Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Королевский дворец » Coups de grâce


Coups de grâce

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://www.art-wallpaper.org/vogue/images/11547_coco_rocha-vog-dec08a-5_122_213lo.jpg

Время: сразу после королевской свадьбы. Вечер.
Место: дворцовый парк.

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2018-02-19 09:38:53)

0

2

Дворцовый парк был пуст. Во всяком случае, за границей света, падающего из огромных окон бальной залы. На террасе и в ближайших беседках еще шевелились чьи-то тени и слышался горячечный шепот, то дальше царила темнота. Гастон взял с собой потайной фонарь, а Рику отдал два факела, но, чтобы найти площадку для игры в мяч свет ему был не нужен. Но он не забывал о тех, кто идет следом, и, останавливаясь каждые пятьдесят шагов, отодвигал заслонку фонаря, чтобы Ренальдо де Пьемонт и Марко де Рец могли найти дорогу…
Дворцовой стражи тоже не было видно. То есть, она, наверняка, была – во дворце и вокруг дворца хватало сегодня и гвардейцев и тайной полиции. Шпионов, наверное, тоже хватало, но пусть лучше первые и вторые ловят  третьих в свое удовольствие, только бы не мешали ему вместе с Тони и господами из Пьемонта нарушать королевский эдикт.
Suum cuique.
Каждый развлекается по-своему.

Площадка для игры в мяч была прямо таки создана дуэлей – ровная, утоптанная, посыпанная свежим песком на случай, если кто-то из господ решит посостязаться. Ее окружали  кусты роз, и, к тому же, от площадки веером расходились тропинки. Некоторые вели ко дворцу, некоторые уводили в укромные уголки, подходящие для свиданий.
Гастон поставил фонарь на скамью.
- Воткни факела в землю и зажги, - велел он Рику, снимая камзол, и разминая плечи.
Главное, чтобы метка Делорма не помешала… но он уже пробовал свои силы в фехтовальной зале, и лекарь, к которому он тайно обратился, подтвердил, что рисунок нанесен твердой рукой и достаточно глубоко, но фатальных последствий иметь не будет, если не пытаться его срезать.

Маркиз жадно вдохнул запах вечерней прохлады, цветов и недалекого моря. Он почти не пил вина на банкете, ничего не ел, и теперь чувствовал в теле легкость, а в душе азарт и ту здоровую злость, что не ослепляет, но придает ударам точность, а движениям быстроту.
- Не тревожься, - ласково кивнул он Риккардо. – Вряд ли сегодня кто-нибудь умрет, и уж во всяком случае, это буду не я, обещаю.
За Тони Анже тоже был спокоен. За недолгое время красавец-маркиз сумел доказать всем, что шутки на счет его положения при короле отнюдь не продлевают жизнь. А Пьемонт и де Рец… ну что ж, посмотрим, но что они способны.

+2

3

Тони пришел сразу за Пьемонтом, они встретились у лабиринта из густорастущих зелених кустарников и едва не сцепились, пока добрались до площадки. Точнее, с графом едва не сцепился Лантьер. Он никогда не принадлежал к выдерженным дворянам, а сейчас и тем более. Влюбленные все суеверные и невыдержанные. А когда предмет твоей любви женится, но и не только женится, а и стремится разнообразить свою сексуальную жизнь всеми возможными способами и эти способы у него есть, то дело плохо. Вот Лантьер и бузил. Точнее, не бузил, а цеплялся и докапывался до того, к кому была такая возможность. А именно, к Ренальдо Пьемонту.
Увидав Риккардо рядом с Гастоном, Лантьер выразительно посмотрел на маркиза, а затем на Рика. Его волновало, что этот красивый парень тут делает и зачем. Знает ли он, почему тут они все собрались. Если их и могли за участие в дуэли бросить в тюрьму, даже на целый год, то Риккардо могли в этой тюрьме и забыть. Но, по-видимому Рик об этом и не думал, а заметив Лантьера и его пристальный взгляд, покраснел. Отвел глаза и Лантьер, но не от Гастона. На маркиза де Анже его зеленые глаза  смотрели так же бесшабашно, как и раньше. Подойдя к ним, он весело прищурился и тихо обратился к Гастону
- Ты уверен, что Рик здесь необходим? Мне казалось, что ему сейчас небезопасно быть с нами...
Еще Лантьер сколько ни смотрел, не видел графа Террлоу. Он не видел его ни раньше, на церемонии, ни на балу. Но где тот был, Антуан решил спросить после дуэли, потому что ни разу не сомневался, что это последняя дуэль Пьемонта, и смотрел сейчас на него, как на последнюю прихоть Эдуарда, а в себе был уверен и был в нетерпении до того момента, когда обнажатся шпаги. Площадка для игры в мяч находилась в густой зелени и сюда с трудом проникали звуки из окружающего мира. Но так же было и со звуками, которые выходили отсюда.
- Не пора ли нам начать, господа? А то, не дай бог, придут шпионы полковника и помешают нам? - Лантьер нетерпеливо стискивал эфес шпаги.

