Полоса в подписи
Вверх страницы

Вниз страницы

Доминион

Объявление

Форум не предназначен для лиц, не достигших 18 лет
Сюжет:   Рейтинг игры 18+
Самое начало 18 века. В вымышленной стране Камбрии, стоящей на перекрестке торговых путей, спокойной, богатой, привыкшей к роскоши, происходят трагические события. А как можно назвать убийство короля собственным братом? Да еще и причины убийства настолько позорны, что их боятся обсуждать вслух, и лишь шепчутся по разным углам... Администратор: Немезис - ICQ 709382677

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Доминион » Разговоры у камина » У ярко пылающего камина


У ярко пылающего камина

Сообщений 811 страница 840 из 958

1

http://sf.uploads.ru/4sr6M.png

0

811

- Понятие "нужны" тоже, если верить философам, понятие изменчивое. Сегодня нужно одно, а завтра - совсем другое. - Не выдержав задумчиво-филосовский тон, Уве снова рассмеялся и согнал кислую мину с лица. Намек он понял и совершенно не чинясь наполнил бокал Пауля коньяком, да и свой тоже. С маркизом он попрощался вежливо склонив голову, а потом уселся в кресло и поворошил кочергой в камине, а потом еще и подбросил пару поленьев. Искра взлетела и опустилась перед носом шкуры.
- Кстати, я тут услышал любопытный рассказ. Ты, оказывается столь популярен, что с тебя не картины, но произведения искусств хм... творят. - Уве погладил "волка" по голове и выпрямился в кресле.

0

812

Делорм усмехнулся и указал бокалом на шкуру
- Ты это произведение имеешь в виду? Мальчишки развлекаются, а я не имею ничего против. Пусть лучше воют со шкурой, чем дерутся со мной. Они пока еще не поняли, насколько глубоко увязли во всей этой политической каше и как тонка та грань, что отделяет их желание прикончить меня и побольнее задеть Эдуарда от предательства и необходимости бежать без оглядки куда-нибудь... в Мадрид или в Рим...

0

813

- Думаешь, они кому-то нужны в Мадриде или, тем паче, Риме? Это Риму и испанской короне они здесь нужны, пока в игры свои играют и тебя от дел отвлекают. Ты не двужильный. Они тоже это понимают. Вот и отвлекают тебя на ерунду. Кстати... У меня есть кое-что интересное для тебя. О наших господах министрах, которые, по идее должны бы делами государственными заниматься... Хотя, они и занимаются. Только не во благо Камбрии. - Уве вздохнул. Конечно, ту информацию, что он весьма успешно перекупил в своих странствиях недавних можно было бы господину полковнику обменять на что-то полезное. Например, свободу. Вот только Циммер не опустился о того, что бы государственными секретами торговаться. Так отдаст.

0

814

- Только не во благо Камбрии... - задумчиво повторил за Циммером полковник, поморщился и коротким броском отправил почти полный бокал в камин. Стекло зазвенело, разлетевшись на мелкие брызги в огне. Но он быстро подавил вспышку и усмехнулся, глядя на Уве...
- И что же ты хочешь за свою информацию, mon ami?
Ему давно приходило в голову, что пора обновить состав кабинета министров и сделать это так, что те, кто придет им на смену даже в мыслях не держали когда-нибудь пойти против него.

0

815

Уве посмотрел на полет бокала на то, как вспыхнуло и опало пламя в камине и покачал головой. Он отлично понимал сколь ценна информация и что за нее он может получить... много... Но не поворачивался язык. Начни он торг и уподобится этим паукам. Нет уж!
- Ничего, mon ami. - В тон Делорму ответил мужчина и отпил коньяк. Он-то им на разбрасывался. - Ничего кроме одного...
Уве сделал паузу.
- Что бы ты выспался наконец. Пообещай мне это. - Циммер поднялся взял в баре еще один бокал, наполнил и поставил пере Делормом.

0

816

Полковник поднял взгляд и пристально посмотрел на Циммера. Усмехнулся.
- Обещаю... )
Но ты абсолютно непрактичен. Мог бы стрясти с меня куда более ценный куш.

