Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Город. Cтолица Камбрии Сантиана. » [2 июня 1701 года] Мужская хитрость, женская добродетель


[2 июня 1701 года] Мужская хитрость, женская добродетель

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

http://russianpoetry.ru/images/photos/medium/article261743.jpg

Время: 2 июня, поздний вечер, 3 июня утро.
Место: особняк маркиза д'Анже.

0

2

В первый вечер своего пребывания в доме маркиза де Анже, и в отсутствие оного маркиза, рыжий отирался преимущественно возле кухни. На то были свои причины, кроме очевидных – выпросить себе что-нибудь пожрать (ибо желудок рыжего был воистину колодцем бездомным). В любом большом доме кухня – то место, где отираются слуги, когда хозяев нет, а значит, можно и побездельничать, а то и винцо из хозяйских погребов распить, по тихой-то грусти. А где слуги, там и сплетни. Сплетни же, как вещал незабвенный Райдер, важный источник информации, пренебрегать которым негоже.

Сначала, конечно, слуги осторожничали при наглой рыжей морде, подобранной на улице и статуса непонятного – то ли слуга, то ли компаньон маркиза, то ли так, красоты ради взят. Но кадет Трейсон вел себя примерно, как монашка на литургии, сидел в уголочке и старательно лущил орехи для мэтра Ригало, то ли итальянца, то ли португальца, шут его разберет. Но мэтр этот на кухне всем заправлял и командовал армией кухарок и поварят, прямо можно было подумать один маркиз, в телесной тучности не уличенный, жрал, как толпа голодных кадетов. За эту нехитрую работу ему посулили кусок горячего пирога. За горячий пирог Гриз продал и перепродал бы родную Камбрию, хорошо, что месье Дьюэйн этого не знал.

Через час о его существовании забыли, через два он уже играл в переглядушки с хорошенькой розовощекой служанкой. Служанка эта то и дело вставала со своего места, чтобы пройти мимо рыжего, задев его краем юбки. Ну рыжий был не дурак, подскочил и любезно помог ей донести из кладовой корзину с луком, а заодно высмотрел, что в кладовой есть окно под самым потолком. Не слишком велико, но и рыжий пузо себе пока еще не наел.
- Меня Мадлен звать, - шепнула ему служаночка, стреляя глазищами.
Глазищи были хороши, синие, глупые, и все остальное тоже как надо, посмотреть и подержаться приятно.
Ну, рыжий и подержался прямо в коридоре, прижав служаночку к стене, к обоюдной мимолетной радости.
- У меня на чердаке комната, - прошептала она на прощание. – В самом конце.
- Я приду, - так же тихо пообещал рыжий мерзавец, и, поправив штаны, отправился к кабинету маркиза де Анже, который притягивал его, как рыба дурного кота.
Но кабинет – вестимо – был заперт. Рисковать, взламывая замок средь бела дня Гриз не стал, хотя руки так и чесались.

+4

3

Что делать порядочной девушке в столице? Разумеется, искать себе жениха. Мадлен была уверена, что, устроившись (по протекции) в дом такого важного господина, как маркиз де Анже, она выйдет замуж ну самое большее через месяц. Ну через два. Но прошло три месяца, а желающих не появлялось, и Мадлен решила, что хранить свою невинность впрок как-то безрассудно. Молодость – она быстротечна, убедил ее привлекательный лакей и привел неотразимы довод в виде шелковой ленты и нитки речного жемчуга. Довод был принят.
Это не значит, конечно, что Мадлен совсем уж отказалась от мысли выйти замуж. Все женщины хотят замуж, такова уж их судьба, но искала мужей скорее по привычке, среди тех, кого привечала, иногда за подарки, а иногда просто так, для души. Рыжий ей, к примеру, сразу понравился. Во-первых, он был как бы и не совсем слугой, во-вторых ел он за десятерых, а как говорила бабушка Мадлен, каков мужчина за столом, таков он и в постели. И в третьих, он был человеком в доме чужим, а значит, если, предположим, заманить его к себе, а потом поднять шум и сказать что он ее, девушку невинную, совратил и обесчестил, то глядишь, и станет она замужней женщиной.
Первая часть коварного плана прошла безукоризненно.

- Святая Магдалена, помоги, - набожно прошептала Мадлен, оставляя дверь незапертой и ложась в постель. Ничуть не сомневаясь, что идет на дело праведное и богоугодное.
Да и для Маршаля этого рыжего все к лучшему. Так не было ни дома, ни жены, а теперь будет все и сразу! Радость-то какая!

