Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Королевский дворец » Ловушка для кошки


Ловушка для кошки

Сообщений 1 страница 30 из 32

1

https://i04.fotocdn.net/s21/23/public_pin_l/121/2540075030.jpg


Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

0

2

День свадьбы неминуемо приближался. И Эдуард себя чувствовал как приговоренный государственный преступник в ожидании приведения приговора в исполнение.
Он старался сдерживаться, но утром не смог, когда главный распорядитель церемоний явился сообщить о том, что эшафот готов. То есть, бальная зала. Пострадал он не сильно - успел увернуться от полетевшего в голосу кувшина с вином, и тот разбился о стену и лишь осколки поцарапали щеку и висок бедолаги. Но зато он схватил с пола залитую вином папку и юрко, не вставая на ноги, как был, внаклонку и задом, вылетел из комнат короля, продолжая молиться и прижимать к мокрому камзолу мокрую папку с эскизами королевского свадебного костюма.
Убежавший придворный даже не заметил, что из папки выпало несколько листов. А вот старательный слуга, убрал вино и поднял листки и положил их на стол. Немного успокоившийся король не зная что берет в руки добрался до листков и взвыл. Это был список приданого невесты. Он уже собрался его отправить в камин, как наткнулся на один пункт: "Нерис. Вывезена из Египта. Передается в подарок." Эдуард сначала нахмурился, пытаясь вспомнить, а потом вспомнил как этот подарок ему вручали. Кажется, лично посол. Хмуриться его величество перестал, откинулся на спинку кресла и решительно приказал.
- Доставьте эту Нерис, Альбионский подарок, ко мне сюда. И побыстрее! - Его величество уселся поудобнее, больше в листках ничего интересного не было и приготовился ждать. Вскоре в дверь постучали, слишком скоро, Эда это немного удивило, но выяснилось, что это не прекрасная египтянка, а всего-навсего Дьюэйан.
- Ваше величество. Нужны Ваши подписи на этих приказах. - Дюк поклонился и раскрыл перед королем папку.
Тем временем, посланный за Нерис гвардеец подходил к ее комнатам. Стучаться он счел излишеством и просто распахнул дверь.
- Нерис, Вас ждет его величество в своих покоях. Сказал - немедленно. - Поговаривали, что эта красавица просто наложница, но гвардеец все же решил не злить будущую королеву, ведь поговаривали, что эта египтянка любимица принцесса, а то и любовница - этим при камбрийском дворе было не удивить, поэтому гвардеец предпочел вежливое "Вы". Мало ли что! - Пойдемте. Я провожу.
мужчина не удержался и окинул фигурку девушки оценивающим взглядом и понимающе усмехнулся, не сомневаясь зачем красотка понадобилась королю. И не пытаясь скрыть свое понимание от упомянутой красотки.

Отредактировано Эдуард I Камбрийский (2017-12-04 21:03:07)

+3

3

Она жила, как на иголках. Скоро, очень скоро должна была приплыть ее госпожа, а это значило, что и для нее спокойствия во дворце больше нет. Кому, ну кому понадоблось назначать ее подарком для этого женоненавистника короля? Она и так старалась не попадаться ему на глаза. Фрейлины кормили ее слухами и нечистивыми страшилками про Эдуарда. Говорят, девственниц он...
Она закрыла глаза. Вздохнула. В ее комнатушку сунулся гвардеец.

- Нерис, Вас ждет его величество в своих покоях. Сказал - немедленно.

Она открыла глаза. Гвардеец не исчез. Она увидела его в зеркале и заметила ухмылку на его лице.
- Не пойду... - упрямо сказала она и встала, прижимаясь к стене. Сердце билось, как у пойманного кролика.
- Понесут. - оценивающе хмыкнул гвардеец и сделал шаг, широко расставив руки. Он прикинул, как будет ее ловить. Египтянка была такая горячая под тонкой шелковистой  кисеей, а ее тоненькое гибкое тело таким непривычно золотистым. Зато глаза, темные, словно спелые вишни, сияли, как у дикой кошки. И он двинулся на нее...

Так и получилось, что египтянку принесли к королю. Когда гвардеец на плече проносил ее в дверь, она молотила тоненькими кулачками по его спине.
- Она отказалась, государь. - он поставил ее не пол и на случай сопротивления придерживал ее за руки.
Она очутилась перед двумя парами, как ей показалось, удивленных глаз, короля и его офицера. Египтянка несколько раз отдернула руку, но напрасно. Так она и стояла, напуганная, раскрасневшаяся, тяжело дыша, в попыхах сдувая с лица завитые в мелкие кольца спутанные волосы, переводя взгляд то на офицера, то на короля.

+3

4

Подписал Эд все быстро, но Дюк счел нужным затянуть какие-то занудные пояснения. По опыту общения с Делормом и его выпестышами, Эд знал - лучше переждать и выслушать или, хотя бы, сделать вид, что выслушал. Дьюэйн, конечно, не его начальник, никак не покажет своего недовольства монаршьим отлыниванием от дел, но настучит. И придется выслушивать от Делорма все это еще раз, да еще и нравоучения. Так что... Эд слушал. Даже пытался понять что там с обострением ситуации с Римом и настроениями в Мадриде. Какая разница что там в Мадриде-то? Тут с Сантианой бы и ее настроениями разобраться! От продолжения лекции о внешней политики короля избавило появление посланного за Нерис гвардейца. С Нерис. Но в каком она прибыла, точнее, была доставлена, виде!
В первый момент было недоумение, а после слов гвардейца пришло негодование.
- Она отказалась, государь.
- Чтоооооооооооо? - Рявкнул его величество и поднялся с кресла.
- Она отказалась, государь. Повторил гвардеец и невольно попятился. Вместе с ношей.
- Да, как она посмела! Мерзавка! - Снова рявкнул уже не просто негодовавший, а охваченный яростью, король.
- Ваше величество. Позвольте. - Раздалось за спиной. Дюк отложил папку и оказался между разгневанным монархом и продолжавшим держать на плече и лапать обтянутой тончайшей едва прикрывавшей бедра зад девушку.
- Поставьте госпожу Нерис на пол и вон отсюда. - Не обращая внимание не то, что вообще-то здесь находится его король лично и приказы, в первую очередь, отдает он. Гвардеец тоже об этом забыл, стоило ему взглянуть на холодные глаза офицера и увидеть в них все то, что он сделает с гвардейцем, если он не выполнит приказ немедленно. А гвардеец боялся Дюка куда больше, нежели короля. Тот, в порыве гнева может и казнить, а вот Дюк... просто смертью не отделаешься.
Гвардеец торопливо поставил девушку на пол и поклонившись королю и Дьюэйну ретировался за дверь.

+2

5

Дюк тянул время намеренно, желая увидеть Нерис, да и настроение короля внушало офицеру опасения. Не нравилось ему настроение Эдуарда. В причинах дурного расположения духа офицеру разбираться не хотелось, хотя можно было и так понять - предстоящая свадьба. Дюк мысленно усмехался, но только мысленно, а вслух продолжал рассказывать о текущем состоянии дел и влиянии изменений, происходящих в Камбрии на другие страны и то, как страны могут отреагировать. И не только страны, а еще и Церковь.
Наконец, явился гвардеец, а то у Дюка уже подходили к концу заготовки, вот только появление вызвало недоумение не только у Эдуарда. Дьюэйн тоже не сразу нашел нужные слова. Зато гвардеец не смог удержаться от комментариев: "- Она отказалась, государь. "
Реакция на подобное заявление была ожидаемой. Эд, даже не будучи на взводе, мгновенно вспыхивал при проявлении неповиновения, а когда он и без того зол... Так что рык не стал неожиданностью. А этот идиот не нашел ничего лучшего, как повторить свои слова, и продолжить лапать Нерис за зад. Весьма соблазнительный зад! Кто ему позволил?
- Да, как она посмела! Мерзавка! - Дааааааа, Эд был уже в ярости, но Дюк тоже. Гвардейца он запомнил и тот ответит и за глупость и за шарившие лапы где не попадя!
- Ваше величество. Позвольте.- С трудом сдерживаясь, Дюк еще смог обойти монарха, и оказаться живым щитом между ним и Нерис.
- Поставьте госпожу Нерис на пол и вон отсюда. - Голос Дюка был ровным, хотя он сам был напряжен и готов сорваться. Нерис действовала на него как... Нет, не было у него никакого сравнения. Гвардеец сообразил и вымелся из комнаты, наплевав на то, что тут вроде как король приказы отдает.
Дюк же несколько мгновений смотрел в темные глаза девушки, взволнованные и дерзкие, после чего, поклонился ей.
- Надеюсь, он не причинил Вам вреда? - С легким поклоном поинтересовался мужчина у Нерис, подавая монарху пример обращения с дамой, хотя и не слишком верил в то, что тот попадется на эту уловку и гнев сможет притушить. Невольно офицер встал так, что бы не мешать королю любоваться прекрасной египтянкой, и в то же время, иметь возможность вмешаться, если это понадобится. Уходить он не собирался.