+3

4

- Вы так нетерпеливы, маркиз де Лантьер, - насмешливо отозвался граф де Пьемонт. – Вы во всем так же нетерпеливы, или просто надеетесь еще успеть на представление  в спальню Его величества? Так напрасно, сегодня там обойдутся без зрителей!
У Ренальдо были свои причины для досады, и одна из них, кстати, находилась здесь же, в лице маркиза де Анже. Виновен он был лишь в том, что попросил у короля руку Изабеллы, но попросил он в обход графа де Пьемонта, словно подчеркнув, что отныне Ренальдо уже ничего не решает. И даже то, что Эдуард отказал наглецу, не умерило праведного негодования графа. К тому же, это не укладывалось у него в голове: кто-то захотел Изабеллу в жены, и, судя по тому, как его сестра держала себя с этим маркизом де Анже, она и сама была не прочь стать его женой. Как, однако, вдовство меняет женщин!

Спокоен был, пожалуй, лишь де Рец. Ему нечего было делить с камбрийскими дворянами и дуэль была лишь делом чести, без личных обид, и подойти к этому делу следовало со всей серьезностью. Он поклонился маркизу де Анже и маркизу де Лантьеру, осмотрел площадку и нашел, что она вполне удовлетворительна. Не спеша разделся до сорочки – ни к чему пачкать кровью дорогой камзол.
- В последний раз призываю вас, господа, решить ваше дело миром, - серьезно произнес он, ничуть не сомневаясь, каким будет ответ, но тщательно соблюдая все условности.
В конце концов, только мужичье дерется просто так, без всяких правил.
- Примирение невозможно, - резко бросил Ренальдо де Пьемонт.
Коротко поклонился ив стал в позицию.
Барон де Рец последовал его примеру.

Третий дворянин, оставшийся без противника, поскольку граф Террлоу не пришел, встал неподалеку, на всякий случай, не спуская глаз с зарослей. Дуэль – дело благородное, но лишние свидетели ему не нужны.
Если барон де Рец был осторожным противником, и берег силы, только выискивая у маркиза де Анже слабые места в защите и примиряясь к силе его ударов, то Ренальдо де Пьемонт предпочел сразу пойти в атаку, вкладывая в каждый удар свою злость и досаду. Конечно, он поедет на войну, конечно, он будет сражаться против испанцев, но до этого еще несколько дней, а горячая кровь требовала действия здесь и сейчас.

+3

5

Слишком многое свалилось на Рика сегодня, так что двигался он словно во сне, и чувствовал себя словно во сне. Сначала – известие о том, что ему дозволено отныне не разлучаться с молодым маркизом, затем – что ему придется раз в неделю ходить в Альканар, к мэтру Обену. И вот это известие стало для молодого итальянца источником самых противоречивых чувств и догадок, над которыми, конечно, реял черной тенью ужас, и перед тюрьмой, где он провел столько безрадостных лет, и перед Святым Валентином, чьим наложником он был. Но свои мысли он решил держать при себе, опасаясь, что Гастон отвернется от него, если узнает…

Переодевшись в простую одежду, даже не слуги – крестьянина, он дождался маркиза в означенном месте, пытаясь осознать, что вот сейчас Гастон будет драться на дуэли. Дуэли запрещены… На дуэли могут ранить, или убить. И Рик кусал в отчаянии губы, не находя слов, чтобы образумить своего молодого господина…
- Если я тревожусь, то только за вас, - прошептал он, быстро управляясь с факелами, и глядя на дорожку, выходящую из лабиринта.
С кем у Гастона дуэль он не знал, и поэтому, когда увидел Антуана де Лантьера, с испуга предположил страшное – что маркизу все известно, ну, то,ч то произошло между Риком и де Лантьером ночью в парке, и теперь они будут драться… Но через минуту он уже обозвал себя глупцом, радуясь, что темнота скрыла жаркий румянец на щеках. Видеть Антуана де Лантьера так близко оказалось и мучительно, и сладко, и стыдно. А то, что он его запомнил, запомнил его имя и вовсе было необычно для вчерашнего узника тюрьмы. Необычно… и важно.

