Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Окрестности города. » [5 июня 1701 года] Иногда встречи бывают тяжелее прощания


[5 июня 1701 года] Иногда встречи бывают тяжелее прощания

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

https://s1.1zoom.ru/big0/305/404946-blackangel.jpg

Время: после полудня
Место:порт и дорога во дворец.

0

2

Эдуард разбудил его лишь только взошло солнце. Во взбудораженном состоянии, плохо спавший, Антуан поднял голову и проводил короля взглядом за дверь. И лишь только он ушел, соскочил с кровати и принялся одеваться. Его одежда после этой ночи никуда не годилась и после ванны он заменил ее на празднично-дорожный костюм, только что сшитый и кем-то принесенный, вероятно по приказу короля, который он нашел у себя в комнатах.
На время, он выкинул мысли об Эдуарде из головы, иначе бы сошел с ума. Теперь он немного передохнет. Движения тела замедлились, стали более хищными и стали больше напоминать движения зверя. Он последний раз взглянул в зеркало, чертыхнулся и надел шпагу.
Вышел он, уже ничем не похожий на прежнего, влюбленного до потери себя, Лантьера. Сияя зелеными глазами, он раскланивался с придворными. Подождал, пока ему подведут коня, выслушал несколько колючих фраз и с белозубой улыбкой ответил неким острословам так, что они сразу же поджали языки.
Лантьер вскочил на коня, встал на стремянах и поискал среди сотни дворян своих друзей. Квентина и Гастона еще не было или они были на другой стороне двора.
Многие дамы вышли на балконы и смотели в окна. Кругом царило веселье. Скабрезные анекдоты о молодоженах ходили то там, то тут. Слышать их Лантьер не желал.
Антуан заметил Анну, улыбнулся и поклонился, как поклонился бы взрослой.
Наконец, он увидел Анже и Террлоу, и помчался к ним через толпу, рассекая попадающихся на пути дворян. Кажется среди них был и граф де Пьемонт, которого он толкнул, но даже " не заметил" это.
Налетев, на них, как вихрь, Лантьер с улыбкой придержал коня
- Где это вы все это время были, господа?

+3

3

Из-под ареста их отпустили так, что времени хватило только на то, что бы привести себя в порядок. Оставалось поблагодарить Делорма за предоставленные комнаты во дворце - в свое поместья господа придворные точно не успели бы, а так - можно сказать, что все приличия были соблюдены и собратья по несчастью снова встретились уже при полном параде, им подвели их свежих коней в парадной сбруе. Было видно, что Бонне и его подчиненные последние дни вряд ли находили время поспать, учитывая каждую мелочь. Королевский дворец тоже блистал, как чистотой, так и обновленным убранством - цветов здесь никогда не было столько, даже дорожки в саду были усыпаны свежими песком и галькой, менявшими цвет дорожек от почти белоснежного у ворот до багряно-красного у подножия дворцовых ступеней. Но на эти художества господам придворным сейчас оставалось только любоваться - эту часть была закрыта, а кони гарцевали по другую сторону оцепления, высекая подковами искры из камней, кстати, тоже, чистых и обновленных. Если же кони, утомленные ожиданием, нарушали эту чистоту, то стоящие по периметру слуги тут же бросались исправлять это безобразие.
Квентин вскочил на своего коня и потрепал его по холке.
- Хорошо, что в поездку я не его взял иначе... не знаю смог бы я спокойно пережить его потерю... - Террлоу покачал головой, "вспоминая" их встречу на дороге и предшествовавшее ей "нападение разбойников на одинокого путника". Он снова потрепал коня по вычесанной гриве под недовольными взглядами подведшего ему коня грума, явно потратившего не  один час на то, что бы привести коней господ придворных в порядок.
- Где это вы все это время были, господа? - Квентин невольно улыбнулся, наблюдая за небольшим переполохом и сутолокой, вызванный стремительным появлением королевского фаворита в их крыле.
- Месье Делорм не любит когда его приказы вроде приказа "не покидать город" нарушают. И поэтому пришлось снова навестить местную гауптвахту. Кажется, еще немного в таком духе и мне придется выкупать там собственную камеру. - Квентин усмехнулся, представив себе это и ряду "именных" камер и то, во что их превратят их владельцы, если смогут обустроить их за деньги.
- Признаться, я удивлен, - Квентин понизил голос, мгновенно посерьезнев. - Не думал, что ты тоже окажешься в числе тех, кто поедет встречать принцессу.
Граф не сводил обеспокоенного взгляда с лица приятеля, опасаясь, что тот собрался совершить какую-нибудь глупость. Не то, что бы это было так свойственно Лантьеру, но влюбленные часто ведут себя не слишком адекватно, а тут еще такая ситуация...

+3

4

Бриан был из тех лиц, кому в последние дни если и удалось поспать, то это было урывками и очень и очень не долго. Стимулирующие настойки мэтра Боргезе пользовались в эти дни особой популярностью. Старый алхимик тоже, небось, спал мало - столько надо было наготовить этих и всяких других настоек и эликсиров, что не до сна!
Гвардеец даже и не стеснялся, снял с пояса фляжку и сделал глоток. На охоте и на выездах в эти фляжки наливался коньяк, но сейчас... Де Рей встретился с понимающим взглядом Дюка, тот пришел, видимо, что бы убедиться, что этот табор наконец покинет территорию дворца. Бриану же досталось сопровождать делегацию встречающих. Казалось, что списки придворных были утверждены и все проверены, но... никто не поручится, что знает все о других. Даже Дьюэйн и Делорм не могут этим похвастаться, а значит, нужно держать ситуацию под контролем. Бриан знал, что среди делегации достаточно агентов тайной полиции, но на своих гвардейцев капитан возлагал больше надежды, чем на этих шпионов. Они хороши, когда надо кого-то подставить или получить информацию, а когда нужно защитить и предотвратить беду, то тут поможет только гвардия. Вот только... даже гвардия не всесильна, достаточно вспомнить пресловутую охоту. Стоило только о ней вспомнить, как тут же заныла спина, но не о последовавшей расплате она напоминала, а о совершенном промахе. Не смогли они тогда защитить короля и только благодаря счастливой случайности все обошлось. Сейчас же они просто не имеют права допустить малейшей оплошности. Гвардейцы окружат ее высочество так, что никто не сможет причинить ей вред. С сопровождавшими Александру альбионскими коллегами было достигнуто предварительное соглашение и Бриан не сомневался, что все пройдет так, как и положено, но для этого следовало ни на миг не ослаблять внимание.
- Марк. - Де Рей подозвал одного из своих лейтенантов и дал знак, что бы тот начал выводить встречающих. Строить их было бесполезное занятие, эта толпа в своей основной массе не знала представления о воинской дисциплине. Например, вот эти стайки будущих фрейлин ее камбрийского величества. Их-то Марк сейчас и пытался вместе с грумами посадить в приготовленные для них кареты. Несколько из придворных дам предпочли ехать верхом и теперь и те, кто собирались ехать в каретах и те, кто выбрали верховую прогулку оказались недовольны и бедный лейтенант пытался как-то с ними справиться. Бриан тоскливо посмотрел на все это и уже подумал, что его долг помочь подчиненному, но тут помощь пришла с другой стороны. Дюк был в своем репертуаре, несколько негромких слов и вот уже дамы торопливо подобрав юбки даже не дожидаясь помощи заторопились по своим местам, кто в кареты, кто в седла. Де Рей не удержался и рассмеялся, наблюдая эту сцену, но резко оборвал смех, стоило Дьюэйну поднять на развеселившегося капитана гвардии свой взгляд.
Следом за дамами потянулись и прочие господа, там за воротами их брали "в коробку"  гвардейцы, придавая этому табору некое подобие строя и вынуждали в таком порядке продвигаться вперед, освобождая места для следующей партии встречающих, и тоже беря их в окружение, словно под конвой.