+4

4

К свиданию с Мадлен рыжий подготовился основательно, и на чердак явился, прихватив с собой розу из сада и бутылку вина из кухни. В вино было, кстати, кое-что добавлено. И уж разумеется, в спальню служанки его влекли не свежие прелести девицы (ладно и они тоже, но дело прежде всего). Но все по порядку…
- Мадленочка, ангел мой, - проблеял он самым нежным голоском, на какой был способен. – А вот и я! Заждалась?
С нежными голосами была ощутимая трудность, скотина Доусон из кадетов выбивал крики, а не песни, хотя, конечно, прикажи он ученикам исполнять гимн Камбрии во время порки – пели бы как миленькие! Но трудности бастарда никогда не пугали. Кто трудностей боится, тот ворованные пирожки не ест!

Поставив бутылку вина на пол рядом с тюфяком Мадлен и вручив ей розу, рыжий принялся раздеваться, всем видом демонстрируя, как он одержим пылким желанием прямо сейчас познакомиться поближе со всем тем, что днем он нащупал под платьем.
Знакомство состоялось. Мадленочка постанывала, зажимая рот ладошкой, рыжий тешил свою греховную плоть как мог, потому что кто его знает, когда в следующий раз придется эдакую радость испытать?
- Вот, теперь и выпить можно, - благостно выдохнул он, делая вид, что отпивает из бутылки глоток и передавая ее служанке. Та, хихикая, не отказала себе и вскоре уже посапывала у него на плече.
- Ну вот и славненько, -  порадовался рыжий, заботливо прикрывая девицу одеялом. – Спи моя радость, усни.
Одевшись и перебирая в кармане набор отмычек, Гриз бесшумно спустился к кабинету маркиза де Анже. Вскрыть дверь оказалось дело пары секунд, несерьезные были замки у маркиза, совсем несерьезные. Со столом, правда, пришлось повозиться. Рыжий разумно предположил наличие в нем потайного ящика – и таки нашел, осторожно простукивая дерево вдоль и поперек. А потом несколько минут возни в полной темноте, полагаясь не на зрение, а на свои пальцы, и заветный щелчок…

Бастард вынул небольшую тетрадь в синем сафьяне, поднес к слабому свету, струившемуся в открытое окно, пробежался взглядом по страницам, подивившись засушенным лепесткам красных роз – кто бы мог подумать, маркиз так сентиментален! Но тайны Анже не его ума дело. Дневник надо было предать кому следует.
Сад дышал ночной прохладой, пока кадет Трйсон крался между вазонов и клумб, молясь про себя, чтобы тут на ночь не выпускали собачек. Но собачки крепко спали, хорошие собачки… перемахнув через забор, рыжий свистнул особым образом, и из подворотни тут же нарисовалась тень.
- Месье Дьюэйну, - отрапортовал рыжий, отдав дневник.
- Передать что-то на словах? – осведомилась тень.
Рыжего так и подмывало ответить: «Да, передайте, что люблю и скучаю», но склонность к дурацким шуткам в школе из него выбили не меньше, чем наполовину.
- Нет, не нужно.

Обратно рыжий вернулся тем же путем. Только вот забыл закрыть дверь в спальню служанки… Вылив из бутылки вино в оконце и положив ее рядом с постелью разделся и залез под теплое одеяло, облапив Мадлен самым бесстыжим образом. Оставалось дождаться утра.

+2

5

Утро началось для Мадлен с какой-то удивительно муторной головной боли, а еще она никак не могла понять, где она, с кем, а главное – кто все эти люди…
Возле постели служанки стояло трое – дворецкий, экономка и лакей. Дворецкий взирал на нее с сожалением, экономка – с гневом, лакей – с неприкрытым интересом. А рядом… Мадлен с трудом повернула голову, поморщившись. Рядом лежал рыжий…
В сущности, после этого картинка в голове девицы сложилась. Она ахнула, залилась краской, и подтянула повыше простыню, пряча за ними то, что порядочные девушки показывают только мужу, только после свадьбы…
- Я не виновата, - пролепетала она, алея как маков цвет. – Он сам пришел!
- Что ж ты, гад и подлец делаешь, - вопросил дворецкий, который Мадлен приходился дальним дальним дядюшкой. А значит, и благословить, если что, мог. – Девушек невинных портишь?!
Мадлен захныкала, пряча лицо в плечо рыжему.
- Да мы тебя… да мы тебя мерзавца такого…
- Не надо! Я его люблю! Он хороший! – заступилась служанка за своего любовника.
- Ну, а коли любишь, так женитесь! – подсказала экономка, и дворецкий согласно кивнул головой. – Грех венцом покрыть надобно!
Мадлена скромно опустила глаза. В голове (все еще странно-тяжелой) звучали свадебные колокола. И платье. Обязательно белое платье. Она будет хранить его в сундуке и показывать детям… детей у них будет трое. Два мальчика и девочка. Рыжие, наверное, ну да ладно, рыжие тоже люди. Словом…
- Я согласна, - выдохнула она, радостно заглядывая в глаза Маршалю.