- Я не помешаю, господин маркиз, - поклонился он королевскому фавориту. – Только присмотрю, чтобы факела не погасли, и стража не подошла неожиданно….
Он не подведет. Он не подведёт Гастона и Антуана, которые были к нему добры, так по-разному, но добры.
И, когда господа дворяне обнажили шпаги, он начал горячо молится за то, чтобы два важных для него человека остались живы… Может быть, Господь сочтет возможным услышать молитву самого ничтожного из своих созданий.

+2

6

Факел полыхал, освещая площадку. Камзол полетел в сторону, а шпага была обнажена и на ней играли отблески пламени. Посмотрев вокруг, Лантьер посмотрел на песок, в котором так много было крови дворян, ибо здесь, у дворца, было их основное место для драк. Что-то Рикардо то слишком бледен сегодня, то его щеки пылают... И он подмигнул ему, подбадривая.
- Надеюсь, что не совсем и не всегда... - честно сказал Антуан, не поддаваясь на провокацию Ренальдо. Он не первый раз дрался и поэтому знал, как часто хладнокровие подводило его, а сейчас оно просто выпрыгивало из штанов, так хотелось куда-нибудь уколоть. Главное, чтобы не явились гвардейцы. Но он надеялся, прежде, чем сюда явится кто-нибудь, он проткнет эту грудь, которой с такой нежностью касался Эдуард.
- Примирение невозможно, - сказал Ренальдо.
- Аналогично... - ответил Антуан.
В этом маркиз де Лантьер был с ним заодно. Оставшись, как и Пьемонт, в рубашке, Лантьер пошел прямо на своего обидчика, отбросив все мысли о том, кто кого спровоцировал на этот бой. Шпаги скрестились.
Но вскоре маркиз начал понимать, что Ренальдо де Пьемонт - противник, каких следовало поискать. И не прошло и пяти минут на рубашке Лантьера было уже пятно крови. Но точно такое же было и на рубашке Ренальдо. Что-то там говорилось о драке до первой крови? Барон де Рец с улыбкой напомнил им об этом, но не особо надеясь. Лантьер только хмыкнул и тут же провел серию ударов, от которых его противник был вынужден отступить.

+4

7

В тот день, когда он бросил вызов маркизу де Лантьру, граф обещал себе щадить молодого фаворита короля. Так, преподать хороший урок этому красивому и заносчивому мальчишке, да и нехорошо это, калечить любовника своего коронованного друга. Плохая плата за гостеприимство, которое оказал ему Эдуард. Но это было давно, сейчас Пьемонт был зол. Правда, злость эта не помешала ему оценить, что со шпагой Лантьер был хорош, наверное, так же хорош, как и в спальне – не зря же король его так отличает от прочих. Пару раз его спасала только реакция – Пьемонт вовсе не считал ниже своего достоинства упражняться у лучших мастеров, да и, к тому же, веселый граф часто выходил переодетым из замка, в поисках приключений. Приключения всегда находились, тем паче, что в Пьемонте не было эдиктов, запрещающих дуэли, и местное дворянство пускало друг другу кровь от души и по любому поводу. Один раз реакция его не спасла, и шпага маркиза де Лантьера прочертила полосу поперек груди – царапина, но эта царапина его разозлила еще больше, и он скоро сравнял счет, отплатив тем же.

Уходя от атак Антуана де Лантьера, и провоцируя его на увеличение темпа боя, граф поставил глухую защиту, а потом, улучив мгновение, когда маркиз приоткрылся – нанес удар из нижней кварты. При правильном исполнении, он должен был продырявить бок противника, но под туфлю графа (черт бы побрал эти бальные наряды) попал камень и выпад получился смазанным – вряд ли что-то глубже царапины, но и это неплохо, некоторые бретеры плохо переносят вид собственной крови, да и ее потеря не делает их сильнее. Противника можно и измотать, рано или поздно его рука ослабнет… И Ренальдо перешел в атаку, заставляя Лантьера принять на свою шпагу целый град ударов.
- Не боитесь, что шрамы испортят ваше красивое тело, маркиз? – язвительно осведомился он.
Следовало беречь дыхание во время боя, но злые колкости так и просились на язык.