+3

5

"ААААААААА! Катастрофа! Все пропало! Все пропало!!!" Такими криками встретил это утро дворецкий. То, что наступило утро мэтр де Бонне определил только потому что солнце упало на разложенное на столе платье, приготовленное для ее высочества. В рассветных лучах цвет платья оказался совершенное не таким, каким должен был быть что бы не нарушать гармонию. Гармонию, которую Бернар разрабатывал с того самого дня как узнал о предстоящей церемонии, и теперь... Ассистент бросил взгляд на стол и понял что привело его патрона в такое состояние и быстро задернул шторы, теперь багровые отсветы рассветного солнца не падали на стол, освещенный лишь массивной люстрой с несколькими десятками свечей - уменьшенной копией тех, что украшают большой королевский зал. Платье вернуло прежний цвет, а следом за ним и лицо Бернара. Второй ассистент тут же подал мэтру бокал коньяка и тарелку с любимым засахаренным лимоном.
- Если я переживу эти дни, то потребую отпуск! Тем более, что если будет война, то мне здесь просто не будет работы. А свой отпуск я заслужил! - Ассистенты с серьезными лицами закивали, "да, ка, конечно, шеф нуждается в отпуске и, несомненно его заслужил." При этому ни один из них не сомневался, что если дворецкий и решит отдохнуть, но его "отпуск" ограничится одним-двумя днями. Или, может быть, неделей. Это, конечно, если он будет знать, что в конечной точке его поездки его будет ждать какая-то диковина или доселе неизвестный артефакт. Ну или, на крайний случай, редкий драгоценный камень. Тогда, да, тогда, страстный коллекционер и собиратель сможет оставить свою службу при дворе и с грамотой с подписями его величества и господина Делорма, гарантирующими ему подменных лошадей, помчится к своей цели. Вот только разве это отдых?
Со всей возможной бережностью платье унесли в приготовленные для будущей королевы покои, разместив его не специальном манекене в гардеробной, драгоценности Бернар тоже подготовил и уже успел убедиться, что они идеально подходят, а затем убрал в несгораемый шкаф. Потом они перекочуют в королевскую сокровищницу, но пока что... пока что де Бонне имел возможность любоваться на них и перебирать подвески, отмечая совершенство огранки.
Свои места в гардеробной заняли и прочие наряды для ее высочества, приготовленные под чутким присмотром мэтра и теперь они отправились в покои короля. Вряд ли тот испытывал удовольствие от предстоящих примерок, но Бернар мог быть не менее настойчив и неумолим, нежели Пауль Делорм. Когда дело касалось таких важных вещей, как одежда для важнейшей церемонии для всей Камбрии! А значит, наряд короля должен быть совершенством! И если Эдуард этого не может понять, то долг дворецкого донести это до сознания его величества!

+3

6

И все-таки, этот день настал. Невеста прибыла.  По правде сказать, Ренальдо было очень любопытно взглянуть на будущую супругу Эда. Принцесса Александра славилась красотой, но кто в здравом уме назовет принцессу уродливой? Нет, дочери королей все как одна прекрасны, умны и скромны. Хотя бы два последних качества – и дочь гордого Альбиона сможет худо-бедно устроится при дворе и при таком муже, как Эдуард… И в общем, настроение графа было бы радужным, если бы не тот факт, что его фаворитку взяли под домашний арест и заперли в покоях. Слава богу, не в его. «До выяснения обстоятельств»… Какие уж там обстоятельства – граф не знал, а Катрин рыдала и утверждала, что она ни в чем не виновата. Что, кстати, ровным счетом ничего не значило. Ренальдо знал свою любовницу, знал из какой она семьи, так что… пусть выясняют обстоятельства. Если эта глупая гусыня скомпрометировала его перед Эдуардом, Ренальдо даже пальцем не пошевельнет, чтобы ей помочь. Есть вещи поважнее фаворитки, этого-то добра всегда много.

За всей этой суетой Ренальдо как-то подзабыл о существовании Антуана де Лантьера, фаворита короля, но тот сам о себе напомнил, толкнув его. Во дворе, кончено, было многолюдно, но граф н на секунду не усомнился в том, что сделано это было нарочно. И, когда процессия медленно, тяжеловесно, двинулась по дороге, словно маленькая армия, сумел устроиться неподалеку от ревнивого маркиза. Любопытно… что-то он думает по поводу этой женитьбы? Или жена не то же самое, что прежний любовник, жену можно и потерпеть?
В сущности, Ренальдо не был жесток или особенно зол, и всерьез задеть маркиза де Лантьера он не собирался. К чему? Что им делить? Так, чуть развлечься в словесной перепалке, может быть, посмотреть, каков этот красавец со шпагой в руках.
- Доброго дня, господа, - поприветствовал он дворян и маркиза де Лантьера. – Вы слушали? Придворные делают ставки, зачнет Александра в первую брачную ночь, или нет. Что думаете, маркиз? Я поставил на то, что чудо свершится. Люблю верить в чудеса.
Зеленые глаза Пьемонта, так похожие на глаза его сестры, весело смеялись, вызывая маркиза на ответную колкость.

+3

7

- Ты был на гауптвахте? - обеспокоенно спросил Лантьер, задумчиво поглаживая гриву коня. Ему довелось не так часто видеть в эти дни Квентина, и не разу с тех самых пор, когда он был в его спальне. Он не хотел, но нет-нет да и виделось, как Террлоу ласкает его. Антуан хотел выяснить, пользовался ли Квентин каким-то снадобьем, но не знал, как об этом спросить его.
- Я тоже бы удивился... - печально улыбнувшись, ответил Лантьер, понижая голос, -  Если б не помешал Эдуарду праздновать присоединение Пьемонта. Так что это было наказание. И теперь я еду с вами, чтобы привезти невесту моему королю.
Антуан посмотрел на Гастона, который что-то рассказывал дамам. Но вдруг, среди этой суеты показался силуэт Дьюэйна и Лантьер, побледнев, отвернулся. Не очень хорошо начинался день. Они тронулись. Гвардейцы тут же окружили их. Лантьер, который намеревался отстать или по-крайней мере затеряться в пути, расстался с этой надеждой.
Еще один человек направлялся к ним, весело смеясь. Конь Лантьера зафыркал и забил копытом, видимо перенимая чувства хозяина к нему.
- Доброго дня, господа. Вы слушали? Придворные делают ставки, зачнет Александра в первую брачную ночь, или нет. Что думаете, маркиз? Я поставил на то, что чудо свершится. Люблю верить в чудеса.
- Я даже ставки делать не буду. - Лантьер укротил своего серого в яблоках скакуна, повернулся и, улыбаясь, пристально посмотрел на Пьемонта. - Почему чудо? Разве без чудес такое не возможно? Я верю в мужскую силу Эдуарда. А красота ее высочества, Александры сделает все остальное.
Уж во что, во что, а в это он верил. Поменьше бы этой силы... Лантьер скрипел зубами, но вынужден был улыбаться.