+2

6

Гвардеец поставил египтянку на пол, она тут же отскочила и зашипела на него, как кошка, и принялась растирать руки, в страхе поглядывая на короля.
Она помнила, как должна встречать того, кто был здесь для всех богом. Помнила, что должна рассыпать цветы на его постель и предложить ему себя, так, как ее учили учителя в Альбионе, то-есть послужить так, как это было в храме. Но, лишь только речь заходила о короле, о чужом короле, как она не могла ничего с собой сделать. Она не могла служить ему так, как служила бы своим богам.
- Да, как она посмела! Мерзавка!
Египтянка вздрогнула и закрыла лицо руками, но потом тут же открыла свое побледневшее личико и с укором посмотрела на короля. В конце концов он не ее бог, а этих людей, у кого она лишь пленница.
- Я не мерзавка... Я жрица. - очень тихо, через прерывающееся дыхание произнесла она и гордо приподняла подбородок.
- Надеюсь, он не причинил Вам вреда?
Этот вопрос задал офицер, который смотрел на нее точно, как пес на кошку, с целью схватить и как можно скорее съесть. Египтянка сделала, как у удивленной стрекозы глаза.
- Нет.
Нерис вспомнила, как укусила гвардейца за ухо и облизнула рот языком, решив, что лишний компромат ей щас ни к чему.

+5

7

- Я не мерзавка... Я жрица.
Эдуард прищурившись рассматривал девушку. В тот первый раз, когда ее передавал посол Ренье, его величество был слишком занят другими переживаниями и почти не обратил внимания на девушку, а теперь вот мог сполна насладиться ее необычной красотой и грацией, а ее одежда и вовсе, невозможная в Европе вызывала... да, много чего она вызывала, начиная с желания, заканчивая недоумением и любопытством о самой хм... жрице. Жрице чего? Но не успел Эдуард переварить это недоумение, как испытал новый шок.
- Надеюсь, он не причинил Вам вреда?
Только теперь Эдуард осознал, что Дьюэйан нарушил все правила этикета и выставил прочь гвардейца (А гвардеец послушался... видимо, тоже от удивления и неожиданности), а теперь еще и это вот. Эдуард понял, что если бы Дюк сейчас еще и взял руку девушки и поцеловал, то он бы решил, что до конца света остались считанные минуты и теперь стоял и наблюдал за представлением. Нет, он знал, что правая рука Делорма тот еще лицедей, когда ему надо, но сейчас... Король не сомневался, что видит редчайшее событие - настоящие эмоции этого Делормовского цепного пса и просто теперь был не в состоянии пропустить такое шоу. И пусть ярость на осмелившуюся спорить девицу уступила было место удивлению и даже шоку, но все же никуда не исчезла и Эдуард решил дать ей волю. Он обогнул слишком много взявшего на себя офицера и провел пальцем по щеке девушки, наслаждаясь ощущением гладкости кожи и... невольно сравнивая с ощущениями, которые вызывали подобные прикосновения к лицу Лантьера.
Да, девушка была, несомненно, соблазнительной и волнующей, но не вызывала и десятой доли того отклика, который вызывал любовник. Но это же не повод! И рука Эдуарда скользнула сначала по тонкой линии шеи египтянки, а потом спустилась ниже, накрывая ее грудь.

+3

8

Широко раскрыв глаза Нерис рассматривала этих двух мужчин, испуганно и зажато. Одному она просто принадлежала, а другой просто исполнит все, что ему скажет король.
Египтянка отдернула свое лицо, когда ее коснулся Эдуард и отступила, заслоняясь от него рукой. Но ладонь короля, словно назло, скользнула на шею, а затем на грудь.
Девушка затаила дыхание, скользя взглядом по его глазам, пролепетав почему-то по-арабски "пожалуйста", хотя знала кроме этого еще три языка.
На груди был узел соронга, который прикрывал ее тело. Его-то, сдернутую еще гвардейцем, и задела рука короля. Шелковистая ткань, обвивавшая точеную золотистую фигурку, она не успела ее подобрать, развязалась и поползла прочь, скользнула вниз, образовав дымчатый прозрачный ковер у ног.
Египтянка стояла раскрасневшаяся, нагая, глотая соленые слезы, точно вылепленная из воска статуэтка, и смотрела на короля. Только одна дрожащая рука прикрывала грудь, а вторая лоно, без единого волоска на нем, точно у ребенка.

+4

9

- Я не мерзавка... Я жрица.
Губы Дюка едва заметно дрогнули, тем самым офицер выразил максимум возможных сейчас эмоций. И даже их заметили.
А дальше... сколько раз Дьюэйн присутствовал при подобных сценах. И в скольких принимал участие, но они проходили стороной, вызывая закономерный отклик в теле, но не где-то там внутри, опаляя горячей волной возмущения и ярости, желая оттолкнуть грубого мужлана, посмевшего лапать... а кого, собственно? Его женщину? Пожалуй, именно так, именно на этом настаивала другая волна, захлестнувшая  его целиком, теплая, приятная и даже, пронзительно-щемящая. Эмоции были слишком сильные и новые для Дюка, что бы он мог с ними разобраться вот так вот быстро. Тогда, на лестнице, была лишь слабая тень того, что мужчина испытывал сейчас. Он тогда решил, что получит себе эту девушку, но сейчас осознал, что хочет не просто получить ее в постель на один-два-десять раз. Нет, он хочет ее получить себе всю и навсегда.  Нерис должна принадлежать ему, чтобы никакие посторонние мужские руки не смели трогать его вещи! Даже, если это руки короля.
С гневом Дюк умело справился, даже ни на миг не продемонстрировав его монарху. И теперь, казалось, с безразличием смотрел на обнаженное тело Нерис, на дрожащие губы, на слезы, текущие из глаз, а сам чувствовал как задыхается. Нет, его натуру было уже не переделать, текущие слезы не вызвали желание оградить от жестокого мира и бросаться клятвами и обетами "не дать ни одной слезинке" и так далее. Напротив, хотелось их видеть, ощущать их вкус, хотелось сжать, толкнуть к стене и...
Дюк поклонился королю.
- Ваше Величество, позвольте мне... - Дюк на миг запнулся, снова посмотрел на девушку и решительно продолжил. - ...просить Вас о милости. Я честно служил Камбрии и Вам, Ваше Величество и никогда не просил награды. Но сейчас осмелюсь просить. Прошу отдать мне эту женщину. Простите меня за прямоту, но для Вас она вряд ли может представлять серьезный интерес. Вы предпочитаете другой тип женщин.
Дюк смотрел прямо в глаза Эдуарду, отлично понимая, что уже сегодня переступил все, что мог, но продолжал упрямо идти к своей цели. На Нерис он больше не смотрел, только прямо в глаза своего монарха.

