Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Ватикан и прочие злачные места Европы » [4 июня 1701 года] Alea iacta est


[4 июня 1701 года] Alea iacta est

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

http://worldofsouvenirs.ru/wp-content/uploads/2017/03/chernilnye-perevye-ruchki.jpg

Время:Утро 4 июня 1701 года.
Место: Рим, Квиринальский дворец.

Отредактировано Корнелий II (2017-12-04 17:58:11)

0

2

Май был богат на дурные вести, и июнь начался с них же. Если бы письма, содержащие в себе новости плохие для Его святейшества и для Рима, были окрашены в черный цвет, а конверты с новостями благоприятными – в белый, то можно было бы увидеть, как в Квиринальский дворец слетается стая черных воронов… И лишь из Испании, от королевы Кастилии и Арагона, Корнелий II получал письма с утешением и ободрением, а так же заверением вечной верности Святой Католической Церкви. Малая капля меда в море дегтя, но и это лучше, чем ничего. Господь испытывает его на стойкость, и он с честью выдержит это испытание.
Его святейшество вышел на небольшой балкон, ведущий во внутренний дворик. Островок зелени среди мрамора, но и он подчинен прихоти садовника, который ровняет его, обстригает лишние ветви, позволяя цветам расти в строго отведенных для них геометрических границах клумб. Садовник и сейчас возился с кустами, стараясь успеть до полудня, до самой жары.

Дурные вести ждали на столе. Ждали, когда понтифик примет решение, и он его уже принял, но все же ждал еще одно лицо, важное лицо… от которого тоже многое зависит в нынешней игре.
- Non nobis, Domine, - прошептал Алессандро де Нуче, подняв худое, аскетичное лицо к небесам.
Не нам, Господи. Тебе.
Садовник, словно услышав этот шепот, поднял лицо к балкону, стащил с головы шляпу, низко поклонившись наместнику престола святого Петра. Его святейшество поднял руку, благословляя. Снежной белизной сверкнули рукава папского одеяния.
«Так ли велики различия между мной и этим человеком, копающимся в земле? Виноградарем? Пахарем? Все мы возделываем то, что нам дано – они сады, виноградники и пашню, я поле людское».

В официальных покоях Его святейшества, передаваемых от одного папы к другому, как тиара, как перстень, как непогрешимость, являющаяся первейшим постулатом Католической церкви, на стене была выложена мозаичная карта. Тот, кто бережно выкладывал кусочки смальты в отведенные им границы, вероятно полагал, что границы эти уже никогда не изменятся…
Легкий шорох шелковых портьер не заставил Корнелия II прервать свое занятие. И лишь дав время гостю, чей силуэт смутно отражался на мозаичной стене, время для поклона, спросил:
- С какими вестями вы пожаловали, сын мой, с добрыми или с дурными?

+3

3

- Главное, не то, добрые вести или дурные, Ваше святейшество, а то, какие возможности они нам дают… Благословите, Ваше святейшество!
В голосе вошедшего явственно слышались отголоски чистейшего кастильского наречия, хотя на итальянском он говорил довольно бегло. Так же голос выдавал в нем того, кто привык приказывать, и привык к тому, чтобы его приказы исполнялись незамедлительно.
Но, как истинный и верующий католик, дон Луис де Толедо, знатнейший дворянин Кастилии и Арагона  низко склонился перед Папой Римским. Католическая Церковь была хорошим другом роду де Толедо, а де Толедо были добрыми сынами Матери-Церкви.
- Наши шпионы подтвердили, Ваше Святейшество. На территорию графства Пьемонтского ведена камбрийская армия и тайная полиция, уже сменили государственные печати… так что ваш осведомитель не солгал и не ошибся, как мне ни прискорбно это признавать. Графство отныне отошло к камбрийской короне.

Дон Луис подошел к карте, которая так занимала понтифика, и остановился рядом с ним, погладив кончиками пальцев мозаику сочного синего цвета, обозначающую границы Пьемонта. Усмехнулся, накрыл его ладонью.
Руки у гранда были красивые и сильные, кожа смуглая, волосы черные, что заставляло завистников вспоминать давние слухи, которым было уже три столетия, о том, что де Толедо сами были когда-то арабами, насильно крещеными в  христианскую веру. Наглая ложь, разумеется, потому что благородная кровь, бегущая по венам вельможи, была такой же чистой, как у короля Альфонсо, если не еще чище…

- Моя прекрасная и благородная королева Мануэлла-Лусия, да хранит ее Иисус Христос и Дева Мария, против войны, а король в этих вопросах послушен жене, как вы знаете. Но моя прекрасная и благородная королева сочла нужным послать вам, Ваше святейшество, для вашей охраны и спокойствия пятьсот пушек и полную терцию  аркебузиров и пикинёров. Коими командую я, ваш покорный слуга, а вы вольны распоряжаться как угодно.