+3

8

Для посла Ренье пятое июня тоже началось задолго до наступления рассвета. А отличие от дворцовых пчелок послу не было необходимости заботиться о том что бы не упасть лицом в грязь перед соседней державой, да и всем цивилизованным миром. Но все же беззаботно предаться безделью и сну тоже возможностей не было. Заботы о будущем Альбиона занимали голову Теодора. Например, не ошибку ли совершает его монарх, отдавая свою дочь за Эдуарда Камбрийского. Особенно, в такой момент, когда этот балбес ухитрился одномоментно настроить против себя Рим, Испанскую корону, а еще и собственное дворянство не одобряет поведение и политику своего монарха, а тут еще и назревают восстания в провинциях. Зачем Александре такой муж, а Альбиону такой союз? Эти и прочие свои соображения Ренье изложил в двух экземплярах, один из которых, предварительно зашифровав, отправил голубями своему королю, второй же приготовил для Лорда Уэйна. Точнее, экземпляров было три. Для Уэйна был подготовлен полный развернутый доклад на четырех десятках листов, а так же краткая тезисная выжимка, над ней-то и корпел Теодор ранним утром, обдумывая каждую фразу, стремясь минимумом слов передать максимум информации и донести до королевского советника все аспекты, что бы тот проглядев один единственный лист понял все и сделал правильные выводы. Один за другим летели смятые листы бумаги в горящий камин, пока наконец господин посол не остался доволен получившимся отчетом. Все кратко, по существу, а между строк явно видны личные рекомендации альбионского посла.
Теодор улыбнулся и убрал получившиеся документы в карман приготовленного в выходу камзола. Он управился в срок и даже оставалось время что бы без спешки выпить чашку чая с тостами и джемом.
Сытый и довольный собой Ренье держал путь к корту, планируя первым приветствовать на камбрийской земле ее высочество и лорда Уэйна. Первым не получилось, пристань уже была окружена, а на палубу поднялись какие-то камбрийцы. Впрочем, посла пропустили сразу же, помогли спешиться и пропустили по сходням наверх. Ее высочество Ренье увидеть не удалось - принцесса была занята, готовилась к выходу, а вот королевский советник принял Ренье с радостью и с огромным интересом прочитал не только так тщательно выпестованную краткую выжимку, но и весь основной документ.
Теодор, которому подали чай, на мог проглотить ни одного глотка, пока лорд изучал его работу, ожидая вердикта и надеясь, что сейчас услышит: "Да, да, дорогой Теодор, Вы проделали отличную и большую работу" и я полностью согласен с Вашими выводами. Сегодня же напишу королю, и свадьбу отменим."

+3

9

А вот Лорд Уэйн прекрасно выспался этой ночью, и только когда корабль пришвартовался и вся суета закончилась, старого интригана разбудил слуга, сообщая что тот может принять ванну, как привык и выпить чай с молоком. Чай Роберт пил в халате, читая свежие камбрийские газеты, которые ему предоставили сразу же. Чтение было весьма и весьма любопытным.
- Мой господин, к Вам посол Ренье. - Сообщил слуга, подавая старому лорду рубашку и брюки и помогая одеться, и только когда Уэйн закончил с гардеробом он разрешил проводить посла в свою каюту. Молодой Ренье был амбициозен и самоуверен. Не самые худшие черты, по мнению Уэйна. И, да, в уме, пожалуй, молодому человеку не откажешь. В этом Роберт еще раз убедился, когда прочитал предоставленные послом выдержки. Да, не глуп, умеет видеть, делать выводы и прогнозы. Но, как это бывает свойственно молодости, излишне горяч и категоричен. А вот это для политика плохие советчики. Краткий отчет Роберт пробежал глазами и раскрыл конверт с полным докладом.
- Угощайтесь, Теодор. В Камбрии совершенно не умеют заваривать чай, а вот мои слуги владеют этим мастерством в совершенстве. - Роберт отодвинул в сторону газеты, взял свеженаполненую чашку и углубился в чтение. На некоторых листах он задерживался чуть дольше, какие-то едва-едва просматривал. Так он примерно и представлял ситуацию после изучения камбрийской прессы. Но все же доклад посла был куда более полным, изобиловал деталями и ускользнувшими от бумагомарак светскими... происшествиями. Это все было очень хорошо и вовремя, а вот настойчиво навязываемые Ренье собственные видения решения сложившейся ситуации... нет, определенно, сказывались молодость и отсутствие опыта.
- Да, дорогой Теодор, Вы проделали отличную и большую работу... - Задумчиво проговорил Уэйн, постучал сухими, похожими на ветки старого, давно уже мертвого дерева, пальцами по исписанным листам и продолжил. - Вот только с выводами, Вы, юноша, поторопились. Смею надеяться, что Вы не предприняли никаких опрометчивых шагов? И не сделали ничего, что могло бы помешать скорейшей свадьбе принцессы Александры с Эдуардом? Нет? Вот и отлично. А сейчас я немедленно подготовлю послания его величеству, с заверениями что принцесса прибыла и свадьба скоро состоятся, а учитывая непростое положение в котором оказалась Камбрия Альбиону, пожалуй, следует оказать нашему дорогому другу и родственнику помощь. В том числе и военную.
Роберт подал знак слуге что бы тот подал письменные принадлежности, на Ренье Уэйн уже более не обращал внимание, давая понять, что аудиенция закончена.

+3

10

- О, конечно, никто не сомневается в том, что король способен подарить жене и Камбрии наследника…
Ренальдо белозубо усмехнулся, отметив, что разговоры вокруг них не то, чтобы стихли, но определённо  стали тише. Придворные предусмотрительно делали вид, что заняты чем-то другим, но не хотели пропустить ни слова из этого разговора, ставшего таким занимательным.
- Никто не ставит под сомнение и красоту принцессы. Но, конечно, никто так хорошо не осведомлен о мужской силе короля как вы, маркиз. Так что благодарю вас за пояснение, я спокоен за свои ставки.
По большому счету, графу можно было и остаться во дворце, а не тащится с придворными по пыли ради сомнительного удовольствия увидеть, как ножка принцессы почтит собой камбрийскую землю. Но он не знал, в каком настроении Эдуард, хотя и подозревал, что новобрачный не светится от счастья, так что лучше подышать свежим воздухом…

Забавно, подумалось ему, а когда-то он вез сестру-невесту в Камбрию. Кажется, она была взволнована, хотя он точно не помнил. И, кажется, не выглядела довольной после первой брачной ночи, скорее уж растерянной и подавленной. Ну вот, история повторяется, в Камбрию едет новая невинная принцесса, а муж ее будет думать о другом мужчине в свой медовый месяц. Трагедия? Пожалуй. Тревожит его это? Ничуть. Ему скоро идти на войну и отвоевывать у Испании и Рима то, на что они покусились. Пусть Пьемонт теперь часть Камбрии, но он по-прежнему граф этих земель.