Взяв из рук друга бокал, осушил его одним глотком и поставив пустой на камин, приобнял Уве за плечо и повел к дверям.
- Идем, mon ami. Я пойду отсыпаться. А ты вернешься в свои комнаты и займешься чтением книг. Ты уже присмотрел, что выберешь из своей библиотеки на ближайшую неделю, чтоб не умереть от скуки, или все еще нет? - иронии в голосе полковника было, хоть отбавляй.

0

817

- Мог бы. Но у меня есть еще много для торга. А безопасностью Родины... нет, не торгую. - Уве был очень серьезен, как не был уже давно. Он поднялся и снова вернулась улыбка. На губы, а в глазах стояло все еще то непонятное серьезно-тоскливое выражение. - Ну, хоть ты выспишься. А то не тебя, и правда, смотреть страшно. Оправдываешь свое новое прозвище... Граф Дракула!
Уве не показал как его задело нарочитое упоминание о возвращении под замок. Он был спокоен и невозмутим и по дороге в замок Делорма поведал что у него было для полковника полезного, перемежая полезные сведения шутками и веселыми рассказами как те или иные сведения попали в его руки. А оставшись у себя выкурил сигарету, выпил еще коньяка, а затем запустил стулом в окно. Решетки, естественно, не шелохнулись, а вот стекла рассыпались осколками на пол. Через миг второй стул с тем же успехом выбил стекла во втором окне. Стул застрял в решетке и был разломан сильным ударом ногой. Второй стул тоже не выдержал доставшегося и ему удара, разлетелся на куски, а пружины жалобно дзинкнули.
Уве снова взял коньяк, на сей раз он даже не стал наливать, отпил из горла и с нехорошей улыбкой добрался до небольшого комода.

+1

818

https://img-fotki.yandex.ru/get/6412/136223687.16/0_79c4c_f21f9868_-d-orig

0

819

Вечерами коньяк, а утром лучше кофе.

*зашел в гостиную, наслаждаясь ароматом восточного напитка. Следом за ним вальяжно шел черный кот, с алой ленточкой вокруг шеи, на которой был повешен бубенчик*
- Вельзевул, вот уж не думал, что ты предпочтешь кофе, а не молоко.
Этьен усмехнулся тому, как кот принюхивается к содержимому чашки, обиженно чихая оттого, что напиток слишком горячий. А кот тем временем лег на стол в позе сфинкса и гипнотизировал взглядом де Ренси.
- Ты опять подрался? - Этьен погладил кота по голове и почесал за ушком.
- Смотри, будешь драться, то тайная полиция и тобой заинтересуется, решив, что ты мстишь за приговоренного принца. А министр финансов наложит на пойманных тобою мышей налог.
*Ренси взял блюдце и налил туда сливок из молочника*
- И вообще, Вельзевул, вот из скромной нашей с тобой чашечки кофе, может вытечь много чего. И обвинение в создание секты, где ты являешься символом темных сил, или в ереси и колдовстве. Да, да, одно твое имя и окрас чего стоят. Не желаешь ли сменить цвет ленты? Это всего же лента. Путь будет голубая или зеленая, желтая или огненного цвета, ей все равно припишут смысл.
*кот снисходительно полуоткрыл глаза и покосился на блюдце со сливками, а потом, привстав, зевнул и понюхал кофейник. Понюхав еще раз, он потерся об него шеей, оставив на белом фарфоре черные волосинки*
- Вельзевул, ты линяешь, - Этьен долил в блюдце со сливками кофе и подвинул коту.
- Может быть некто из тайной полиции владеет легименцией? Ты не в курсе? Что там против нее можно применить? Окклюменцию? Осталось нам только найти того, кто владеет этими знаниями и пополнить наши мальчишеские умы.

*Выпив чашку кофе, Этьен еще понаблюдал, как Вельзевул осторожно лакает сливки разбавленные кофе, а потом достав часы с изумлением посмотрел на них. Почти час дня. Пора собираться. Нельзя опаздывать на назначенные встречи.