+2

10

В одежде девушка казалась более ммм... интригующей, там была загадка, пробуждавшая интерес, оставшись же без одежды она... фигурка почти мальчишеская, но не юноша, там все же была грудь, к сожалению, небольшая, каковая и должна быть у дамы, по мнению Эдуарда, и не было члена, который полагался мужчине. В общем, его величество почувствовал себя... обманутым. Он даже невольно отошел на шаг и снова испытал удивление, которое заслонило все.
- Ваше Величество, позвольте мне... просить Вас о милости. Я честно служил Камбрии и Вам, Ваше Величество и никогда не просил награды. Но сейчас осмелюсь просить. Прошу отдать мне эту женщину. Простите меня за прямоту, но для Вас она вряд ли может представлять серьезный интерес. Вы предпочитаете другой тип женщин. Дюк никогда не отличался раболепством и был из тех, кто осмеливался смотреть королю в глаза. И, насколько, Эд помнил, с Карлом он вел себя так же - подчеркнуто вежливо и почтительно, но без малейшей доли подобострастия. И... никогда не просил. Эд постарался вспомнить что-то подобное и не смог. Отец не раз упоминал беззаветную верность некоторых офицеров и Дьюэйан был в их числе. Беззаветно предан и бескорыстен. Да, Дьюэйн получил титул графа из рук Карла, но никогда не просил об этой милости, и пожаловано дворянство ему было исключительно за заслуги и для удобства, что бы высокородные бездельники не смотрели на служаку сверху вниз. Нет, конечно, некоторые пытались кичиться древностью рода, но безразличие ко всей этой мишуре самого новоиспеченного графа сводило на нет весь их пафос.
И вот теперь он обратился с просьбой. И не просто просьбой, а с просьбой для себя. И... И Эдуард растерялся. Он был уверен, что Дюк искренен, и в то же время эта просьба для короля была хорошим способом не теряя достоинства выйти из этой ситуации.
Однако, и дерзость Дьюэйан не могла остаться безнаказанной. Тоже мне, взялся распоряжаться в комнатах короля, как в казармах, да еще и лапы свои загребущие тут тянет к монаршьему имуществу!
Эд хмыкнул и обошел Нерис вокруг, встав позади девушки он положил ладони на ее прохладные плечи, ощущая гладкость кожи и приятную округлость молодого тела.
- Дюк, мне, конечно, не жалко женщины для верного слуги, но... - Сильные мужские руки опустились ниже и накрыли грудь девушки, столкнув прочь ее ладони, а то, с какой силы вжались пальцы в тело, давали понять, что сопротивления и новой непокорности король не потерпит. Эд смотрел в темнеющие от сдерживаемой ярости глаза офицера и едва-заметно усмехался. Он не сомневался, что Дюк не Филипп Пармский и не бросится на него с ножом, а сдержится. Что же этот наглец заслужил свой урок. И жрица-мерзавка тоже.
Выдержав паузу, Эдуард продолжил.
-... но зачем она тебе? К твоим услугам любая... преступница, да и наши придворные красотки с радостью согреют твои постель. - При этом руки свои король с груди девушки не убирал, а когда убрал, то резко развернул ее, так что бы девушка видела обоих мужчин и ухватил за подбородок. Увидел страх в глазах девушки, рассмеялся и... толкнул ее к Дюку.
- Хотя... А, знаешь... Забирай. Считай, что я ее тебе пожаловал как... замок, хотя, нет, как покои в моем дворце. - Эдуард нехорошо усмехнулся, давая понять, что может и отобрать пожалованное. - А сейчас, убирайтесь оба. А о своем поведении сам доложишь Делорму.
И Эдуард отвернулся, что бы налить себе вина и... пожалуй, он заслужил немного удовольствия, да и Тони, несомненно оценит это приключение.

+2

11

Она помнила этого Зверя. Она не помнила, почему его так назвала. Помнила только, что в его присутствии ноги у нее немеют, как у какой-нибудь лани.
Она помнила, как он нашел ее под лестницей, когда она пряталась от короля, а его люди разыскивали ее повсюду. И, хвала Сету, проводил в ее комнату, когда уже прекратили ее искать. Как он потом, разыскивал ее взглядом среди челяди, а она не знала, то ли молиться на него, то ли бежать со всех ног. Нет, пожалуй, молиться она на него не будет...
И теперь, когда мужчины решали, кому она будет принадлежать, она на всякий случай затихла, как кошка в засаде на мышь. Вот только эта Мышь могла ее съесть целиком и даже не поморщиться.
Забыв про то, что она раздета, а ее покрывало лежит у ее ног, подобно золотистому дождю, она слушала их, полуоткрыв рот. Она задрожала, когда король подошел и его руки сдавили ее грудь. Нерис тихонечко охнула, но не посмела закрыться, а продолжала стоять, яростно кусая губу.
- Хотя... А, знаешь... Забирай. Считай, что я ее тебе пожаловал как... замок, хотя, нет, как покои в моем дворце.
Зверь мог наслаждаться. Нерис потихонечку засопела, как недовольная Кошка, и у нее выступили слезы. Ее судьба была решена, хотя египтянка еще не решила, спасена ли она.
Она наклонилась и с достоинством, на которое только было способно это юное тело, подняла свое покрывало и набросила его на себя. Прикрыв заодно и отпечаток руки, который оставил гвардеец на ее бедре, и королевские пальцы на груди. И, пошатываясь от волнения, поклонилась королю.

+2

12

- Дюк, мне, конечно, не жалко женщины для верного слуги, но...
Дюк казался каменной статуей, ни один мускул не дрогнул, дыхание оставалось по-прежнему размеренным и глубоким, хотя внутри все буквально кипело и клекотало от ярости, но Дюк никак не выказывал того, что испытывает в этот момент, хотя бы потому что не сомневался, что Эдуард это понимает и нарочно издевается над ним. И понимал почему тот так поступает, но понимание это и напоминание себе, что перед ним его король и король имеет право на все то, что сейчас делает и вообще эта девушка, на самом деле принадлежит монарху, никак не помогали затушить тот пожар, что полыхал в душе офицера и только выдержка и дисциплина не давали ему сорваться и наделать глупостей.
... но зачем она тебе? К твоим услугам любая... преступница, да и наши придворные красотки с радостью согреют твои постель.
Да, к его услугам были и преступницы и преступники и придворные обоих полов. Тут было сложно спорить, но это все было совсем не то. Хотя, с некоторыми и бывало интересно. В основном, с преступниками, придворные же...  резон подавляющего большинства, рвавшегося в постель к правой руке месье Дьюэйна, был очевиден - корысть. Того или иного толка. Желания варьировались от помощи попавшему в опалу брату-мужу-любовнику-жене и т.д, до желания при помощь Дюка получить хоть толику власти. Скучно и не интересно.
Нерис же... ее экзотическая красота не оставила равнодушным мужчину, а потом проснулся и другой интерес. А теперь вот... Решения Эдуарда, офицер ожидал как отправленные им в Альканар преступники - вердикта судей.
- Хотя... А, знаешь... Забирай. Считай, что я ее тебе пожаловал как... замок, хотя, нет, как покои в моем дворце.
Дюк сделал вид, что не услышал намека и не понял его, он сделает все, что бы король навсегда забыл про эти "покои" и сам забаррикадирует все двери.
- Благодарю Вас, Ваше Величество. - Глубокий поклон был совершенно искренним.
- А сейчас, убирайтесь оба. А о своем поведении сам доложишь Делорму. Дьюэйн и бровью не повел, снова поклонился своему королю и серьезно ответил.
- Конечно, Ваше Величество, господин Делорм получит полный доклад. - и можно было не сомневаться, что исполнительный офицер действительно не умолчит ни о чем... разве что о том, что он испытал и что подтолкнуло его к такому шагу. Если, конечно, полковник не спросит сам. А зная его... Вряд ли он оставит без внимания сложившуюся ситуацию. Но это все решаемо, а сейчас... Дюк позволил себе легкую едва-заметную улыбку, наблюдая как за тем, как Нерис упрямо выпрямилась, завершив поклон и подошел, взял концы ткани из рук девушки и завязал ее покрывало, нечего всем подряд лапать ее взглядами.
Отступив назад, Дюк утянул девушку за собой, а в коридоре, рывком притянул к себе и крепко сжав.
- Что же. Пусть мне еще придется заплатить за право обладания тобой и, наверняка, дорого, но это того стоит.- Дюу смотрел на прижатую к его груди полуобнаженную девушку и слова его тоже были абсолютно искренними. Отпустив египтянку из объятий, офицер перехватил ее запястья, не давая сбежать и куда-то деться, Дюк повел ее по дворцовым коридорам к себе в покои.