Но все равно, мысли и воспоминания царапнули Ренальдо, вызвав что-то, похожее на угрызения совести.
- Скажите, маркиз, - тихо проговорил он, подъезжая ближе к Антуану де Лантьеру. – А как вы представитесь принцессе? Вряд ли она обрадуется, узнав, что ее место уже занято.
Вздохнув, он пожал плечами, словно это объясняло все.
- Вот поэтому я и заговорил о чуде. Для счастливого брака нужны двое. А у нас цифры не сходятся. Так кто же лишний?

Отредактировано Ренальдо де Пьемонт (2018-01-09 20:19:38)

+2

11

- Ты был на гауптвахте?
- Говорю же, скоро надо будет личную камеру заводить. Как это никто не подсказал месье Делорму такую статью сокращения расходов на арестантов? Кроме предоставления полков для войны - содержание собственных камер временного содержание, аренда камер пыток по выгодным ценам. Постоянным сидельцам - скидки. - Говорил это Квентин негромко, склонился ради этого к самому уху Тони и что бы лошади не отшатнулись, переложил руку на загривок коня Лантьера и... случайно не только на лошадиной шее оказались горячие пальцы графа, но и на руке Антуана.
А как иначе? Такие крамольные речи нельзя говорить громко, для этого обязательно склониться надо к самому уху собеседника. Так что бы губы почти касались его, а дыхание непременно обжигало висок и чуть шевелило прядь волос и та, в свою очередь, щекотала кожу.
- Полковник запретил мне выезжать из столицы, а мне... мне очень понадобилось ее покинуть. Потому что... потому что в ту ночь... в ту самую... оказалось что некоторые молодые дворяне присутствовали на сатанинском ритуале... - Голос графа теперь был едва слышен. Но даже так он говорил так, что если их и подслушают, то сделают нужные ему выводы, а не те, которые... могли бы... - Говорят, под пытками назывались имена этих дворян. И говорят, что обряд был лишь маскировкой для заговора против Эдуарда и Делорма...
Разговор был слишком серьезным, что бы Лантьер мог сразу понять, что рука Террлоу уже сжимает его руку, впрочем, это ведь могло было сделано просто что бы привлечь внимание к серьезности сказанного.
Квентин ненадолго замолчал и еще понизил голос.
- Наши имена тоже назвали... но... Никогда бы не поверил, что Дьюэйн стал бы свидетельствовать за кого-то,
а не стремиться отправить в камеру пыток... Хотя... не знаю даже что хуже. Он показал, что мы с тобой провели ночь в мое спальне и моей постели...

Закончив говорить это Квентин коснулся губами виска Тони и прежде чем отстранился прошептал.
- Впрочем, он почти и не соврал... И это была незабываемая ночь... - Граф улыбнулся и тронул своего коня, отводя его чуть в сторону. Тем более, что к ним уже приближались. И приближался ни много ни мало причина надвигающейся на Камбрию войны - Пьемонт. О том, что что-то между ним, Эдуардом и Лантьером произошло в покоях его величества сегодня шептался весь двор и Квентин не сомневался, что явно это что-то было не веселой дружеской попойкой "на троих".
Едва Ренальдо и Тони заговорили, стало ясно, что эти двое если и не мечтают убить друг друга, то не станут плакать, если второго убьет кто-то другой. Квентин сжал поводья в руках, чувствуя что ничем хорошим все это не закончится. Все происходящее ощущалось так, словно он оказался посреди поля, над головой сгустились тучи и вот-вот небо пронзят молнии и громыхнет гром. Граф закусил губу и снова оказался рядом с Лантьером и снова его рука лежала на лошадиной шее.
- Тони. Не смей. Не сейчас. Не здесь. И не сейчас. - Очень тихо прошипел Террлоу, отлично зная характер друга и зная что последует за словами Пьемонта.

+3

12

Лантьер покачал головой и усмехнулся. Уж слишком все это было похоже на Делорма. И хотя Квентин действовал скрытно, но все равно его действия его были шиты белыми нитками, и Антуан до последнего момента не отдергивал голову, чтобы наверняка затесавшимся в эту толпу шпионам было нечего передать. А то за эту руку на руке и за это касание губ, от Эдуарда можно бы ждать не только клейма на заднице, а и чего похуже.
- Лучше бы Дьюэйн сказал правду, - выслушав его, в пол голоса сказал Лантьер и покачал головой, - я не верю, что он ничего не узнал, а теперь выгораживает нас ради Эдуарда... Рано или поздно, но он вспомнит об этом. И напомнит...
И  снова на лошадиной шее лежала рука Квентина. Лантьер посмотрел на него и улыбнулся, прошептав
- Не здесь и не сейчас. Я помню и не очень тороплюсь в Альканар.

- А вы сомневались  в Эдуарде? - скалясь, Лантьер посмотрел на Пьемонта, и пояснил, - Как же тогда вы могли отдать ему графство?  Уж не потому ли, что вы  вознамерились стравить нас с испанцами? Говорят, ваша любовница выставила себя не в лучшем свете, потому что передала письмо из Рима принцессе Пармской?
Имя принцессы, и так популярной среди дворян, заставило толпу напрячься и по толпе прокатился шум. Он ждал, что Пьемонт пустится в другие рассуждения, не пощадив его, и был прав.
- Я вряд ли буду представляться принцессе, разве только, что я, маркиз де Лантьер. А все, что надо, ей расскажут другие. Думаете, тут таких мало? Кстати, кто вам сказал, что это будет несчастный брак? Насколько я знаю принцессу Александу, она очень целеустремленная девушка и вряд ли даст Эдуаду скучать.
Если кто-то мог предположить, что Лантьеру дался легко этот разговор, то он очень ошибался. Он хоть и вежливо улыбался в ответ, но он был на пределе. Погладив по гриве коня, которому чем-то ненравился жеребец Ренальдо, он подпустил его чуть ближе, и прошептал
- Не потому ли вы говорите о сходстве цифр, что ходят слухи, что это ваша близость с Филиппом, мужем вашей сестры, нарушила их брак?
В это время конь Лантьера взвился на дыбы и попытался забить ногами коня Пьемонта. Справившись с ним, Лантьер засмеялся
- Простите, граф. Но даже мой Серый чувствует, что вы с ним из "чужой конюшни"...

