресло, бесцеремонно столкнул ногу Ренальдо с подлокотника, и сам занял теплое место. Насмешливые, горящие веселым блеском глаза смотрели в лицо графа, успев до этого окинуть все тело молодого человека, задержавшись на паху. Всего на мгновение, но достаточное для того, что бы эту задержку увидел сам граф.

+2

10

Ренальдо нахмурился, чувствуя в словах друга вызов на «слабо». Очень явственно чувствуя. Ко всем прочему - и азарт, и возбуждение, и легкий флер опасности, который только усиливал все вышеперечисленное.
Эдуард своими словами дал понять, что считает виконта особенным, и теперь виконт, будучи молод и не обременён жизненным опытом, готов был из кожи вон вылезти, чтобы доказать принцу, что он не ошибается.
- Ну отчего же, - проговорил брат герцогини Пармской, пытаясь изобразить умудренность в пороке, которая ему была пока не свойственна, но в семнадцать лет разве это не простительно? – Я всегда готов, Эдуард. Но вот что ты имеешь ввиду, говоря об игре с большими ставками?

Зеленые глаза блестели жадным любопытством. Скажи сейчас Его высочество, что виконту следует пересечь вплавь королевский залив – Ренальдо бы согласился. Прыгнуть с самой высокой башни – тоже.
Эдуард явно что-то задумал.
Кресло, довольно просторное для одного, отнюдь не ожидало вместить двоих и словно сдвинуло пространство, так, что виконту, чтобы разместиться удобнее, пришлось убрать ногу и положить руку на голое  колено кронпринца.
- Ну же, говори, что ты придумал! – рассмеялся он, чувствуя, как под взглядом принца  в паху тяжелеет, будто его тело уже что-то поняло. Что-то, что ему еще только предстоит понять.
Солнечный луч блуждал по разобранной постели принца, высвечивая монограммы в углах подушек, смятую роскошь бархатных покрывал. В воздухе плавало напряжение, от которого глаза виконта горели ярче...

Отредактировано Ренальдо де Пьемонт (2017-09-14 20:16:05)

+2

11

"Рыбка" ожидаемо заглотила наживку. Но Эдуард не чувствовал превосходства или презрения - произошло именно то, что он ожидал и планировал. Поймать графа было так легко! Но... Не было никакого презрения - лишь усиливавшийся азарт. Потому что Эдуард понимал, что не только Ренальдор попался в ловушку. Он сам, расставил сети, но... они были не просто сетями, а были чем-то вроде хищного растения Генлисея. Стоило шагнуть на гостеприимно выставленный лепесток, сделать пару шагов к манящей цели, такой соблазнительной и желанной и обратной дороги не будет. Ловушка не выпустит свою жертву и той останется только идти к манящей цели. И надеяться, что оно того будет стоить.
- Ну же, говори, что ты придумал!
Возбуждение захватило не только графа, Эдуард и не пытался скрывать, что прикосновение и ответное желание Ренальдо заводит и возбуждает. Напротив, это было еще одним аргументом.
- Соблазнить такого как я не велика хитрость. - Эдуард дернул полу своего халата, обнажая восставшую плоть. Он подался вперед перехватил руку графа, жестко, грубо и больно и притянул к своему паху, вынуждая, именно вынуждая, Ренальдо положить ладонь на горячую плоть. - Это проделали давно и без тебя. Что толку в победе над тем, кто и не борется.
Принц продолжая сжимать запястье графа, резко отодвинул его руку от себя прочь, отпустил и запахнул халат.
- Это скучно. Очень скучно. Предлагаю тебе другие цели - наши милые молодожены. Тебе - достается мой дядюшка, а мне - твоя сестрица. Срок... Ну, учитывая то, что мы оба о них знаем... допустим, две недели. Ммм... Нет, даже чуть больше - срок до 15 сентября. Три недели. Через три недели мы снова встретимся здесь. Это будет опять воскресенье. Встретимся и поделимся нашими достижениями. Если же мы добьемся цели раньше, то... думаю, мы в этом случае поторопимся поделиться нашими победами. Призом же.. призом станет... Ну... не знаю... например, какие ты бы предложил ставки?  - Эдуард выжидающе смотрел на графа. В глазах по-прежнему горел азарт и любопытство. Принцу было интересно не только само пари, но и то, что же может пожелать приятель. Что поставить на кон.