+3

6

- А я нет, - категорично заявил рыжий, выпутываясь из простыней.
Девица ахнула. Такого исхода, похоже, она не ждала.
- Как?! – возмутилась экономка, уперев кулаки в необъятные бедра.
- Как? – поддержал всеобщую ажиотацию дворецкий.
- А вот так, - нагло ухмыльнулся кадет Трейсон, натягивая на себя штаны. – Где вы тут невинную девушку видите? Она сама меня заманила, невинности лишила, надругательствам всякоразличным подвергла, а я еще и виноват остался? Я жаловаться буду! Самому маркизу!
Такого исхода, конечно, никто не ожидал. Бастард не удивился бы, узнав, что где-то за дверью даже священник приготовлен – немедленно венчать молодых. Но нет уж, увольте, ему жениться никак нельзя, месье Дюк не одобрит, скажет: «Рано еще, Гриз, сынок. Погуляй еще, не губи молодость, да и как же Камбрия без тебя и все мы? Пропадем!»
- Маркизу, значит? – вскипел дворецкий, пока его дальняя племянница рыдала о потерянной невинности и несостоявшемся семейном счастье. – Ну вот и посидишь под замком до приезда маркиза, а там он с тобой, голубчиком, разберется! В кладовку его, и запереть!
Лакей, участливо подмигнув рыжему (не иначе сам чудом не оказался в мужьях у Мадлены), сгреб его за шиворот и повел на кухню, попутно и громко объясняя всем любопытсвующим, в чем вина сего закоренелого преступника.
Рыжий, кстати, не сопротивлялся. Чем боле шума, тем лучше. Хватится маркиз дневника - а его нет, или, скажем, поймет, что кто-то его брал (мало ли, что у тайной полиции на уме), на кого подумают? На него - в доме недавно, сам рыжий, морда бесстыжая. А вот фигушки, алиби у нас будет железное - домашний арест.  А замки… что замки? С замками справимся, когда надо будет.

+3

7

Не сказать, чтобы надолго хватило терпения Мадлене. Слишком уж заманчивой была мысль сделаться госпожой Маршаль и носить чепец почтенной замужней дамы. Погоревав вволю, она быстро нашла рыжему оправдание. Испугался, растерялся, не понял своего счастья. зато, наверняка раскаивается сейчас, просидев день под замком. Служанка была девушкой доброй, незлопамятной, поэтому не возражала дать рыжему второй шанс. А если понадобится – то и третий, поскольку ей намекнули, что хорошо бы решить это дело до приезда маркиза и полюбовно. Ибо господин маркиз может дело так решить, а  может и иначе…
Подождав, пока слуги, поужинав на кухне и посплетничав вдоволь, разошлись, Мадлена поставила на поднос миску с кроличьим рагу, положила ломоть хлеба и плеснула в кружку сидра, рассудив, что это дело завсегда помогает женщине найти общий язык со своим избранником. И скорее уж Ева в раю Адама поила вином, нежели кормила яблочками. Разве что те были уже забродившими.

- Мииилый, - тихонько позвала она, отодвигая засов от двери. – Это я, твоя Мадленочка. Я тебе поесть принесла, бедненький мой.
«Бедненький» сидел в углу кладовой, и у служанки даже сердце сжалось от жалости.
- Ну что же ты… вот, покушай. Тяжело тебе, наверное, да? Думаешь, что обидел меня, да? И что я тебя больше не люблю? А я уже и не сержусь, честное слово!
Потоптавшись на месте, Мадлен присела на бочку, чинно расправив юбки. Чтобы не думал – раз она с ним ночь провела, то теперь на все согласна. Ни-ни, теперь все только после свадьбы.
- Ты же хорошо подумал обо всем, да? Я буду хорошей женой, заботится о тебе буду, деток рожу. У меня и приданое есть! Перина, три подушки, два платья нарядных, теплый плащ и двадцать серебряных монет. И медная сковорода!
Да! Сковорода! потому что она не бездельница какая.