+3

13

Как у Нерис стучало сердце! И оно не успокоилось после того, как он утащил ее к себе в комнаты и она, наконец-то оказалась одна. Он ушел.
В его отсутствие двое слуг принесли огромный сундук из ее бывшищ комнат и поставили в углу. И сказав, что ужин будет позже, тоже ушли.
Египтянка понемногу начала успокаиваться и огляделась. Чтобы чем-то занять себя она прошлепала босиком до сундука и раскрыла его. Там лежало много дорогих ей вещей. Она достала огромную шкуру ягуара, провела по ней рукой, наблюдая, как играют на солнце черные и золотые пятна, вздохнула и положила ее на пол, расстелив, как ковер.
Она опустилась перед сундуком на колени и достала мраморную фигурку Сета. Помимо всего прочего, он мало того, что был ее охранником, так еще и спасителем. Почти таким же, как у европейцев Иисус. Нерис знала, что Иисусу молятся все, кто не попадя, и сама не раз бывала в церки с Александрой, но Сет, точнее его фигурка, спасла ее самолично, защитив от насильника, еще там, в Альбионе, когда он напал на нее, а она опрокинула ему статуэтку на голову, приведя его в чувство. С тех пор она верила только в Сета. Нерис взвесила ее в руках. Тяжелая... Она представила голову Зверя.
Статуэтку она поставила у кровати, чтоб был всегда под рукой. Полюбовалась на нее  молча и вернулась к сундуку.
Теперь ей предстояло найти что-нибудь, чтобы не будорожить Зверя своим видом. Она оценила свой гардероб, вспоминая его взгляды, короля, гвардейца... И почему это мужчины вечно хватаются за грудь и задницу, как один!
Она нашла один единственный наряд, совсем простой, из ничего не значавшей серой материи, и скинув перед зеркалом золотистую газовую ткань, одела его. Повертелась перед зеркалом. Вроде ничего из того что интересует этих самцов, не видно. Представила себе изумление Зверя, который не найдет, то что ему надо и опустилась на кровать, обреченно глядя на дверь.

+2

14

Размер отведенных правой руке Делорма апартаментов мог позволить переселить к нему не одну жрицу-египтянку, а небольшой жреческий отряд. Сам Дьюэйен не пользовался и половиной, прекрасно обходясь кабинетом, гостиной, хотя ее наличие не считал обязательным, но именно в нее вели входные двери, ванной комнатой, спальней и... еще одной небольшой комнатой. По замыслу архитекторов это помещение должно было быть гардеробной, в которой придворный, живущий во дворце хранил бы свои многочисленные одежды. Дюк же для своих нескольких абсолютно одинаковых сюртуков приказал принести и поставить в спальне простой шкаф. Комнату же обставил по своему вкусу, видимо, мало ему было пыточных комнат в Альканаре и занимаемом Тайной полицией особняке.
В остальные же комнаты он даже и не заглядывал, что, впрочем, не давало слугам оснований не прибираться в них очень и очень тщательно. Очень способствовало такой исполнительности репутация хозяина этих апартаментов.
Велев доставить вещи Нерис, Дюк убедился, что девушке есть где все разместить, совершенно не задумавшись о том, что комнат было много, но вот кровать стояла только в одной, пообещав вернуться как только освободиться, Дюк ретировался. Ему нужно было время что бы немного взять себя в руки, да и Нерис не мешало обдумать свое новое положение.
Работы у Дюка всегда было больше, чем времени и стоило только окунуться в нее, так тут же в из головы вылетели все посторонние мысли. Ну, почти все, стоило на секунду расслабиться и тут же перед мысленным взором вставала картинка, на которой с Нерис слетает ее тончайшее покрывало и она остается без всего. И Дюк, стискивал зубы, понимая, что все его планы полетят к черту, если она и дальше будет ходить в этом... одеянии.
Всех дел было не переделать, а усталость уже взяла свое, как и тяжелый летний вечер за окном и месье Дьюэйн, откинулся на спинку кресла и устало прикрыл глаза. Все. На сегодня хватит.
Дав себе минуту отдыха, офицер резко поднялся и отдав по пути какому-то слуге приказ подать в его комнаты ужин на двоих, добрался до своих комнат.
В руках мужчины была большой глиняный  кувшин вина, оплетеный какими-то  прутьями, потемневшими от времени. Вино было дорогим, контрабандным и доставшимся Дюку в ходе одной операции и хранившимся в дальнем шкафу до особого случая. Вот уже несколько лет хранившимся. Дождался кувшин своей очереди.
Первое, что увидел Дюк, это была пятнистая шкура, брошенная у камина. Шкура хранила следы чьего-то недавнего времяпрепровождения на ней. Дюк не удержался и хмыкнул. Следы следами, примятые и не до конца выпрямившиеся жесткие волосы, сказали Дюку, что встали со шкуры не так давно, но самой нахалки здесь не наблюдалось и Дюк решил начать ее поиски... со спальни и не ошибся. Да, увидев Нерис целомудренно замотанную в какую-то экзотическую для Камбрии серую хламиду, мужчина таки удивился, но...  Кажется, египтянка могла и в пресловутый картофельный мешок нарядиться и скрыть грацию линий и соблазнительность форм не получилось бы.
- Предпочтешь ужинать здесь? Или все же пойдем в гостиную? - Словно не поняв ее демарша, проговорил Дюк, и покачал принесенным кувшином. - Мне хочется угостить тебя этим вином. Давно ждал случая открыть.
Кстати, очень хорошо, что ты наконец, оделась. Все же здесь королевский дворец, а не... хм... храм. Кстати, ты сказала, что ты жрица, кому именно ты служила, жрица Нерис?

Дюк не дал возможности египтянке выбрать "здесь", а сам уже стоял за порогом спальни, приглашая эту так походившую грацией и повадками на кошку, девушку, перебраться в гостиную. Там он кивнул на шкуру и усмехнулся.
- Кстати, в тайной полиции меня иногда называют ягуаром, полагая что я не знаю какой кличкой они меня наградили. - Дюк поставил кувшин на стол и отодвинул стул для Нерис, продолжая любоваться ей. Эта серая.... одежда, определенно, шла ей ничуть не меньше той прозрачной. А, может, даже больше, даруя простор для фантазии, подстегнутой виденным ранее.

+3

15

Египтянка храбрилась, пока ее новый хозяин отсутствовал. Но ее сердце готово было выпрыгнуть из груди, лишь только он появился в дверях. Она вспомнила о статуэтке, бросила на нее взгляд - Сет ответил ей заговорщически - и она вроде бы успокоилась.
- Я бы пошла в гостиную... - египтянка тут же встала с кровати. Она рада была уйти из этой спальни, где все, включая барельефы на потолке говорило о страсти, о богах и амурах, и о нимфах, к которым ото всюду подкрадывались лохматые сатиры голышом. Так что к концу просмотра у нее начала кружиться голова, соски напряглись, а между ног все горело, словно от самыз развратных ласк. Покраснев, Нерис быстро вышла из комнаты и вслед за офицером появилась в гостиной, где уселась, поджав ножки, на теплой шкуре, проигнорировав стул. Она заметила, что ее волосы слегка растрепались и заплела их в косу...
- Я служила Сету. Меня готовили, как жрицу с детства. Но однажды все переменилось. Туда, где я жила, прибыли европейцы. Жрецы сражались с ними. Когда со жрецами было покончено, нас, несколько женщин и детей, мне тогда не было и десяти, погрузили на корабль и переправили на рынок рабов. Меня купил торговец из Альбиона. А там я попала во дворец...
Она не рассказала, какими путями туда попала и умолчала о жестокостях, которые видела в пути.
А серая материя, которую египтянка нашла, было все чем она обладала на сегодняшний день, в меру экзотическая и комфортная. И Нерис гадала, как она попросит у него еще что-то в этом роде, раз именно такая одежда так ему нравится.
- Как мне прикажете вас называть... господин? - осторожно прикусив язычок, спросила она, решив что слово "ягуар" в ее положении не слишком удачно прозвучит.