Дон Луис многозначительно погладил перстень, который подарила ему Мария-Луиса в тот день, когда король Альфонсо назначил его Адмиралом, отдав, по сути, военную власть в руки де Толедо.
- Посмотрите, Ваше преосвященство. Моя ладонь целиком закрывает Пьемонт… разве это не символично?
Когда ранним утром – солнце только зашло – за ним послали в Квиринальский дворец, чтобы сообщить о присоединении Пьемонта к Камбрии (послание доставил полумертвый от усталости гонец, под которым пала лошадь, а сколько их осталось на дороге), он не был в ужасе, как Его Святейшество и его кардиналы, снующие по дворцу алыми крысами. Хотя нет, крысы – недостойно звучит в устах верного сына Церкви. Алыми голубями. Голубь все же божья птица… Так вот, они сновали по дворцу перепуганными алыми голубями, не зная, в какую сторону кидаться, и, один за другим слетались под руку к Папе. Даже его враги. А куда им еще было деваться, если король Камбрии Эдуард объявил о закрытии монастырей и сокращении церквей? Нет. Он сразу увидел во всем этом промысел божий, который касается лично его, дона Луиса де Толедо. и теперь ему было интересно, одинаково ли они смотрят на вещи с Его святейшеством.

+3

4

- Благословляю, сын мой… Шпионы… Шпионы, которые докладывают о том, что уже случилось – плохие шпионы, дон Луис, - покачал головой понтифик. – Но лучших не оказалось ни у нас, ни у вас. Хотя, признаюсь – видите, и я не боюсь признаваться в своих ошибках – если бы еще неделю назад мне сказали, что Ренальдо Пьемонтский собирается преподнести свое графство на блюде Эдуарду Камбрийскому, я бы только рассмеялся. Кто, находясь в здравом уме, пойдет на такое? Граф безумен, не иначе. Или одержим Сатаной, этим врагом рода человеческого…
Корнелий II, усмехнувшись, взглянул на ладонь Адмирала Кастилии и Арагона. Честолюбивые помыслы этого верного сына церкви были ему ведомы, но он не видел в них дурного. Алессандро де Нуче и сам был честолюбив… когда-то.  Когда был епископом, когда бы кардиналом. Папе же Римскому честолюбие не подобало, ему подобало прощать этот грех в сердцах тех, кто угоден Римской Католической Церкви.

- Может быть и так, сын мой, может быть и так… Выпейте со мной кофе? Или предпочитаете шоколад?
Прекрасная и благородная королева Мануэлла-Луиса страстно любила шоколад, для нее везли редчайшие сорта, изобретали новые сочетания пряностей в этом напитке. Еще королева была несказанно привязана к дону Луису де Толедо. А дон Луис де Толедо был достаточно умен, чтобы пользоваться этой привязанностью, но не переходить границы дозволенного, оставаясь фаворитом обоих монархов. О чем папе лично докладывал исповедник Адмирала.
- Так значит, королева не хочет войны… А вы, дон Луис? Что скажете, если Церковь попросит вас встать на защиту добрых католиков Пьемонта?

Его святейшество сел за стол, пригласив присесть и испанца. Вряд ли кто-то ожидает от него сейчас такого хода, отчаянного, дерзкого. Сейчас, когда его дочь в Сантиане, в руках полковника Делорма. И, возможно, Стефания поплатится за заботу отца о вверенных ему Господом душах. Но Его святейшество верил, что бог на их стороне. Бог, как показывали последние войны, всегда на стороне испанской терции.

+3

5

- Мой долг, как доброго католика, во всем повиноваться Вашему Святейшеству, о чем меня особенно предупредила моя королева.
Черные глаза дона Луиса смеялись, но лицо было благочестиво-серьезным, а как иначе? Внешний фасад Большой политики пышен и торжественен, на нем сверкают гербы и развеваются церковные хоругви. Даются клятвы и обеты. А за фасадом… За фасадом обычные человеческие страсти. Даже среди королей. Даже среди кардиналов и пап.
- Но вот что тревожит меня, Ваше святейшество… Если с божьей помощью мы вернем Пьемонт в лоно Святой матери-Церкви, то кто будет управлять им? Неужели мы вернем эти благословенные, истинно библейские земли, этому безумцу и отступнику, Ренальдо?