+3

13

Не рой другому яму… Хорошая мудрость, жаль, только, к ней редко кто прислушивается. Скучающий Пьемонт хотел задеть маркиза де Лантьера. Просто так, из прихоти. Может быть, в этой прихоти была капля ревности – не к тому, что Эдуард делил с этим красивым юношей постель, а к тому, что, наверное, делил с ним и мысли. Но Антуан де Лантьер оказался крепким орешком, и тонкое лезвие насмешки скользнуло по его  броне и ранило самого же Пьемонта.
Прежде всего, напоминанием о том, что его любовница была так глупа, что влезла не в свое дело. Но это он бы стерпел, прикрывшись равнодушием. Ну и что, что это обвинение слышали все придворные, окружавшие их плотным кольцом! Граф Пьемонтский относился к симпатиям и антипатиям толпы со здоровым равнодушием. А вот то, что шепнул ему маркиз на ухо… От этого у Пьемонта вспыхнуло лицо. Еще и потому, что, став старше, он в глубине души признал – не слишком благородным был тот его поступок. Признал, но оправдал его молодостью.
- Вы позволяете себе слишком много, маркиз. И забываетесь, говоря со мной в таком тоне.
Пьемонт, вспыльчивый, как все мужчины в его роду, уже забыл о том, куда они едут и зачем, и что встречу королевской невесты негоже омрачать ссорой…
…а если Изабелла считает так же? Если знает король, если знает этот молодой маркиз… если знает, и думает, что он был виноват в том, что ее брак не был так лучезарен, как она себе рисовала в ранней юности.
- Мне кажется вашему жеребцу… и вам, маркиз… следует указать на ваше стойло. Не желаете ли прогуляться со мной? Наверняка тут где-нибудь найдется солнечная полянка, подходящая для беседы двух дворян?

+2

14

- Не здесь и не сейчас. Я помню и не очень тороплюсь в Альканар.
- Надеюсь... - пробурчал себе под нос граф и тут же убедился, что, может, Тони и готов был потерпеть и подождать, а вот его оппонент явно нарывался на неприятности. Целенаправленно нарывался. Хотя... Квентин вспомнил, что тот просто может не знать, что за дуэли в Камбрии отправляют в тюрьму, а то и на эшафот. Или знает, но именно это и ставит целью?
Террлоу не забывал о своих многочисленных задачах, в том числе и об обязанности слушать. В том числе и то, что будут говорить Лантьер и Пьемонт. А наговорили они достаточно. И пусть не все дошло до ушей придворных, да и ему не удалось услышать ни слова полностью и если бы батюшка не научил читать по губам - пропустил бы все. Ренальдо и Филипп? Не. Может. Быть! Просто не может быть! Этот надменный чопорный сухарь и вот этот вот повеса? Не удивительно что Изабелла за годы брака превратилась в собственную статую, теплую, говорящую, но все же статую. Существо без блеска в глазах, без искры жизни. Квентин до сих пор относившийся к Пармскому с величайшем уважением вмиг почувствовал так, словно его облили грязью из ночного горшка. И это он, а что должна чувствовать Изабелла? Если знают при дворе, то несомненно, уже знает и она. Бедная женщина!
Размышления о чести и бесчестии, а так же о несчастной судьбе ее высочества не мешали Террлоу слушать происходящее со всем возможным вниманием. 
- Мне кажется вашему жеребцу… и вам, маркиз… следует указать на ваше стойло. Не желаете ли прогуляться со мной? Наверняка тут где-нибудь найдется солнечная полянка, подходящая для беседы двух дворян?
Ну, конечно же! Разве могло быть иначе???  Квентин поискал взглядом Бриана, тот тоже обратил внимание на этих двоих, вот только не мог слышать что они говорят, но поймал умоляющий взгляд графа, который буквально молил капитана гвардейцев вмешаться и спасти ситуацию.

+2

15

Бриан был на взводе, они только-только тронулись, а уже начались неприятности. И добро бы это были происки врагов, вознамерившихся сорвать бракосочетание короля и разорвать союзный договор Камбрии и Альбиона. Тут все понятно - врачам помешать, врагов - поймать! А тут же... свои, чтоб их черти подрали! Цвет дворянства, чтоб этот цвет... Бриан ни на секунду не сомневался, что Лантьер и Пьемонт обеспечат ему головную боль, но не думал, что они займутся этим сразу же за воротами дворца. Что они друг другу говорили капитан не слышал, но ему и не надо было слышать, достаточно было видеть их лица. Непримиримые враги, чьи кланы на протяжении столетий придерживаются принципов кровной мести и не собираются успокаиваться, пока клан врагов не будет стерт с лица земли и те выглядят подчас дружелюбнее в отношении друг к другу, чем сейчас выглядели двое этих... цветов... Нет, ну что за дела? А? Вместо того что бы сосредоточить свое внимание на том, не прячется ли где подлый заговорщик и наемный убийца он должен тратить свое внимание и силы на этих бездельников не поделивших постель короля! Не решили кто спит справа, а кто слева?
Бриан понимал, что мысленно злословит и не прав, но не до собственной правоты было.
Де Рей отвлекся от Лантоьера и Пьемонта, раз говорят, то пусть пока говорят, а ему надо еще раз убедиться, что ничего не упустил. Капитан скользнул взглядом по рядам придворных, намеренно отводя его от этих двоих и наткнулся на Террлоу. Тот... умолял? О чем? Бриан чуть не выругался, поняв, что тот явно слышал о чем там идет речь и знает куда больше, и раз уж ищет помощи у капитана гвардейцев, вместо того что бы самому попытаться образумить приятеля, то все уже зашло далеко и приятель не собирается слушать, да еще и этот Пьемонт... ох, чует его сердца, графство это, подобно пресловутому Троянскому коню, уже подкинуло Камбрии забот и еще не раз подкинет. Но это все пустые разговоры, а его вмешательство нужно здесь и сейчас и Бриан решительно направил своего коня к готовым вцепиться друг другу в горло господам. Он пришпорил коня и тот не споря с крепкой рукой хозяина вклинился между мужчинами, а Бриан, бросив повод, ухватил каждого из "собеседников" за локти, намеренно сдавив их так, что тем оставалось только замереть, справляясь с огненной вспышкой, пронзившей их руки, а Бриан не собирался их отпускать, продолжая сильнее сжимать большими пальцами особые точки на сгибах локтей молодых возмутителей спокойствия, мысленно благодаря Дюка, который научил офицеров гвардии этому и некоторым другим очень полезным приемам, привезенным тем откуда-то с восточных морей.
- Хватит дурить, госссспода. - Бриан с трудом сдерживался, а то, что он шипел, подобно потревоженной змее говорило о том, что еще немного и сдерживаться он перестанет и эти двое отправятся вместо порта в темницу под конвоем. Вот только не хотелось ослаблять фланги, каждый гвардеец был на счету! Поэтому... Эх, отодрать бы их за уши как шкодливых мальчишек. На миг Бриан подумал, а не потому ли его величество в спальню притащил розги и плети, что подобные мысли в отношении фаворита посещают его так часто? Ну, да это личное дело величества. А ему-то что делать? не пороть же господ дворян? Хотя и явно заслуживают! Он отпустил немного хватку на локте графа и чуть тронул коня коленями, давая тому приказ сдать назад. И конь послушно переступил с ноги на ногу, а де Рей увлек за собой Лантьера.
- Сейчас мы повернем и Вы, господин маркиз, переместитесь за линию гвардейцев в первые ряды. Думаю, так лучше. А Вы, граф, останетесь здесь. С графом Террлоу. - Только теперь Бриан выпустил руки обоих мужчин и перехватил поводья, поворачивая коня к разрыву в линии гвардейцев, подавая Лантьеру пример.