+2

16

- Я бы пошла в гостиную...
Дюк мысленно хмыкнул. Он уже понял, что с этой маленькой упрямицей никак нельзя нахрапом, точнее, можно, конечно, но тогда он не получит и сотой части того, что может получить, если пойдет по пути "приручения".
Если бы он вошел и с порога приказал бы ей идти за стол, то она или уперлась бы, или пошла бы, но никакого удовольствия от общения он бы не получил, а она наслаждалась бы своей неприступностью и гордостью.
Упряма она была во всем, даже, устроилась она не за столом, а на шкуре. Ну, а почему нет?
Дюк скинул сюртук и, немного подумав, стащил перчатки, заодно решив проверить и ее реакцию - отшатнется или ее красивое лицо исказит гримаса отвращения. Нет, сейчас, руки уже не выглядели столь страшно, как в первые месяцы, но все же следы ожогов и щипцов были видны, а два ногтя на безымянном пальце и мизинце левой руки никогда не отрастут. Тут даже чудодейственные эликсиры Боргезе были бессильны.
Взяв с собой пару бокалов, все тот же кувшин и большую миску, куда просто сгреб мясо, сыр и хлеб, Дюк опустился на шкуру рядом с Нерис. Он наполнил оба бокала и один подал девушке. Дюк не слишком любил вино, но умел его ценить, но не пить же за знакомство сливки!
- Сета? - Дьюэйан и не пытался скрыть удивления. - Мне казалось, что Бастет или Изида больше... похоже... Особенно - Бастет.
Дюк склонил голову и выразительно скользнул взглядом по фигуре девушке, так и не потерявшей в его глазах кошачьих черт.
-А Сет... Знаешь, не вяжутся в моем представлении служба Богу Смерти и ты. - В этот момент офицер не врал и не играл. - Но Сет, значит, Сет... Знаешь... возможно, это судьба.
Он ненадолго замолчал, продолжая любоваться девушкой, Нерис даже не догадывалась, что новый Нерисовладелец как раз раздумывал над примерно тем же вопросом, а именно - нарядов для своей Кошки, как он ее окончательно окрестил. Сначала он собирался заказать для нее придворные платья, потому как в той прозрачной ткани было просто невозможно выпустить ее за пределы спальни. Даже его репутация не спасла бы девушку. Но теперь, увидев ее в этой, куда более скромной, но такой необычной, как и она сама, одежде, понял, что заставлять египтянку надеть все эти банальные тряпки было бы просто кощунством. Потом надо будет просто поговорить с портнихами и договориться что бы они принесли ткани и пусть Нерис сама выбирает какие ей приглянутся.
- Как мне прикажете вас называть... господин?
Дюк улыбнулся от салютовал своим бокалом.
- Как раз повод выпить за знакомство. Мое имя Джьюд Дьюэйн. Но некоторым позволено называть меня Дюк. Думаю, будет лучше, если ты сразу станешь ко мне обращаться именно так. - Мужчина отпил вина и кивнул одобрительно. Не зря он его сберег.

+2

17

Что-что, а сплетни и новости во дворце разносятся быстрее, чем происходят на самом деле. И о том, что "Ягуар завел себе наложницу" стало известно сразу. Версии были самые разные, и одна причудливее другой. Но, в основном, придворные сходились к версии, что эта дерзкая девчонка разозлила короля своей непочтительностью и непослушанием, об этом были наслышаны все, и тот отдал ее Дюку для воспитания.
Дюку же самуму весь день было не до сплетен, а сейчас... а сейчас и подавно, а вот де Бонне был сегодня совершенно свободен. Поэтому к сплетням прислушался крайне внимательно, а еще сделал вывод, что придворные пустобрехи тупы как пеньки на лесной вырубке. Если бы Дюк занялся воспитанием этой экзотической особы, то шел бы в свои комнаты не с кувшином редчайшего вина, который Бернар у него тщетно выпрашивал вот уже несколько месяцев, а с новыми плетьми и розгами. Так что, дорогие мои, не все так просто. А как именно обстоят дела Бернар жаждал узнать сам. А для этого надо было заглянуть к Дюку на огонек.
Что из себя представляет Нерис де Бонне узнал едва та оказалась на Камбрийской земле. Кое что выспросил у Ренье, а основную информацию предоставил старый добрый друг - Уэйн. Так что, Бернар под дверями комнат Дьюэйна появился во всеоружии.
Бесцеремонно обманул дежурного гвардейца, тот и не усомнился, когда Бернар потряс ворохом тряпок и заявил, что "месье Дьюэйан попросил принести это для гостьи и просил поторопиться". Его и пустили. Даже услужливо распахнули дверь, что бы месье дворецкому было сподручнее протискиваться с его ношей. Не тяжелой, но объемной.
- Хорошего вечера, дорогие мои. - Тут же с порога проговорил Бернар, сгрузил к ногам девушки все, что принес и присел без приглашения на ту же шкуру.
- Вот. Это для твоей гостьи, Джьюд. Счет я потом пришлю, а это... - Бернар достал из-за пазухи шкатулку. - Ты же позволишь мне сделать маленький подарок этой красавице?
Бернар, раскрыл шкатулку и на свет появилась небольшая цепочка с медальоном.
- По легенде, эта вещь когда-то принадлежала самой Клеопатре, красивой женщине, к ногам которой падал сам цезарь и его верный воин.
Бернар совсем-совсем ни на что не намекал об этом говорил весь его вид.
- Она досталась мне совершенно случайно. Ходят слухи, что мужчинам она приносит неприятности, а женщинам, наоборот. Ее не было на египетской царице, когда все повернулось против нее, она подарила ее Антонию. Поэтому будет справедливо, если эта безделушка украсит шею египетской красавицы! - Берни был так искренен в своем желании одарить Нерис, так подкупающе страстен и порывист, что просто не давал возможности отказаться. Дюк же знал старого пройдоху как облупленного и только усмехнулся.
- Вино мы уже открыли. Не получится выменять. Но могу предложить стаканчик. - Дюк хмыкнул, сводя весь пафос де Бонне на нет и кивнул ему головой на кувшин - сам пришел, сам наливай.
Бернар надулся - как ты мог обо мне так подумать?
- Предлагай. - Про себя же подумал, что "пустую тару" Дюк не станет хранить, значит можно будет забрать просто так!

+2

18

Волнение сыграло свою роль или нет, но Нерис проголодалась. Пока Дюк выкладывал мясо, сыр и хлеб, египтянка так и смотрела в миску, как голодная Кошка. И едва он поставил тарелку на место, египтянка, получив разрешение, нацепила мясо на вилку и принялась жевать, смотря на Дюка загнанными глазами. Затем спохватилась и аккуратно положила вилку на место. Ее хозяин так на нее смотрел, что она едва не поперхнулась.
- Дюк? Простите меня, хозяи... То-есть, Дюк... Я не всегда так ем...
Нерис выпила вина и почти сразу же опьянела. Ее глаза наполнились теплым огнем, а смуглое личико охватило волнение, когда она увидела его изуродованную руку. Но спросить его о ней она не решалась.
Однако не все было так просто. Кто-кто, а египтянка отлично знала, кто был этот мужчина с изуродованной рукой, о нем ходило так много слухов в королевском дворце, о том, что он был правой рукой главы тайной полиции государства. Поэтому египтянка и сидела, как пай-девочка и только ее темные, как вишни, глаза блестели интересом и страхом.

Только-только египтянка освоилась, как двери отворились и слуги пропустили целый ворох дорогих тряпок, вблизи оказавшийся старичком - во всяком случае, так показалось египтянке - с острым, пронырливым взглядом. Он него веяло благообразием и этот взгляд все время застревал где-то под платьем у Нерис. Хорошо, что она нацепила на себя эту серую невзрачную ткань. Сгрузив все на шкуру, он уселся на нее же, и вытер платочком пот со лба.

- Вот. Это для твоей гостьи, Джьюд. Счет я потом пришлю, а это... Ты же позволишь мне сделать маленький подарок этой красавице?
Цепочка с медальоном перешла из его рук в руки египтянки.
Нерис смотрела на подарок такими влюблеными глазами, но потом посмотрела на Дюка и осеклась... Цепочка транспортировалась из рук Кошки обратно в руки старого пройдохи. Кошка помотала головой.
- Я не могу его взять, даже если оно принадлежало царице Савской. Только мой хозяин может взять его и подарить мне.