Барон де Рец тем временем безрезультатно бился над тем, чтобы пробить глухую защиту маркиза де Анже, но как ни старался, не мог найти слабого места. Кто бы ни учил этого светловолосого красавца, учил он его хорошо – под атласом камзола оказалась скрыта и гибкость, и сила, и хладнокровие. Этот поганец – невольно восхитился барон – еще и улыбался, похоже, развлекаясь от души происходящим.
- Ладно, маркиз, - усмехнулся и он. – Я уже понял, что так мы можем провести всю ночь, а у меня были на нее другие планы… Назовите мне имя вашего учителя и я буду обязан вам кутежом в лучшем кабаке, и покажите мне, что вы в атаке.
Факела ярко и ровно горели, давая четырем дерущимся и двум свидетелям достаточно света… де Рец хотел бы посмотреть, как идут дела у его графа, но отвлекаться  с таким противником, как маркиз де Анже, значило открыто подставить себя под его клинок.

+2

8

У бароне де Рец был хороший удар, такой, что в первую секунду у Анже заломило пальцы, но в остальном ему не хватало гибкости и манёвренности, он полагался на силу и замах, но замах это не то, что поможет в бою на шпагах. Возможно, выйди они драться на саблях, дело повернулось бы иначе, но маркиз высокомерно полагал саблю оружием пиратов и контрабандистов, которому не место в благородной дуэли.
Ранить, или, тем более, убивать пьемонтца Анже не собирался – ему де Рец ничего не сделал, незачем превращать дуэль в бойню. Да и неразумно.

Хорошо бы еще Тони и Ренальдо де Пьемонт вспомнили о благоразумии, но на их стороне площадки только искры не летели – бой шел жаркий и злой. Своего друга Гастон полностью оправдывал и понимал. Он любил Эдуарда, и ему было тяжко знать, что вот сейчас тот в постели со своей молодой женой. Если бы ему пришлось пройти через подобное, он бы тоже ввязался в любую дуэль, только чтобы заглушить боль и ревность. Но и Пьемонту словно репей под хвост попал, хотя, этому то чего не живется спокойно? Да, Пьемонт теперь часть Камбрии, но его земли, богатства и титул у него никто не отнимет, отнимут возможность единолично править – но, похоже, Ренальдо к такому и не рвется.

- Я бы с радостью уважил вашу просьбу, но, увы, мой учитель уже покинул этот мир, - любезно ответил Анже де Рецу. – Если желаете, навестите меня в отеле де Анже, у меня там неплохой зал для фехтования. Я с радостью покажу вам то, что знаю.
Из защиты Гастон вышел в атаку – учитывая силу противника, это было нелегко, но Гастон чувствовал в себе спокойную, радостную уверенность.
Даже плечо с волчьим клеймом ни разу не напомнило о себе.
Бой закончился, когда из ангаже Гастон выбил шпагу барона де Реца и она, отлетев на несколько шагов, упала на песок. Оба противника тяжело дышали, на обоих не было и царапины, но второй секундант одобрительно кивнул – барон обезоружен, дуэль закончена.

- Благодарю вас, ваша милость, - любезно поклонился Гастон, вполне удовлетворенный этой маленькой разминкой. – Никто не догадался прихватить с собой вина, господа? Я бы не отказался сейчас от глотка доброго камбрийского.
Пожалуй, после того, как все закончится, стоит увести Тони с собой, нечего ему делать сегодня во дворце. Вряд ли одна дуэль способна охладить эту горячую голову и Гастон опасался, что его друг вполне в состоянии найти для себя еще приключений, которые закончатся для него арестом или чем похуже.