+2

16

Александра была уверена, что все эти дамские штучки вроде обмороков и тому подобного - "театр одной актрисы", как выражался ее коронованный отец, а матушка не спорила. Видимо, разделяла точку зрения супруга. Да и сама принцесса до сих пор даже помыслить не могла, что нервничать можно так, что в глазах начинало темнеть и станы каюты теряли свои очертания, как было когда поднялся ветер и корабль стало поднимать на волнах. И тошнило ее, кстати, тогда точно так же. А сейчас-то отчего? Корабль стоит на якоре, лишь чуть-чуть на волнах его колышет, так это не повод стенам так себя вести.
- Вот, госпожа, выпейте. - Александру затошнило только от предложения что-то там выпить. Вот позор-то будет, если она не сдержится и рухнет на землю. Или того хуже. Нет! Не станет она ничего пить!
- Выпейте, принцесса. - Тихий, но очень твердый голос первого министра заставил Александру вздрогнуть. А если бы она была не одета? Он даже не постучал! И чего он раскомандовался? Возмутилась без пяти минут королева Камбрии и... послушно взяла с подноса стакан и выпила. Сразу стало легче и на лицо вернулся румянец.
- Спасибо, лорд Уэйн. - Александра надеялась, что улыбка у нее получилась такая же добрая, как у матушки, а не жалкая и что она не выглядит как побитая бродячая собака. Видимо, старый проходимец прочел ее мысли.
- Вы великолепно выглядите, Ваше Высочество. Королю Эдуарду очень повезло, а еще, уверен, он вскоре будет завидовать собственным подданным за то, что они увидели Вашу красоту намного раньше, чем он сам. - Уэйн поклонился принцессе и сам забрал у нее из рук пустой стакан и поставил на поднос, давая знак служанке пойти прочь. Затем взяв ее высочество за руку он подвел ее к зеркалу и поставил девушку перед ним, давая ей полюбоваться на собственное отражение.
- Александра там... - Ее высочество улыбнулась. На сей раз ее улыбка точно не была жалкой или вымученной, Алан был прямой противоположностью старому Лорду и просто самим своим существованием вызывал желание улыбаться ему.
- Что там, Алан? - Александра уже догадалась по шуму, но все же... пусть он скажет! Пусть... ах, нет, нет, она не готова... но тут же перед мысленным взором принцессы всплыл образ ее отца, его твердый взгляд, его сжатые губы и твердый подбородок и Александра решительно встряхнула головой. Она. Готова! Ко всему!
- .... там камбрийское посольство прибыло... ну точнее, встречающие...
- Ваше Высочество... Вам следует подняться на палубу.
- Это уже был Уэйн, он уже убрал руку и теперь стоял с раскрытым ларцом, в котором лежала диадема, которую принцессе надлежало надеть прежде чем показаться перед своими будущими подданными. Александра потянулась к ней и заметила, что пальцы дрожат, упрямо, совсем по-отцовски, поджав губы она решительно одернула себя, и почти схватила платиновый обод с бархатной подложки.
- Позвольте я Вам помогу. - Уэйн уже всунул ларец в руки виконта и с надлежащим почтением принял из рук принцессы диадему и закрепил на ее прическе и поклонился. - Прошу Вас...
И Александра поддерживая юбки решительно направилась на встречу своему будущему. И своему народу. То, что она увидела она ожидала и не ожидала. Ее ждали, и когда она появилась, то пристань вмиг наполнилась криками. Александра вцепилась в деревянный поручень и заставила себя улыбнуться и приветственно поднять руку. Она вмиг забыла что должна делать и что говорить, она просто стояла и смотрела, смотрела в лица приехавших ее встречать камбрийских дворян, переводила взгляд с одного на другого и... и улыбка снова перестала быть какой-то чужой, напротив, ей, действительно захотелось улыбаться и...
- Доброе утро, господа... - Это совершенно не то, что ей полагалось говорить, но все слова вылетели из головы. - Как красиво...
Александра прижала руки к груди и посмотрела на то, как поднимается над городом солнце, как блестят в его лучах позолота на лепнине дворца и как отражается он в окнах ближайших домов.

+3

17

Лошади заржали, а мужчины обменялись красноречивыми взглядами. Никогда еще Лантьер не был в такой противоречивой обстановке, когда и подраться руки чешутся, и вместе с тем понимаешь, что все, что он сегодня делает, от начала до конца, неправильно. Не был виноват и Ренальдо, не был виноват и Филипп. И ни сколько не была виновата Изабелла. Просто так получилось. Ведь и он, Лантьер, пал жертвой Эдуарда, когда сам и не подозревал. Но сейчас он скалился, и держался так, словно именно Ренальдо был виновником их размолвки, и он готов был ему за это отмстить.
Лантьер уже готов был ответить, как вдруг между ними вклинилась лошадь, а затем раздался громкий голос Бриана, привыкшего командовать отрядами, и Антуан едва не вскрикнул от боли в руке.
- Сейчас мы повернем и Вы, господин маркиз, переместитесь за линию гвардейцев в первые ряды. Думаю, так лучше. А Вы, граф, останетесь здесь. С графом Террлоу.
- Хорошо, хорошо, капитан. Мы будем послушны. А вы, я надеюсь, не доложите, по приезде, королю об этом маленьком инцеденте. - деланно улыбаясь, прошептал он, стремясь избавиться от железной руки, чью хватку ему пришлось испытать. К капитану у Лантьера всегда лежала душа и в Альканар не хотелось. Поэтому, ответив графу Пьемонту многообещающей улыбкой, он проследовал за капитаном в первые ряды гвардейцев. Только раз или два ему удалось отсюда увидеть Квентина и Ренальдо. А лишь только он намеревался переместиться, два гвардейца тут же подьезжали с боков. Вздохнув, он продолжил путь, надеясь, что за это время они с Ренальдо где-нибудь да встретятся, не на том свете, так на этом.

+4

18

Де Пьемонт с нарочитым равнодушием проводил взглядом маркиза де Лантьера, не сомневаясь, что это – всего лишь пауза в разговоре, который продолжится, обязательно продолжится, но в другое время и в другом месте.  Красивый любовник Эдуарда, похоже, кипит эмоциями, и не Ренальдо де Пьемонт тут виной, а предстоящая свадьба короля. Ну так чувства надо выпускать, а то они превращаются в желчь и портят цвет лица. Ренальдо тоже был зол – на дуру-любовницу, возомнившую себя великим политиком. На то, что война все-таки добралась до границ его графства, и даже на то, что теперь он вассал Эдуарда, а не равноправный союзник. Так что с Антуаном де Лантьером они помогут друг другу. Не сегодня – так завтра.