+2

19

Проверку Нерис прошла с блеском. Во взгляде девушки не появилось ни брезгливости ни отвращения, с блеск в глазах и любопытство были приятны Дюку, в них он не видел ничего страшного, напротив.
- Дюк? Простите меня, хозяи... То-есть, Дюк... Я не всегда так ем... Дюкохозяин не удержался и фыркнул.
- Ну-ну, тут в пору мне начинать посыпать голову пеплом. Не догадался, что ты сидишь тут голодная и боишься потребовать принести тебе обед. На будущее - не стесняйся. Прислуга во дворце именно для того, что бы прислуживать и выполнять приказы. Твои будут выполнять так быстро, как только сумеют. - Дюк и не думал отводить взгляд, он ловил все нюансы поведения Нерис. И ее смущение тоже было очень... возбуждающим. Вот только насладиться обществом девушки и ее рассказами не удалось. Дверь распахнулась и Дюк с негодованием посмотрел на того, кто осмелился помешать им, причем как раз в тот  момент, когда офицеру как раз пришла в голову очень интересная мысль и он, продолжая любоваться Нерис и слушать ее, размышлял как лучше будет выпросить себе кусок дворцовых подвалов. Лучше всего тех, что находятся как раз под этими самыми комнатами, где они сейчас сидят.
Причину возмущения Дюк узрел не сразу, сначала появился ворох тряпок... которые он еще не успел заказать, а они уже прибыли... а потом... потом явился Бернар. Дюк только очередной раз ухмыльнулся и чуть продвинулся, когда этот старый пройдоха ввинтился на ту же шкуру, да еще и потребовал вина, наглец лысый!
То, что наглость мэтра де Бонне не знает границ он продемонстрировал тут же, попытавшись всучить египтянке какое-то украшение, сопроводив это какой-то сказкой. Дюк уже хотел возмутиться, но... Увидел взгляд Нерис и на мгновение заколебался, а через миг она сделала то, чего офицер никак не ожидал, учитывая то, как она вот только что смотрела на эту безделушку.
- Я не могу его взять, даже если оно принадлежало царице Савской. Только мой хозяин может взять его и подарить мне.
- Вот видишь, Бернар, ты настолько бестактен, что тебе на это вынуждена девушка указывать прямым текстом! - В отличие от Нерис сам Дюк такими предрассудками обременен не был. Он просто сгреб цепочку с украшением с бархатной подложки и неуловимым текучим движением переместился за спину Нерис и тут же застегнул замок на ее шее.
- Оно тебе идет. Вне зависимости от того, Клеопатре или Савской оно принадлежало до этого. Кроме того... Амулет от змеиного яда тебе точно не помешает, учитывая сколько ядовитых гадюк здесь при дворе развелось и что ты своей необычной красотой выводишь их из себя. - Дюк не удержался и провел пальцами по шее девушки, наслаждаясь гладкостью кожи.
- А ты, раз упр пришел, то... у меня к тебе будет одно дело. Мы его обсудим немного позже, а пока что... Покажи что же ты принес моей... подопечной. - Дюк теперь положил ладонь на плечо девушки и не давал ей отстраниться, напротив, вынудил ее откинуться назад, опереться спиной о свое тело.

+2

20

Подвеска произвела нужное впечатление на красавицу-египтянку и Берни уже готовился помочь застегнуть на тонкой нежной шее девушки замок цепочки, как та нанесла совершенно неожиданный удар:
" Я не могу его взять, даже если оно принадлежало царице Савской. Только мой хозяин может взять его и подарить мне."
Бернар на миг даже онемел. И было от чего. Мало того, что его планы были разрушены сразу и вдребезги, так еще и... "мой хозяин". Одно дело слышать сплетни о подарке короля, даже от Дюка услышь он "моя собственность", не так был бы шокирован, как услышав от этой самой собственности "мой хозяин". Значит...
А вот Дюк, видимо, уже освоился с ролью рабовладельца, впрочем, этот гад всегда умел быстро ориентироваться. Вон, прибился же к Делорму, да как прибился! В правые руки выбился, безродный гаденыш! Графом заделался, во дворце живет, теперь вон еще и рабынями обзавелся, и мне, настоящему графу, графу де Бонне, указывает!
- Вот видишь, Бернар, ты настолько бестактен, что тебе на это вынуждена девушка указывать прямым текстом!
Бернар задохнулся от негодования, а упомянутый безродный гаденыш уже держал в руках бесценную цепочку... артефакт, между прочим! Бернар не то что бы верил во всю эту магически-мистическую ересь, но... есть много в этом мире... и так далее.
- Оно тебе идет. Вне зависимости от того, Клеопатре или Савской оно принадлежало до этого. Кроме того... Амулет от змеиного яда тебе точно не помешает, учитывая сколько ядовитых гадюк здесь при дворе развелось и что ты своей необычной красотой выводишь их из себя.
Да не от яда! Не от яда! Едва не застонал старый развратник, сквозь готовые вскипеть слезы наблюдая за тем, как ценнейшую вещь на желанной шее экзотической красотки застегивает наглый мужлан.
- А ты, раз упр пришел, то... у меня к тебе будет одно дело. Мы его обсудим немного позже, а пока что... Покажи что же ты принес моей... подопечной.
Де Бонне продолжал с отчаянием наблюдать как кулон приник к смуглой коже девушки, выдавил из себя улыбку и кивнул.
Конечно... дело... Впрочем! Все это чушь оккультная и ерунда! Артефакт? Ха! Дорогая безделушка! Прочитал себе лекцию Бернар и тут же спохватился и вернувшись в свою стихию подвинул ворох принесенных тканей стал по одной поднимать их и прикладывать к девушке, словно ненароком касаясь то ее шеи, то плеча, то щеки, то руки. Это не мешало ему рассказывать откуда привезена та или иная ткань, чем она так хороша и как она идет несравненной Нерис. Впрочем, некоторые ткани приходилось отбрасывать, они отказывались гармонировать с необычной красотой невольницы.
- Ах, Нерис, Нерис, будь моя воля, я бы осыпал тебя с ног до головы самыми изысканными драгоценностями.
И у меня бы язык не повернулся называться твоим хозяином!
- Берни пристраивал очередной образец на плечи египтянки и воспользовавшись тем, что Дюку это надоело и он отошел что бы налить себе излюбленной своей гадости - жирных холодных сливок, и теперь стоял в любимой позе - опираясь бедром о край стола, в другом конце комнаты. Кстати, вино, что он так неосмотрительно бросил на произвол судьбы, Берни почти допил, успев налить и Нерис бокал, а теперь, склонившись к ее уху шептал ей обещания, опаляя нежное ухо горячим чуть пахнущим виноградом, дыханием.

+1

21

Египтянка действительно была голодна или на нерве, потому что набив щеки, она сжевала все, что было на ее тарелке, и выпила целый бокал вина. И тут же раскраснелась. Вино сделало ее смелей и она с благодарностью смотрела на Бернара и рассмеялась.
- Что вы! Дамы при дворе так хороши! Они не сделают  мне ничего плохого и совсем не похожи на диких змей!
Этот Бернар ей нравился. Он подарил ей такое замечательное украшение и ничего не требовал взамен. А теперь, как оказалось, а это была такая редкость, он понимает в тканях!  Она позволила Дюку надеть ей медальон, лишь слегка подняв плечи и замирая от прикосновения грубых пальцев, но как только Дюк отстранился, она вскочила и подбежала к зеркалу, вертясь и стараясь рассмотреть украшение сразу со всех сторон.
- Спасибо, Берни! Можно называть тебя Берни? - она обратила свой вопрос сначала к Дюку, а потом к нему.
Конечно можно. Она подбежала к столу и взяла, смеясь, новый бокал с вином, выпила, сияя глазами.  И тут же подбежала к Берни. И он стал прикидывать на нее новые ткани. Она заметила, что он слишком часто касается ее груди или бедер, но не подозревала его ни в каких грехах. Какие могут быть подозрения? Он же старик!
- Ах, Нерис, Нерис, будь моя воля, я бы осыпал тебя с ног до головы самыми изысканными драгоценностями. И у меня бы язык не повернулся называться твоим хозяином!
Египтянка застыла, с цветастой зеленой тканью посреди плеча, раскраснелась и улыбнулась, слушая от Берни восхваления своей красоте. Она подождала, когда он нальет себе и ей вина. Выпила его, подлизнув язычком капельку с третьего уже бокала и, пошатнулась, видя, что Дюк отошел от них, так же шепотом спросила
- А чтобы ты сделал?

+1

22

Поведение девушки стало... необычным и Бернар задохнулся от... предвкушения. Возможно, не важно было кто надевал этот артефакт, а важно было кому он принадлежал и кто подарил? Де Бонне почувствовал, что не может ничего сказать, а лишь кивнул, забыв что Дюк вообще находится здесь. И, Нерис, кажется, тоже забыла, она ожила и теперь бегала словно окрыленная.
Вот так тебе, ягуар! Перебьешься без этой красавицы! Тоже мне хозяин-рабовладелец! Наконец, к мэтру вернулся дар речи и он тут же воспользовался этим, тем более, что Дюк, эта помеха, отошел подальше, видимо, сам понял, что он тут лишний! Ткани скользили по телу девушки и Бернар жалел, что не может попросить ее избавиться от этого серого кошмара, скрывшего красоту египтянки, и тогда по открывшейся смуглой коже скользили бы сначала шелка и атлас, а потом руки мэтра. Он уже предвкушал эти сладостные моменты, когда ткань перестанет мешать, как же упоительная эта небольшая грудь под ладонями, как же сладко касаться ее ягодиц, и как будет чудесно сжимать их, осязая как гладка кожа, когда эти тверды маленькие соску можно будет сжать пальцами, а не только задеть сквозь ткань. Ах, Нерис, Нерис! Как же ты восхитительна и соблазнительна! - А чтобы ты сделал? Вопрос застал старого развратника врасплох, тогда, когда он уже в своих мечтах проделывал все это и намного больше с прекрасной наложницей.
- Я бы любил тебя, моя Нерис. Любил нежно и страстно. Дарил украшения. Создавал для тебя уникальные наряды, таких, каких нет ни у кого, потому что других таких как ты нет. Дарил бы их тебе, что бы потом любоваться тем, как ты сбрасываешь их, как невесомые ткани опадают к твоим ногам, видеть как сначала они льнут к твоей коже, а потом повторять их путь губами и руками. - Бернар не успел даже подумать, а просто сказал именно то, что сейчас вертелось в мыслях, и даже забыл, что нужно понижать голос и только раздавшийся злой голос вернул его в реальность. И возвращение это было очень неприятным и пугающим, настолько, что Бернар не просто отпрянул от девушки, которую в этот миг прижал к себе спиной, завернув в очередной кусок шелка, прижал так сильно, что Нерис не могла не ощущать как в ее ягодицы упирается налившаяся кровью плоть "безопасного старика", а отскочил, судорожно пытаясь схватить воздух, осознав что же тут наговорил и в чьем присутствии.