Кастилец сел за стол, испросив взглядом позволения Алессандро де Нуче, налил себе кофе. Иногда можно обойтись и без слуг. При дворе короля Альфонсо и королевы Мануэллы-Луисы этикет был так сложен и строг, что выпить воды было невозможно без сложных пируэтов нескольких грандов пониже рангом и десятка слуг. Но королева считала – чем торжественнее, тем лучше. И, надо признать, когда Мануэллу-Луису вносили в зал на специальных носилках с высоким креслом, в платье старинного образца, с короной на голове и горностаем на трене – она была прекрасна, как Дева Мария. Второй такой не было… зато иных – хоть отбавляй, и слава Господу за это.

- У Ренальдо есть сестра, - уже откровеннее намекнул он Его святейшеству. – Изабелла. Добрая католичка и несчастная вдова, которую наверняка притесняют при дворе этого нечестивца Эдуарда. Пьемонту не помешает такая благочестивая и добрая правительница… а ей не помешает сильный муж, за которым стоит вся мощь Кастилии и Арагона.
Дон Луис де Толедо не был женат. Отчасти потому, что прекрасная и благородная Мануэлла-Луиса и слышать о таком не желала, хотя его добрый друг король Альфонсо пытался сватать ему то одну, то другую даму. Отчасти потому, что он хотел заключить самый выгодный брак из всех возможных. А, поскольку его добрый друг король Альфонсо обладал завидным здоровьем, то и его трон и супружеское ложе освободятся еще нескоро. Кончено, можно и ускорить отбытие короля на тот свет, но право же, его больше устроит графство Пьемонтское, чем объединенное королевство Кастилии и Арагона. С последним куда больше хлопот.

+2

6

Это было неожиданно. Настолько неожиданно, что Его святейшество помедлил пару секунд, прежде чем опустить чашку на блюдце и улыбнуться своему собеседнику.  Смело, дон Луис. Очень смело. Даже дерзко, пожалуй, потому что не мог же испанец не понимать, что эти земли – графство Пьемонтское – Рим желал получить для себя. Но не получит, без его помощи и без испанской армии.
- Ренальдо де Пьемонт своим поступком  доказал, что не может быть достойным правителем, - елейно подтвердил он мысли де Толедо. – А наша дальняя родственница, принцесса Пармская, разумеется, заслуживает счастья в добром браке, хотя бы в награду за свои страдания. Ее муж, Филипп, был воистину святым человеком, да упокоит Господь его душу…
Его святейшество набожно перекрестился.
- Так что в ваших устремлениях, дон Луис, я вижу чувства доброго христианина и благословляю ваши намерения.

Алессандро де Нуче отечески улыбнулся красавцу-кастильцу.
На де Толедо у него были иные планы. С его помощью он хотел вынудить Делорма, этого Дьявола, вернуть ему дочь. Будь Его святейшество менее прозорлив, он бы попытался устроить его брак со Стефанией, но Корнелий II хорошо знал пылкий нрав Мануэллы-Луисы. Она скорее убьет своего фаворита, чем позволит ему жениться. Добрая католичка и верная жена не решалась нарушить обеты и отдаться красивому Адмиралу, но и пускать в его жизнь других женщин она не желала.

На роль жениха для Стефании, как это не удивительно, по прежнему подошел бы Анже. Коль скоро его убийство не удалось, и коль скоро Его святейшеству придется доказать Гастону де Сен-Малю свою лояльность, все грехи повесив на плечи Филиппа Гессен-Кассельского. Жаль епископа, очень жаль. Новость о его аресте пришла одновременно с новостью о предательстве графа Пьемонтского. Такой удар, такой удар… Если мальчишка, обладающий не слишком крепким здоровьем и чувствительными нервами, не выдержит пыток, то на все воля Божия!
- В своем письме вы писали о каком-то камбрийском сюрпризе, сын мой, и намекали, что он может быть нам полезным… не хочу показаться слишком любопытным, но о чем идет речь?
Его святейшество, подавая пример истинно христианской простоты, подлил кофе себе и собеседнику. Кофе - та маленькая слабость, которую он позволял себе, во всем остальном стараясь являть пример аскетизма и воздержанности. Алессандро де Нуче решил стать святым и шел к этому с таким же упорством, с каким раньше шел к тиаре понтифика.