+2

9

Лантьер отбивал удары один за другим и наконец вернул клинок в конечную точку атаки. Отступил, тяжело дыша и давая себе отдохнуть, усмехнулся. Оправил роскошные манжеты на белоснежной рубашке, они были такие пышные, как будто это его сегодня Эдуард вел на брачную постель. Поклонился и прошептал, улыбаясь Пьемонту,
- Я же не дама, чтобы любоваться на мое тело... Похожу и в шрамах... - и принял прежнюю позицию.
Антуан частенько сражался с Эдуардом, а учитывая любовь последнего к оружию, к его услугам были и лучшее оружие, и лучшие учителя. Не говоря уж о Уэйне, который готовил своего воспитанника отнюдь не только к плотским утехам.
Утром, Лантьер подошел к зеркалу и остановился перед ним, стягивая халат и осматривая себя критично, словно воин, собираясь на бой. Достаточно ли он красив, чтобы вызывать в короле прежние чувства? Теперь, когда его место должна будет занять одна из прекраснейших женщин Альбиона, он уже не был уверен в этом. Прежние сомнения мгновенно вернулись, а соблазнительное сильное тело, хоть и задетое несколькими соперниками на дуэли, теперь не казалось идеальным средством борьбы за любовь. Пожалуй, еще парочка-другая шрамов для него будет достаточна!
Рука маркиза не ослабела, да и сам он только вошел в раж. Поэтому сейчас он и давал жару Пьемонту, но и тот не оставлял его в покое.
Вечером выпала большая роса. Высокие, до середины бедра, легкие сапоги из светло-серой замши не скользили по камням и по короткой траве площадки, и давали фору перед графом. Но один раз он все таки поскользнулся и упал, причем острие шпаги Пьемонта благодаря этому скользнуло мимо шеи и на палец ушло в плечо. Поняв что в правой руке шпагу держать он больше не сможет, он встал на одно колено, перекинул шпагу в левую, терпя боль, выпрямился и снова был готов к бою. Сдаваться он не собирался.

+2

10

Еще в те золотые дни, в Анже, Рик любил наблюдать за упражнениями Гастона в фехтовальной зле. Молодой наследник маркиза упражнялся с редкостным упорством, учителя его хвалили. А для сына кормилицы, тайно влюбленного в Гастона, это была завораживающая картина, когда клинок становится продолжением гибкого, сильного тела, когда движения такие быстрые, что за ними не уследить…
Этой ночью дуэль тоже была похожа на танец, но танец опасный, смертельный. Особенно между маркизом Лантьером и графом де Пьемонт. Вокруг них даже воздух, казалось, был другим – тяжелым, пряным от пролившейся крови.
К облегчению Рикардо, Гастон де Сен-Маль первым закончил свой бой, выбив шпагу из рук противника, и итальянец поспешил к нему, помогая надеть камзол – тот засверкал в огне факелов льдистой россыпью алмазов на шитье.
А когда шпага графа пронзила плечо Антуана де Лантьера, невольно вскрикнул.
Барон де Рец недовольно поморщился.
- Какой чувствительный у вас слуга, маркиз. Будто крови никогда не видел. Вот что, юноша, обойдите вокруг, не помешает убедиться, что за нами никто не следит.
Риккардо кивнул и отошел в сторону, оглядывая дорожки, расходящиеся от площадки для игры в мяч.
Он видел кровь. Много крови. В Альканаре она ценится дешево, куда дешевле чем, чистая вода... может быть, именно поэтому он не мог смотреть на нее спокойно.
Вокруг было тихо. За пределами света факелов - темно... но, где-то неподалеку сквозь деревья и кусты плясали алые звездочки огней. И они приближались.
Рик бегом вернулся обратно.
- Сюда идут, - выдохнул он. - Надо уходить!
Барон выругался.
- Граф! Маркиз! Заканчивайте, если не хотите продолжить уже в другом месте. Если вы не удовлетворены, то встретитесь в другой раз, а сейчас расходимся.

+2

11

Сильный и храбрый противник волей-неволей внушает уважение, а Лантьер был ловок, силен, а еще до безрассудства храбр, без колебаний подставляя себя под опасные финты графа, только бы достать его своей шпагой. А сам граф, к тому же, был еще и азартен, и не желал закончить бой, пока не станет ясно, на чьей же стороне преимущество. А раны… раны залатает лекарь. Заживут. До свадьбы. До чьей-нибудь.
Но самая серьезная все же получилась случайно – маркиз поскользнулся. Граф тут же сделал шаг назад, и с клинка на песок упали капли крови. Пользоваться таким сомнительным преимуществом он не собирался. Дуэль должна быть честной.
Но, увы.
Молодой слуга маркиза де Анже поднял тревогу. И не то, чтобы Пьемонт верил, что к нему будут применимы какие-то эдикты, что его могут арестовать, но все же Камбрия не Пьемонт…
- Расходимся, - кивнул он, и протянул руку маркизу де Лантьеру. – К вашим услугам, маркиз… вам нужна помощь? Во дворце у меня есть лекарь.
Слуга уже тушил факела.
- Анже, не медлите! Я позабочусь о вашем друге! Чем нас меньше, тем лучше… меньше людей – меньше подозрений.
И все же уголок губ графа дергался от мальчишеской улыбки. Дуэль, теперь бегство от стражи… Воистину, камбрийское гостеприимство несравненно.