+1

23

То, что творилось с Нерис было... неожиданным. Настолько, что Дюк подумал что вино оказалось не просто вином, а то, что его самого не задело, то за это стоит благодарить сливки, которые нейтрализовали действие отравы. И подтверждение он увидел, наблюдая за Бернаром, за там как лихорадочным блеском загорелись его глаза, как сбилось дыхание, как стали порывисты движения. Но уже через пару минут, офицер понял, что дело вовсе не в вине. И все странности старого сластолюбца имеют куда более простое и банальное объяснение нежели подмешанное зелье. Все дело было в обуявшем лысого сатира вожделении. Точнее, это объясняло поведение де Бонне, но никак не объясняло того, что творилось с Нерис.
Настолько не объясняло, что Дюк вторично бросился изыскивать новые объяснения. Любые. Самые невероятные. Например, что дело в этой дряни, что подарил старый мерзавец, а он сам еще и застегнул его на шее Нерис. Может, и правда, что-то не чисто с этим амулетом от Клеопатры?
Но что бы там ни было с подвесками и египтянками, это никак не оправдывало поведение Бернара. Дюк почувствовал как под его пальцами сминается хрусталь, и с мягким хлопком трескается, а вот того, как мешаясь с успевшими согреться сливками между пальцев течет кровь, мужчина не почувствовал, как и того, как в ладонь врезались осколки и продолжали вгрызаться глубже и глубже, потому как сжимать руку Джьюд не перестал. Но вот стекло сломалось еще раз, дойдя до кости и не выдержав давления и это отрезвило мужчину, он наконец спохватился и разжал кулаки - несколько осколков упали на ковер, а остальные так и остались торчать из ладони, но Дюка эти мелочи не трогали, он пересек комнату быстрым и решительным шагом, вырвал из рук де Бонне сначала Нерис, которую тот слишком сильно прижимал к себе, забывшись, поранил при этом плечо девушки, затем, перехватил Бернара за шкирку, второй рукой отбирая кусок невесомого почти прозрачного шелка и отбрасывая его под ноги египтянки и рывком толкнул распалившегося любодея к двери.
- Еще раз посмеешь вытворить что-то подобное - убью. - Прошипел Дюк и вышвырнул дворецкого за дверь и тут же закрыл ее за ключ, что бы не дай бог или дьявол, не принесло еще кого-то. Рука продолжала кровоточить, и теперь чистая багряно-алая кровь стекала вниз на ковер. А мужчина словно и не замечал этого, он даже не потрудился вытащить из ладони осколки, просто подошел к Нерис и поймал ее за подбородок, вынуждая смотреть себе в глаза.
- И как это понимать? - Проникновенно и тихо поинтересовался Дюк. Он был в ярости, но пока что сдерживался, балансируя на грани. С Бернаром он не собирался церемониться и не церемонился, просто выбросил прочь.  А вот со своей собственностью еще предстояло разобраться.

+3

24

Когда Дюк вышвырнул Бернара, Нерис сделала большие глаза и едва не разрыдалась. Он так красиво рассказывал! И так разбирался в красивых тканях! Конечно, она чувствовала, что он вдохновлен ее красотой, но даже представить не могла, что он пойдет на что-то большее, чем просто воздыхание! А слова, что он ей говорил! Речи, что каждый день слышат здесь, во дворце, разве не в тысячи раз опасней для уха женщины чем эти? Она иной раз с любопытством наблюдала, как придворные дамы вздыхают по своим кавалерам, и пересылают с горничными записочки, а потом привечают своих возлюбленных у себя в спальнях, но сама даже тайно не могла подумать о таком. Хотя очень хотелось. Однажды, так даже очень. Она увидела молодого художника, который рисовал портрет баронессы де Нейль, и потом неделю ходила, очарованная этим живописцем, настолько, что даже застывала, лишь только слышала его имя. Ну и что, что это просто мечта! Ее глаза наполнялись слезами, и они, как драгоценности, скатывались по шекам.
И вот теперь, ее хозяин вышвырнул этого Берни! Единственного, кто к ней здесь хорошо относился. Египтянка в ужасе смотрела на Дюка. Она забилась в угол и вжалась в стену спиной. Таким он еще никогда не был. Его рука была вся в крови, так же как и ее плечо, и она от страха не могла понять, ее ли это кровь. Дюк схватил ее за подбородок и заставил посмотреть на себя.
- Я ничего не сделала... - египтянка немного дрожала, ее чуть-чуть покачивало от страха или от вина, - Если я не должна от него ничего брать, то я и не буду... Нерис, казалось, что она выглядит очень воинственно. И она, глядя в глаза Дюку, стала снимать подрагивающими руками медальон, тот самый, что он на нее одел.

+1

25

Даааааааааа, кошка ему досталась явно из бойцовых пород. Яркая такая, гордая. Упрямая. И дерзкая. Дюк про себя усмехнулся, наблюдая за ее решительным лицом, и упрямо вздернутым подбородком. И не преминул заметить как дрожат ее руки губы. Перехватив запястья Нерис, Дюк не дал ей расстегнуть цепочку, а завел ее руки за спину. Несколько секунд он смотрел в ее темные влажные глаза, а потом совершил ошибку, снова опустив взгляд на губы, все еще подрагивающие, приоткрытые и манящие и более не смог сдерживаться, склонился и смял   губы Нерис своими. Поцелуй не отличался нежностью, это было как знак собственности: "Ты - моя!" Но и затягивать его Дюк не стал, отстранился, не смотря на то, что очень хотел продолжить.
- Отнюдь. Принимать ты можешь любые подарки. От Берни особенно, у него есть вкус и не зря он держится на должности дворецкого столько лет не смотря на все те недостатки, что у него есть. Например, этот старый сатир попортил столько фрейлин и молодых дворян, что многим записным ловеласам и не снилось. - Закончив эту речь, Дюк отпустил запястья девушки и убрал руки.
- Так что его желание обладать тобой мне понятно, а вот что произошло с тобой, что ты так заигрывала с ним,
словно была готова отдаться ему прямо здесь на полу, не взирая на мое присутствие?
- Мужчина внимательно посмотрел на Нерис и снова поймал ее подбородок пальцами, на этот раз он внимательно всматривался в лицо, пытаясь понять что же с ней не так. А ведь, и правда, не так. Неужели, старый мерзавец что-то ухитрился подсыпать ей в бокал? Но как? И знает ли она сама ответ на свой вопрос? Дожидаться ответа Дюк не стал, подхватил девушку на руки, не желая тратить время на уговоры и объяснения, и просто отнес ее в спальню на кровать.