- Чудесный денек, - мечтательно вздохнул он, глядя на голубое небо. – Только, боюсь, не случилось бы грозы.
В Пьемонте была поговорка «Грозы приходят с Севера». Но на этот раз их приходилось ждать с Юга. Гроза придет, дыша жаром кастильских равнин, и арагонских ущелий, ослепляя позолотой Рима и оглушая грохотом пушек. Переживут ли они ее? Ренальдо верил, что да. С помощью Камбрии, Эдуарда, его генералов и армии – переживут. иначе бы его здесь не было.

+3

19

- Чудесный денек. Только, боюсь, не случилось бы грозы.
Квентин пожал плечами и негромко бросил.
- Ученые мужи говорят, что если во время грозы держаться за что-то металлическое и длинное. Например, за шпагу, то молния может поразить держащего... Грозы опасная вещь. Не зря раньше говорили, что это гнев Богов.
Я в это не верю, а вот ученым мужам - вполне. Они говорят, что может и насмерть зашибить ненароком...
- Граф Террлоу ухитрился сидя на коне изобразить светский поклон и тронул коня, пробираясь к разделявших группу дворян гвардейцам. Они уже добрались до места и Бриану было не до контроля кто там из подопечного стада куда перемещается, вот Квентин и переместился поближе к маркизу.
- Доброе утро, господа...  Как красиво... Граф заметил  женскую фигуру на палубе и задержался, всматриваясь в лицо и читая по губам что она говорит, и разобрав даже повернул голову что бы понять что же так впечатлило принцессу. Но, видимо, с причала этого было не разобрать и Квентин пожав плечами снова тронулся в путь. Добравшись до Тони он тронул его за колено, привлекая внимание.
- Александра уже покинула каюту. Скоро все начнется. - С этими словами граф спешился, подавая пример Лантьеру и остальным. Гвардейцы уже давно покинули своих коней и тех отвели в сторону. Стоило господам дворянам сойти с коней, как тут же подбежали грумы и молодые кадеты, видимо, специально присланные сюда для выполнения таких вот работ, и увели коней куда-то прочь, освобождая пристань для торжественной церемонии.

+3

20

Упрямая и дерзкая девчонка! Мысленно не то похвалил, не то отругал ее высочество королевский советник и будущий посаженный отец. Алан рванулся следом за своей детской мечтой, но наткнулся на холодный стальной блеск в глазах Лорда Уэйна и споткнулся, словно этот взгляд был материален.
- Не забывайте свое место, виконт. - Слова старого мерзавца, точнее интонация, которая превратила негромкие фразы в подобие пощечин, заставили Алана покраснеть и сделать несколько шагов назад. Своей цели Роберт добился, в момент появления Ее Высочества на палубе дурного мальчишки подле нее не было. Несколько минут она стояла в одиночестве и смотрела куда-то вдаль.
- Доброе утро, господа... Как красиво... Хорошо, что от восхищения и нервного напряжения у Александры почти пропал голос и ее слова услышали только первые ряды на причале и охрана. Впрочем, так даже лучше, они не преминут передать все это друзьям и первые слова будущей королевы Камбрии скоро будут знать все, включая последних нищих и передавать их из уст в уста. И даже накрутят вокруг них своих фантазий. Скоро все будут знать, что у принцессы Альбиона от восторга перехватило дыхание и она смогла только выразить восхищение парой тихих слов. Но это все лирика, а традиции и правила никто не отменял и если юной принцессе позволены вольности, то будущей королеве - нет. Принцессой и восторженной девчонкой она уже побыла, пора становиться будущей королевой. Об этом и напомнил ей первый министр ее отца, подойдя и почтительно поклонившись. Он подал ей руку, предлагая опереться на нее.
Ренье тоже лимит своих глупостей не сегодня исчерпал и стоял во главе альбионского посольства, у самого трапа. Когда он увидел что принцесса готова, то начал спускаться по сходням и менее чем через минуту уже стоял на Камбрийской брусчатке. И когда на этот же трап ступила нога Александры вступили трубы, провозгласившие собравшимся дворянам о появлении их будущей королевы.
Роберт был серьезен и суров, не зря в его жилах тоже текла кровь королевского рода, вряд ли кто-то мог быть торжественнее в этот миг, чем был лорд Уэйн, на чью руку опиралась ее высочество принцесса Альбионская Александра Фредерика, шествовавшая по деревянным сходням к своему будущему, готовясь приветствовать свой народ.

Отредактировано Роберт Уэйн (2018-01-13 20:20:29)

+3

21

- Аа, ты здесь? Скорей бы... Скорей бы этот день закончился, а то я взорвусь! Если встретишь графа  де Пьемонта, перейдай ему, что я буду его ждать на рассвете, после свадьбы, в лабиринте. Там есть, куда уйти, даже если нас застукает стража. Надеюсь, ты и Анже будете у меня секундантами?
- Господа, принцесса! - один из военачальников гвардейцев прикрикнул на них и на всех, кто ждал ее в первых рядах.
Гвардейцы расступились, освобождая пристань полукругом. На кораблях засуетились, выстраиваясь по рангу и выходя вперед. Где-то заиграла музыка. Процессия начала выходить с корабля. Первой шла принцесса, их будущая королева. Лантьер присмотрелся, кто там идет с ней, но с того места, где они стояли было не видно не только провожатого, но и самой принцессы. Только оборки белого платья. Принцесса сошла с корабля, она шла и опускались на одно колено все дворяне Камбрийского королевства.
Лантьер не стал спешиваться с коня. Он с заговорщическим видом посмотрел на Квентина, затем , улыбнувшись, наклонился и что-то прошептал коню. И его Серый стал опускаться, становясь на одно колено вместе с седоком...

+3

22

Основные церемонии и празднования будут во дворце и это немного успокаивало Бриана - там было куда легче обеспечить безопасность коронованных особ, а здесь...
Запели трубы, завозились придворные, опускаясь на колени перед принцессой Александрой. Бриан достал шпагу и отсалютовал ей, подавая пример офицерам - командирам групп, остальные гвардейцы просто встали по стояке смирно. Большая часть встала, часть же оставалась на своих местах, незаметная для большинства. Капитан был на взводе, ему не было дела ни до красоты принцессы, ни до представительности альбионского посольства, ни до величественности первого министра дружественной державы, ни до почтительности камбрийского дворянства, ни даже до выучки собственных подчиненных. Даже кое-какие выходки некоторых представителей дворянства, и те прошли мимо де Рея. Пока что прошли. Сейчас был самый опасный момент. Принцесса шла, опираясь на руку седовласого мужчины, и он был единственной ее защитой и опорой в этот момент. В самом прямом смысле этого слова. Она сейчас, на этих сходнях была открыта для нападения.  Мощный арбалет или какое-нибудь мощное ружье, например, Испанское или Альбионское, да, Камбрийские оружейники, приходилось признавать, уступали соседям в мастерстве, точный выстрел и все... все надежды двух стран летят к чертям. Бриану казалось, что он даже видит как на белой ткани платья Александры расплывается алое пятно, одновременно раздается звук похожий на раскат грома, а потом - плеск воды, в которую ее высочество летит с этих чертовых сходен. Шаг. Пара ударов собственного сердца, еще шаг - черт, как же она медленно идет! Еще несколько ударов, еще шаг... стук-стук-стук... шаг... бух...бух... бух... сердце уже бьется так, что каждый его удар кажется звуком того самого выстрела, а пальцы ледяные и онемели от того, с какой силой сжимаются на эфесе. Ее высочество делает еще шаг и наконец оказывается  в одном шаге от него, еще три удара сердца и вот она уже окружена гвардейцами, их тела защищают ее от любой угрозы. Теперь Бриан понял, что пока Александра делала свои последние шаги он даже не дышал, готовый сорваться с места в попытке защитить и закрыть ее от возможного нападения. Вот только с такого расстояния у него все равно не было бы шанса. А вот теперь... теперь возможные убийцы упустили свой последний шанс. Теперь принцессу не выпустят из-под защиты. Бриан убрал шпагу и занял свое место позади Ее высочества и в ту же секунду лейтенант встал за плечом Уэйна, а еще двое и вовсе встали чуть впереди них. Не почтительно? К черту почтительность! Она не спасет от пули!
Александра, продолжая опираться на руку первого министра Альбиона продолжила свой путь.