+2

12

Фэлан заранее продумал где они перехватят маркиза когда оно после дуэли будет отступать. В том, что тот не погибнет Галлахер был убежден. Точнее, уверен, потому как собирался лично проконтролировать саму дуэль и, если понадобится, вмешаться.
Дуэль получилась эффектной и интересной, вполне раскрывавшей черты характеров участников. Кстати, их, кажется, должно было быть шестеро, а оказалось пятеро.
Естественно, что с характером Лантьера обойтись без ран было невозможно, и когда эту рану тот получил, то Фэлан мысленно усмехнулся и пожалел, что было не с кем поспорить. Как и о том, что какая-то там рана не заставит господ-бретеров остановиться и послушаться здравого смысла. И что они находят в дуэлях? Правду? Какая правда, если речь идет только о мастерстве владения оружием? Честь? Помилуйте, что общего честь имеет с глупостью и безрассудством? А, да, еще жажда приключений... Она-то и заставляет этих мальчишек забывать, что они нарушают закон, а значит... значит и честь-то должна бы запятнаться... какой же преступник с безупречной-то честью? А кто они как не преступники? Ха! А еще там что-то о себе воображают!
С этими мыслями Фэлан досмотрел дуэль до конца. Нет, не до того, которого жаждали участники, а просто их там кто-то спугнул и они, вспомнили об эдикте и бросились врассыпную спасать свободу и жизнь, забыв-таки о той самой чести. Галлахер снова мысленно усмехнулся и поторопился за быстро удалявшимся Лантьером. Пройти мимо  засады он не мог. Ребята его тоже не могли не заметить и едва тот поравнялся с ними, как ему тут же перегородили дорогу двое, а еще двое перехватили руки и не дали даже двинуть ими.
- Добрый вечер, сударь. - Раздался сзади насмешливый голос. - Любите вечерние прогулки? Особенно, активные? Рана не беспокоит?
Фэлан не подходил близко, он пока не хотел показываться, Антуан вряд ли знал кто сейчас занимал должность правой руки Лорда Уэйна, но Галлахер хотел немного поиграть с этим наглым щенком, а если тот случайно все же поймет кто послал этих ребят, то игра будет испорчена.

Отредактировано Фэлан Галлахер (2018-03-02 13:05:54)

+1

13

Крик Рикардо "Сюда идут" произвел на присутствующих ошеломляющее впечатление. Антуану, как и прочим, попадать в руки гвардейцев совсем не хотелось. Свет они потушили и затихли.
И только теперь, когда Лантьер почти остыл от битвы пришло понимание, что он ранен серьезно. Рука онемела  и почти не двигалась. Подмигнув через силу Рику, который наклонился над ним, беспокоясь о его ране, сказал
- Я в порядке. А вы с Гастоном лучше окажите помощь графу.
- Отсюда лучше уходить по-одному... - проговорил он на совет Пьемонта и тихо рассмеялся, - Поверьте, я это знаю... Мне уже приходилось удирать от гвардейцев. Дождавшись, когда с площадки все уйдут в разные стороны, чтобы запутать гвардейцев, Лантьер накинул камзол на здоровую руку, а раненную только прикрыв, выглянул из-за кустов самшита, там никого не было, и стал пробираться к себе. Он шел, стараясь, чтобы со стороны не было заметно, что он ранен. Ничего... За два-три дня он поправится, а королю скажет, что его рана получена на тренировке... Хоть король и требует, что во время таких боев он сражался тренировочным оружием, он скажет, что так и хотел, но ведь скоро война, а Антуан де Лантьер не хочет, чтоб кто-то считал, что он прячется за свое положение фаворита...
С такими мыслями он пробирался по саду, но внезапно впереди него оказались две мужские фигуры. Двое выросли сзади и перехватили его руки. Он едва не вскрикнул из-за боли в плече. Откуда то послышался голос
- Добрый вечер, сударь. Любите вечерние прогулки? Особенно, активные? Рана не беспокоит?
Лантьер, который из-за раны скрежетал зубами, вырвался наполовину и обернулся. Кто-то вытащил его шпагу.
- Кто вы? Вы не похожи на гвардейцев!
С такой наглостью могли вести себя только люди Делорма.