+3

26

Известие о том, что дворецкий вовсе не так стар, как она думала, и то количество "фрейлин и дворян, которое испортил этот старый сатир" должно было напугать египтянку, но однако ее испугало не это. Старый сатир совсем не казался Нерис страшным. Ее испугал Дюк. Опять. Сначала поцелуем. Хищным, мужским, собственническим. Египтянка высвободилась и обхватила себя руками.
- Так что его желание обладать тобой мне понятно, а вот что произошло с тобой, что ты так заигрывала с ним, словно была готова отдаться ему прямо здесь на полу, не взирая на мое присутствие?
- Значит, вы считаете, что я... такая? - она внезапно закричала. Он действительно считает, что она способна на это? Никто до сих пор не обвинял ее в легкомыслии, никто даже король. Ее охраняли почти, как принцессу, берегли, как зеницу ока. Ее глаза стали огромными и сияли, словно у кошки. Он схватил пальцами ее подбородок, но она стукнула его по руке. Тогда Дюк схватил ее и понес в постель. Как она вырывалась! Она расцарапала его лицо и сама испугалась. - Оставьте меня! Вы! Считаете, что вы мой хозяин и вам все можно? Она соскочила с кровати с другой стороны и, прежде чем выскочить из комнаты босиком, посмотрела на него, ее глаза были на мокром месте. Ее платье разорвалось от бедра. И она бросилась бежать по комнатам, не разбирая пути, пока не остановилась, всхлипывая... Остановилась от того, что увидела. Ее глаза расширились, потому что прямо перед ней был стол, над столом - цепи, а вся поверхность стола была в крови... Нерис молча попятилась.

+2

27

- Значит, вы считаете, что я... такая?
Дюк на мгновение растерялся. Никто не удивлял его столько раз за один короткий вечер, как это сделала сегодня Нерис.
Он ухватил ее за подбородок, а она... удар, конечно, для Дюка был слабым, но в целом... нет, этой дерзкой экзотической красавице было не занимать не только душевных, но и физических сил. И как же эта гремучая смесь манила и возбуждала. Все, что делала Нерис только подкармливало и разжигало охотничий дух Дьюэйна. Еще ни одна женщина не пробуждала в нем такие эмоции.
Он решил, что хватит на сегодня и подхватив на руки отнес в спальню, походя подумав, что следует сделать из одной из комнат отдельную спальню для этой дикой Кошки. Потому что иначе... иначе ей не поздоровится.
Кажется, Нерис задалась целью продемонстрировать, что она способна удивлять каждую минуту и оказавшись на ложе первое что сделала... оставила свою метку на щеке Дьюэйна.
- Оставьте меня! Вы! Считаете, что вы мой хозяин и вам все можно?
Вообще-то именно так и было, но ответить ничего успокоительного Дюк не успел. Он и на первый вопрос ответ-то собирался дать здесь. Прижав к кровати своим весом, крепко зафиксировав ее драчливые руки, спокойно объяснить ей что он так не думает, а хочет разобраться в причинах почему она стала вести себя так, что именно потому что не думает удивлен такой... непосредственностью. А теперь... Она сбежала. Дюк сам не ожидая от себя, уронил голову в ладони и беззвучно рассмеялся.
Его жизнь никогда не была скучной, но за этот вечер он осознал насколько не скучной она стала с появлением в его жизни Нерис.
Теперь, как никогда, он был уверен, что сделал все правильно, забрав ее от Эдуарда и пустив в свою жизнь. То, что она не сможет выйти из его апартаментов Дьюэйн не сомневался, но не услышал ни грохота в попытках открыть дверь, ни новых возмущений и решил, что пора идти искать и наконец-то поговорить.
Убрав руки от лица, Дюк заметил на них кровь и бросил взгляд в зеркало и усмехнулся - завтра он станет предметом недоуменных взглядов, тайных усмешек и еще более тайных перешептываний. Ну что же, в лицо никто ничего не скажет... разве что Эдуард, с него станется, или Делорм, он-то точно не станет сдерживаться. Но им можно, а остальные не осмелятся даже показать что-то заметили, а, значит, это их проблемы. Дюк оставил раны в покое и отправился на поиски своей собственности и нашел ее на пороге... Мда, умеет же она находить себе приключения.
- Понравилось? - "Дежурным" проникновенно-ласковым голосом поинтересовался Дюк, положив руку на плечо Нерис и несильно подталкивая ее вперед, словно предлагая войти и рассмотреть все поближе.

+2

28

- Понравилось? - сзади послышался голос Дюка, египтянка моментально повернулась к нему и вскрикнула, шаг за шагом отступая  вдоль стола. Ее сердце так сильно билось и ей казалось, что она задохнется.
До сих пор она не задумывалась, кто такой Дюк. Ей казалось, что он из личной охраны короля и его внешность, строгая и одновременно презентабельная, тоже говорила об этом. Но сейчас, ей привидилось, что он больше походит на Синюю Бороду, скрывавшем в запертой комнате трупы убитых им девушек.  И ей уже не выйти от него, потому что одной из этих девушек станет она.
- Кто вы?
Ее дрожащий голосок выдавал весь ужас, который ее обуял. Отступая и шаря рукой по столу, ища хоть что-то, что могло ей помочь, она наткнулась на шипцы, которые лежали там же, среди потеков крови. Она, не глядя, схватила, взглянула на них, и тут же отбросила прочь. У нее засвербило в горле и египтянка провела по пересохшим губам розовым язычком.
Там, где она обитала раньше, в Альбионе, никогда так не охотились за ней. Она жила на половине принцессы и каждый, кто посмел обратиться к ней, должен обязательно предупредить Александру. Даже охрана.

+3

29

Напуганная девушка только сильнее раззадорила охотничьи инстинкты Дюка, сейчас он вполне оправдывал свою кличку и действительно походил на огромного хищного кота, загнавшего в джунглях свою добычу и теперь медленно крадущегося к ней, готового в любой миг броситься на нее и... Но все же Дьюэйн был человеком и сдерживал свои хищные инстинкты, он ограничился взглядами и... несколькими небольшими мягкими шагами, сокращал дистанцию, наблюдая за тем как Нерис продолжает отступать и еще и хватается за что-то.
- Кто вы? Щипцы полетели обратно на стол, а вот Дюк оказался снова удивлен и растерян. Он и подумать не мог, что кто-то не знает кто он.
Даааааааааа, надо быть менее самоуверенным, месье Дьюэйн. Сам себе усмехнулся мужчина и сделал еще один шаг, загоняя Нерис в угол, не в силах отвести взгляд от ее губ и пробежавшего по ним языка.
- Ах, да, нас же не представили. - Дюк с легкой насмешкой, которая идеально светский поклон превратила в пародию на него, но при этом усмешка была настолько легкой и почти неуловимой, что ощущение пародии было таким же неуловимым и тут же пропало, Дьюэйн был уже совершенно серьезен, представляясь девушке. Да и не было в его должности ничего, что могло бы иметь даже намек на легкомыслие. - Первый заместитель начальника тайной полиции Пауля Делорма - Джьюд Дьюэйн. К Вашим услугам, мадемуазель.
Дюк четко и по-военному коротко поклонился и тут же окончательно преодолел разделявшее их расстояние и, как продолжение этого светского маневра, поймал ее руку, которая минуту назад сжимала пыточные щипцы, и коснулся губами ее тыльной стороны.
А еще через миг, Дюк уже сжимал Нерис в объятиях, прижимая ее дрожащее тело к себе.
- Так что, можешь не бояться, никто не посмеет обидеть тебя, зная кому ты принадлежишь. - Губы Дюка снова тронула полуулыбка - полу-усмешка. - Но, ты так и не ответила на мой вопрос, Нерис.

+2

30

- Кто? - нелепый вопрос, который она сумела задать. Розовые губы Нерис нервно открылись, лишь только она услышала, кто он такой, и она прикрыла лицо рукой. Она слышала много чего о Делорме и ничего успокаивающего о тайной полиции. Зато весь дворец был переполнен слухами о том, что кого-то сегодня арестовали или казнили по распоряжению ее шефа. А это были знатные господа, а не какая-то там пленная египтянка. Единственное, что она знала - уж если попадешь в сети тайной полиции, то это навсегда.
Он поцеловал ее руку, которую она тут же отняла. И тут же оказалась в его обьятиях. Силясь освободиться, она уперлась в него руками. Тоненькое тело дрожало от напряжения, темные, похожие на черных змей, волосы растрепались.
- Так что, можешь не бояться, никто не посмеет обидеть тебя, зная кому ты принадлежишь. Но, ты так и не ответила на мой вопрос, Нерис.
- Никто не посмеет обидеть? А вы? Вы, господин Дьюэйн, вы тоже?!
Руки у него были стальные и ее хрупкие ладошки быстро устали и стали сдаваться.
- Не понравилось! - Задыхаясь, она отклонилась от него назад и не давала приблизиться к своему лицу, - Это здесь вы допрашиваете и выбиваете признания?
Ее сердце стучало, а в голове мелькала мысль, что ей нечем, абсолютно нечем защититься от этого Зверя.

+2


Вы здесь » Доминион » Королевский дворец » Ловушка для кошки