+2

23

Лорд Уэйн подал ей руку и она оперлась на нее, старый друг отца сжал ее пальцы своими и Александра смогла выдавить улыбку, от сухих пальцев, похожих на вороньи лапы шли тепло и они были тверды и придавали уверенности. Встряхнув волосами ее высочество решительно сделала первый шаг, второй сделать было намного легче, а третий, и вовсе уже не требовал думать как же ноги-то переставлять.  И улыбалась принцесса искренне и радовалась так же искренне. Алан только куда-то пропал, а его присутствие не помешало бы. Поддержка Уэйна была ценна, но это поддержка министра, сановника, старого человека, а Фонтейн он друг, можно считать ровесник. Да, немного старше, но не на более же, чем полвека!
Грянули горнисты, так что даже ожидая этого, Александра чуть вздрогнула, но все же с шага не сбилась и продолжила свой путь по ковру, постеленному поверх деревянных досок. Она шла медленно, давая своим будущим подданным рассмотреть себя. Она была красива и знала это и знала, что ей любуются, восхищаются и это было приятно, так пусть любуются и восхищаются. Пусть. Уже когда она оказалась внизу их догнал Алан, заняв место между двумя камбрийскими гвардейцами с каменными напряженными лицами. Двое таких же шли впереди, видимо, это был почетный караул и они должны были показывать и расчищать дорогу к карете. Хотя куда идти и так было понятно, да и никто не заступал дорогу, несколько дам присели в глубоких реверансах, а дворяне опустились на одно колено. Все... все кроме одного, он поклонился, но даже не удосужился слезть с лошади. Александра поджала губы, и тут же сзади донесся шепот: - Этот хам - маркиз Лантьер... я Вам о нем говорил.
Сказанное услышала не только Александра, но и Уэйн. Он тоже не сводил взгляда с наглеца, так же, как и Александра. Эта пауза была не запланированной и надо было что-то делать. Главное не покраснеть! Еще не хватало! Пусть этот красавчик и спит с ее женихом нисколько не стесняясь, но это не основание же из-за него ей позориться!
- Как мило. - Шепот был достаточно громким, что бы ее услышал не только Уэйн которому она это якобы говорила, но  и ближайшим придворным. - Его величество Эдуард так внимателен. Ведь я всего один раз упомянула, что мне в детстве понравилось цирковое представление на котором вот так же показывали разные номера на лошадях и с другими животными.
"Прошептав" это Александра "подарила" улыбку Лантьеру и пошла дальше, вот только рука сжала пальцы министра так, что он не удержался и подсаживая ее высочество в карету свою руку из ее вытащил и взглядом дал понять, что не одобряет ее несдержанности. Ну, и пусть! Она не позволит этому наглецу, все заслуги которого - смазливая мордашка и ... ну, все, чем он там соблазнил короля! Не позволит ему испортить себе настроение и выбить из равновесия. Она станет его королевой, а он так и останется игрушкой. Если останется, конечно. Не давая этим мыслям отразиться на лице, Александра еще раз улыбнулась встречающим и помахала им из окна кареты.

+2

24

Капитан гвардейцев де Рей был не единственным, кто опасался покушения на жизнь принцессы. И опасался он этого настолько сильно, что даже не отреагировал на появление наглого щенка, которому сказано было сидеть в каюте. Ладно, потом с ним разберется. А пока можно немного передохнуть, теперь, когда они сошли на твердую землю. Хотя от придворных тоже можно ждать чего угодно, хотя хочется надеяться, что среди них нет самоубийц, готовых пожертвовать собой лишь бы сорвать заключение союза между Альбионом и Камбрией.
- Этот хам - маркиз Лантьер... я Вам о нем говорил. Роберт всматривался в дальние ряды, опасаясь угрозы своим планам оттуда, а не от приближенных и именитых дворян, которые заняли первые ряды, что бы их лица запомнила будущая королева сразу. И поэтому, не сразу увидел "этого хама". А ведь выделялся как... Вот наглец!
По сути его действия были оскорблением, но наглец знает, что Эдуард его все равно защитит и смеет это демонстрировать!
Александра первой взяла себя в руки и заговорила.
- Как мило. Его величество Эдуард так внимателен. Ведь я всего один раз упомянула, что мне в детстве понравилось цирковое представление на котором вот так же показывали разные номера на лошадях и с другими животными.
- Да, Ваше Высочество, Ваш жених очень внимателен, а мистер Лантьер всегда тяготел к... фиглярству, возможно, поэтому он и оказался сегодня здесь, что бы показать Вам свои лучшие качества. - Уэйн не без труда вытащил пальцы из руки принцессы, которые она сдавила с отнюдь не женской силой, видимо, злость на нахала была столь большой, что придала ей сил.
Роберт занял свое место в карете, то, что он увидел Тони сразу, едва ступил на камбрийскую землю, лорд Уэйн счел своего рода знаком и теперь, наблюдая как Александра машет рукой в окно кареты, задумался о том, что давно не видел своего подопечного и что тот кое-что ему остался должен и о том, что этот долг не мешало бы получить. А заодно и за сегодняшнюю выходку выставить счет. Пусть принцесса не узнает о том, что оказалась отомщена. Роберт откинулся на мягкие подушки и уже стал прикидывать кому лучше поручить это дело и когда. Лучше всего сделать это сразу после свадьбы. Да, да, именно так, сразу после церемонии - никого не удивит, если фаворит куда-то пропадет. Тонкие губы дрогнули, обозначая улыбку, нехорошую, хищную улыбку. Хорошо, что он сидел так, что лица его было не видно, а то принцесса могла и испугаться, увидев эту гримасу. Еще какое-то время Роберт размышлял над деталями, как раз столько времени что бы они успели доехать от порта до дворца.
Александра под впечатлением от происходящего всю дорогу молчала и продолжала смотреть в окно, так что, ничто и никто не мешал Уэйну составлять свои личные планы, тем более, что государственные-то все уже были давно обдуманны и теперь просто приводились в исполнение.

+2


Вы здесь » Доминион » Окрестности города. » [5 июня 1701 года] Иногда встречи бывают тяжелее прощания