+4

12

Ренальдо, чья рука на несколько мгновений коснулась возбужденной плоти принца (это было почти равносильно спуску в ад, но какому же захватывающему спуску) так и подмывало спросить, на чью долю выпала честь соблазнить Его высочество. Просто из любопытства, все, что касалось кронпринца было интересно виконту – разве не на этом строится дружба? Да еще на сходстве вкусов и характеров, но об этом волноваться н было причины. Ренальдо и Эдуард очень хорошо понимали друг друга. Слишком хорошо…
Виконт погладил горячую плоть, и с огромной неохотой убрал руку, слушая задумку Эдуарда.
- Ты дьявол, - весело рассмеялся он. – Я даже не знаю, кому из нас будет легче… Но я принимаю пари! Если я выиграю…
Взгляд зеленых глаз обвел комнату, придумывая вознаграждение.
- Если я выиграю, Эдуард, ты обещаешь прийти мне на помощь, если я позову.

Странное, возможно, желание, особенно для тех, кто не заглядывал дальше сегодняшнего дня. Виконт таким глупцом не был. Он был молод, жаден до удовольствий, но вовсе не склонен отдавать себя на милость тех, кто остался в Пьемонте. Кто готов был судить человеческие слабости так строго, будто вернулись библейские времена.

Ренальдо приподнялся в кресле, крепко обнимая одной рукой Его высочество, другой лаская его тело, скрытое шелком халата.
- Обещаешь? – шепнул он в ухо наследнику кембрийского престола.
Это были объятия не любовника, но и не друга. Это были объятия того, кто занимал второе место в очереди на титул графа Пьемонтского, одного из последних суверенов Европы. Но графы и герцоги Италии это одно, а вот земли графов, примыкающие к королевству Камбрии – это иное.
Подобные союзы, заключали они на крови, на шелке простыней, на совместно выпитом вине, испокон веков перекраивали историю, и Ренальдо это знал, знал это и Эдуард.

+3

13

Граф не сжался, не попытался отвести руку, напротив, последовал в этой игре за ведущим. Это нравилось Эдуарду, если бы Ренальдо дернулся, то вряд ли предложение стало бы именно таким. В какой-то мере это была проверка.
- Ты дьявол, Я даже не знаю, кому из нас будет легче… Но я принимаю пари! Если я выиграю… Если я выиграю, Эдуард, ты обещаешь прийти мне на помощь, если я позову.
Глаза его высочества на миг потемнели. Наследник престола только прикидывался пустышкой, чьи интересы ограничиваются охотой, погоней за приключениями и пирушками. Да, Эдуард отчаянно ненавидел все, что касалось государственных дел, но понимать ситуацию и делать выводы принц умел. И он был старше молодого графа, и опытнее. И ему не сложно было вспомнить кое-какие высказывания Ренальдо и сопоставить их с прозвучавшей ставкой. Сопоставить, сделать выводы и... И понять, что ничего в предположении нет такого, что шло бы в разрез с собственными планами кронпринца.
- Обещаешь? Судя по действиям графа, тот явно собирался стать старательным учеником.
- Обещаю. - Твердо сказал принц, резко поднялся и, ухватив Ренальдо за плечи, сделал их объятия более крепкими, резко толкнул того на кровать.
- Полагаю, ты все же нуждаешься в паре уроков. Ты же не захочешь опростоволоситься при моем дядюшке? - Эдуард усмехнулся и скинул на пол халат, уже, окончательно приняв решение не слишком усердствовать, добиваясь благосклонности холодной копии этого юноши, такого отчаянного и готового на новые и новые эксперименты. И в этих экспериментах Эд готов был стать его наставником, показать многое из того, о чем Ренально в своем Пьемонте не  мог даже слышать.

+3


Вы здесь » Доминион » Прошлое » [25 августа 1687 года] Никаких правил