+3

14

- Кто вы? Вы не похожи на гвардейцев!
- Вы удивительно проницательны, маркиз. - Раздался насмешливый голос, в следующий миг произошло сразу несколько вещей: во-первых, говоривший все это мужчина вышел на свет, во-вторых, продолжая усмехаться тряхнул черными как жженая древесина, кудрями и провел ладонью по щеке Тони. - Действительно... очень красивый мальчик...
Насмешки в голосе прибавилось и тут же последовало в-третьих, на затылок "красивого мальчика" что-то опустилось со всего маху, видимо, чей-то массивный кулак, и у того в глазах померкло, не дав времени ответить на наглость собеседника.
В себя Лантьера привели уже в какой-то скудно-освещенной комнате, вздернув на ноги и отвесив несколько увесистых оплеух.
- Хватит притворяться... ночная фея. И все таки интересно, чем ты так привлекаешь таких искушенных мужчин? - С этими словами, мужчина, рванул с пленника окровавленную рубашку, обнажая его торс. - Ничего необычного...
Галлахер огладил тело Лантьера и дал приказ стянуть с него штаны и обошел вокруг.
- Хм... тоже ничего необычного... - В голосе ирландца послышалось разочарование и тот его решил, что разочарование требует какой-нибудь сатисфакции и со всей силы заехал Лантьеру подддых и с интересом стал наблюдать как тот хватает воздух ртом и пытается разогнуться.

+1

15

- Мое почтение, господа!
Улыбка маркиза была шальной и беззаботной. Он махнул Тони рукой на прощание, не сомневаясь, что они увидятся завтра днем, ну, или не позже вечера, и, взяв Рика за руку, чтобы тот не потерялся на незнакомых тропинках, углубился в темноту парка, который знал, как свои пять пальцев. Уж сколько тут свиданий устроено, сколько дуэлей… Анже знал и искусственные гроты, скрытые плющом или водопадом, и лабиринты из кустов самшита, заканчивающиеся удобными скамейками. Знал он, и как подойти к дворцу…
Правда, один раз Гастон де Сен-Маль все же наткнулся на патруль, или вернее, патруль наткнулся на него. И тут Анже спасла его невероятная  дерзость вкупе с невероятным же хладнокровием, заметив приближающиеся огни, маркиз, не долго думая, прижал Риккардо к постаменту статуи. Когда патруль приблизился, то увидел вполне обычную для дворца картину – вельможа увлеченно ласкает красивого слугу, а за всем этим, глядя сверху вниз, наблюдает мраморная вакханка.
- Месье, назовите свое имя, - потребовал начальник патруля.
- Идите к дьяволу, - прорычал Анже, оторвавшись от вспухших губ Рика, который, похоже, совсем растерялся.
Его узнали. Еще бы его не узнали.
- Маркиз де Анже! Приятного вечера!
- Он был приятным, пока не появились вы, господа, какого черта? Ужин во дворце закончился, и я только приступил к десерту.
Начальник посветил факелом на красивое лицо итальянца.
- Десерт хорош, - согласился он. – Вы здесь никого не видели? Нам сообщали о дуэли.
- Всего об одной? Куда катится двор! Нет, господа, в этой части парка было тихо, а я нынче занят другим.
- Это мы видим. Ну, приятного аппетита, маркиз!
- Благодарю!
Патруль, посмеиваясь, удалился.
Подождав немного, Анже выпустил из объятий Риккардо и рассмеялся – от души. 
- Все, малыш. Перестань дрожать, все закончилось. Пойдем, потребуем подать нам экипаж и вернемся домой. Во дворце нынче у меня нет желания ночевать, вряд ли тут возможно будет уснуть.
Словно в подтверждение его слов, со стороны небольшого искусственного озера донесся смех и игривые вскрики. Придворные решили охладиться. Раньше Анже, возможно, и присоединился бы к ним, ловя в прохладной воде гибкие женские тела, целуя без разбору податливые губы, но сегодня не хотелось. И дело было не в Рике, не в Изабелле и даже не в полковнике Делорме и его запретах. Дело было в другом. Все чаще Анже чувствовал, что ему тесна эта жизнь, как тесен чужой камзол, и все чаще он завидовал Этьену, повидавшему этот мир. Может быть, и ему пора… Но сначала – война.

+2


Вы здесь » Доминион » Королевский дворец » Coups de grâce