+2

7

Приятно иметь дело с умными людьми, а Его святейшество был, безусловно, человеком умным и понимал, что за все надо платить. И за испанскую терцию тоже. Да, в сущности, что он терял? Пьемонт будет католическим, монастыри и храмы откроют свои двери и наполнят сундуки, ересь и неверие будут уничтожены. Это ли не главное?
- Все во славу Господа, - говорила королева Мануэлла-Луиса, и ее прекрасные глаза горели страстью.
Страсть эта не могла излиться здесь, на земле, на предмет ее желаний, поэтому досталась богу. Но даже лицо на распятии в спальне королевы поразительно напоминало лицо Адмирала Кастилии и Арагона.

- Я рад, что мы поняли друг друга, Ваше святейшество. Очень рад. Мою радость омрачает лишь то, что я не смог привести вам обещанный подарок. Он сбежал, вернее, ему помогли сбежать.
Откинувшись в кресле, дон Луис нахмурился. Этот дерзкий побег вывел его из себя. Это был плевок ему  в лицо, плевок в лицо Великого инквизитора, под чьим попечением находился пленник. И, несомненно, без ответа он не останется.
- Мы схватили шпиона, святой отец. Камбрийского шпиона. Его пытали, но этот молодой человек проявил удивительную стойкость духа. Если бы он не был врагом Испании и Церкви, я бы даже проникся к нему уважением, но увы... мой друг, Великий инквизитор, предлагал ему отречься, покаяться и облегчить свою душу исповедью. Тщетно... Я решил привезти его вам, в подарок, чтобы вы сами распорядились его судьбой, но накануне отъезда он исчез. Но ничего, когда-нибудь мы с ним еще встретимся.

Дон Луис запомнил своего пленника, а пленник, можно не сомневаться, запомнил его. Инквизиторы сожгли ему половину лица, часть груди и бок, пытая, но он молчал. Если он и выживет — его красота, а этот камбрйиский шпион был красив, навсегда разрушена. По этим шрамам де Толедо узнает его, когда встретит, и закончит начатое.
- Когда вы собираетесь начать святую кампанию по возвращению Пьемонта в лоно истиной Церкви, Ваше святейшество? - осведомился он, отогнав картины пыток, которые отнюдь не тревожили его сны, напротив, делали их крепче. - И с чего именно вы собираетесь начать?

+2

8

Рассказ дона Луиса о камбрийском шпионе Его святейшество выслушал внимательно, лишь горестно покачав головой, когда де Толедо упомянул о том, что несчастный отказался отречься от ереси даже под пытками. Такая стойкость духа в таких постыдных, не угодных Господу, а только Дьяволу, делах.
- Вы сделали то, что должны были сделать, сын мой.
А Великий инквизитор, наверняка, сделал все остальное. Фра Игнасио предпочитал пытать еретиков лично, и делал это с большим мастерством.
Когда-нибудь, и Алессандро де Нуче это понимал, ему придется столкнуться с Инквизицией в борьбе за власть. Но пока что они шли рука об руку, пока что у них была одна цель, и это был мощный союзник Рима. Остальное – в воле Господа.
- Начать следует немедленно, дон Луис. Уверяю вас, полковник Делорм уже действует.
При упоминании о своем заклятом враге, лицо Корнелия II закаменело.
Кто-то, возможно, указал бы Его святейшеству на недопустимость подобных чувств, не слишком подобающих доброму христианину. Но речь шла о Пауле Делорме, а значит – считал Корнелий II – даже в этой долголетней вражде заключен промысел божий. Когда-нибудь он победит не только своего врага, но и врага Господа нашего.
- Я очень надеюсь на вас, дон Луис. И на наших друзей-инквизиторов. Под их рясами скрывается не только острый ум, но и готовность сражаться. И не только словом, но и оружием. Но не ждите легких побед… Камбрия вцепится в Пьемонт и будет удерживать его, как дьявол удерживает слабые души.
Его святейшество перекрестился, испытывая сожаление от того, что ему надлежит остаться здесь, в Риме. Папы не воюют. Папы молятся о мире. И он будет молиться о мире, который наступит после победы.

+2


Вы здесь » Доминион » Ватикан и прочие злачные места Европы » [4 июня 1701 года] Alea iacta est