+3

8

Слышал рыжий о том, что страшнее женщины, решившей выйти замуж, зверя нет… А вот теперь и видел это своими собственными глазами. И прямо аж душой затосковал по школе, по месье Дьюэйну, скотине Доусону и всем прочим... те, конечно того. И этого. И в хвост и в гриву. Но под венец не тащили и сковородкой не пугали.
- Уходи, - страдальчески проговорил он. – Нам вместе не быть! Я вольная птица, я одинокий волк, и никогда – слышишь? Никогда не женюсь. Маршали в неволе не размножаются!
На принесенную еду рыжий взглянул даже с презрением. Во-первых, кладовая на то и кладовая, хорошенько все обшарив, он нашел в углу корзинку с сухарями, за полкой припрятанную бутылку вина (изрядно уже ополовиненную, но дареному коню под хвост не заглядывают), во-вторых он мог и дольше поголодать, а в третьих – что он, Иуда, за чечевичную похлебку продаваться? Или это был Адам? Или даже за кроличью – не важно!
Эх, месье, Дьюэйн, миленький, заберите меня отсюда, Христом-богом молю.
Но, конечно, никто его отсюда не заберет. Да и задание свое рыжий еще не выполнил. Нынче ночью надо из дома выйти, дневник обратно получить, и на место положить. Новые указания получить, запомнить, исполнить в точности. До женитьбы ли тут?!
- Предупреждала меня матушка: будь осторожен, сыночек. Вокруг много расчетливых девиц, сыночек. Глазом не моргнешь – окрутят тебя, красавца такого и умницу. Думал, Мадлена, ты другая, а ты такая же как все и в сердце моем больше нет веры женщинам! Не совестно тебе? Сама же заманила, сама и жениться? Эх!
И, сложив руки на груди, бастард отвернулся к стене, подмигнув перепрятанной винной бутылке. Дескать, ничего, милая, сейчас мы избавимся от этой, озабоченной, и снова будем вместе.

Отредактировано Гриз Грэйт (2018-01-18 21:51:56)

+3

9

Мадлена взвилась с бочки так, будто бочка это под ее юбкой загорелась. Да что он о себе вообразил, этот рыжий? Да она, если так вдуматься, ему честь оказала! А он, значит, одинокий волк и в неволе не размножается?! Да больно надо, чтобы детишки тоже были такие же рыжие и глупые? Да она себе получше найдет!
- Ну и сиди тут, - фыркнула служанка. - Дождешься, маркиз приедет, еще не так с тобой поговорит. Пожалеешь тогда... да будет поздно! Не приходи потом и замуж не зови!
Вышла из кладовой и дверью для острастки хлопнула, и не забыла ее на засов запереть. Пусть посидит там ночку. Жаль, крыс в доме маркиза не водилось, а то как раз для него компания... жениться он не хочет! А может и она теперь не хочет!
Ну до чего же жизнь горькая у нее... Мадлене так жаль себя стало, что хоть плачь. Значит, как в койку - так они все в очередь, а как жениться - так вольная птица.
И как тут бедной девушке замуж выйти?

+2

10

Дождавшись, пока часы на соборе святого Варфоломея отобьют два часа пополуночи, рыжий приставил бочку к стене, вскарабкался на нее, и вылез в окно. Тесновато было, но и он не сказать, чтобы телесами обременен. Окошко выходило на хозяйственные пристройки, и тут уж красться пришлось осторожно, но бог миловал сироту горемычного. Один раз мимо прошел с ночным обходом слуга, но он топал паки стадо элефантов, так что бастард успел спрятаться за угол конюшни...
- А лошадок -то без присмотра оставили, - проворчал он. - Совсем хозяйской добро не блюдут, разгильдяи. А если бы вот я сейчас к примеру любимую кобылу маркиза со двора свел? А? Вот счастье ваше, что Гриз Грейт честнейший человек! Ангел! Святой! Велико... а нет, это лишнее.

Выбрался он через стену без лишних трудностей, а там его уже ждали. В глубине души Гриз надеялся, что его похлопают по плечу и скажут, что его трудная и опасная служба у маркиза де Анже закончена, всем спасибо,в се свободны, но нет...
- Вернешь на место, - велели ему, отдавая дневник. - Да так, чтобы было видно - брали. Ясно тебе?
- Ясно, чего неясного.
Тот, кто принес дневник вполголоса высказался относительно тех идиотов, с которыми ему приходится работать, но рыжий, по доброте душевной, на свой счет это принимать не стал. Говорит - и пусть себе говорит.

Ну что, вернул... И дневник вернул и сам вернулся в кладовую, тем же путем — наизнанку, практически вывернулся, а вернулся, хотя собаки, чтоб их черти драли, разбрехались, разбудили сторожа... ну да это пожалуйста. Ищите хоть до утра, а мы пока вздремнем. Так что выпив остатки вина, кадет Трейсон устроил голову на мешке с горохом и сладко захрапел. Предвкушая, как маркиз, узнав о похищении дневника, будет гонять всех слуг... но не его. Кто заподозрит узника, которого едва не женили? Никто.
А так... дай бог тебе, Мадленочка, любви, счастья и мужа хорошего.

Эпизод завершен

+3


Вы здесь » Доминион » Город. Cтолица Камбрии Сантиана. » [2 июня 1701 года] Мужская хитрость, женская добродетель