- Если заглянет Гастон, то передай ему, что я буду ждать его вечером, - Этьен кивнул коту, который напившись сливок, умывался лапой, ничуть не смущаясь того, что его хвост попал на вазочку с печеньем.

Отредактировано Этьен де Ренси (2017-03-25 12:59:16)

0

820

http://sf.uploads.ru/4sr6M.png

0

821

Ночь была тяжелой и долгой. С Эдуардом они расстались на рассвете. А если быть точнее, то Антуан, воспользовавшись тем, что его величество крепко спал, самовольно слинял из королевских покоев, опасаясь увидеть торжество на лице пробуждающегося короля. Торжество по-поводу того, что должно было сегодня произойти. В эти самые минуты где-то там, в Альканаре, должна была начинаться казнь. У Антуана судорогой свело горло. До последнего момента он все еще надеялся, что Эдуард эту казнь отменит, но ничего подобного не произошло.
Лантьер знал, что Эдуарда его бегство изспальни конечно же разозлит, но решил сослаться на сильную боль в руках. Они и правда промучили его всю ночь. И теперь он был невыспавшимся и мрачным, несмотря на то, что некоторое время назад лекарь дал ему чудодейственную мазь, вмиг унявшую боль, а вместо повязок предложил тонкие хлопковые перчатки, велев носить их пока не затянутся раны.
Первое, что попытался сделать Лантьер через того же добродушного старенького лекаря, что сталось с его друзьями. Квентин пропал еще два дня назад и от него не было никаких вестей, что не могло не тревожить. Этьена, как сообщил лекарь, закованного увела стража, а Гастона... Гастона к изумлению Тони увел не кто-нибудь, а сам полковник Делорм.
Плеснув в бокал крепкий янтарный арманьяк, Лантьер сделал пару больших глотков и сильно пожалел, что не умеет напиваться до того состояния, когда отключаются решительно все человеческие чувства. Очень хотелось кофе, но звать слуг он не желал и разыскав в шкафах мельницу с зернами и серебряный кофейник, плеснул в него из кувшина воды и принялся варить кофе прямо на раскаленных углях в камине.

0

822

- Не доброе утро, да, Тони?
Анже какое-то время постоял на пороге гостиной, наблюдая за тем, как маркиз варит кофе, раздумывая, стоит ли входить. Следовало бы отправиться домой и дать себе возможность отдыха, уснув, пусть даже с помощью какой-нибудь гадости. Но дворец, не смотря на довольно раннее время, уже гудел растревоженным ульем. Вчерашний «сбор роз», сегодняшняя казнь герцога Пармского… и Гастон ограничился тем, что попросил через слугу у королевского лекаря флакон укрепляющей настойки.
«До вечера она еще поможет вам держаться на ногах, месье маркиз, но потом…»
Какая разница, что будет потом? Переодевшись в маленьких апартаментах, отданных под нужды королевского камергера, Анже отправился искать друзей, или хотя бы слухи о них…
Тони нашелся. И был, хотя бы, жив. По нынешним временам и это хорошо.
- Поделишься кофе со страждущим?
Подойдя к другу, ласково взъерошив волосы Лантьера, Анже сел в кресло, постаравшись, чтобы лицо оставалось в тени.

0

823

Увидев Гастона, Антуан просиял и, крепко обнял его, мгновенно отметив бросающуюся в глаза бледность маркиза.
- Ну наконец-то... я уж было решил, что этот зверь и тебя услал в Альканар... С тобой все в порядке? Должно быть тоже не мог уснуть?
Тони бросил подозрительный взгляд на лицо маркиза, которое все это время оставалось в тени, но Лантьер нутром почувствовал, что тут что-то не так.
Зашипел кофейник и это отвлекло Лантьера на пару минут. Бросившись к камину он вовремя спас собравшийся убежать кофе и поставил кофейник на стол, с наслаждением втягивая распространившийся по комнате аромат.
- Если ты готов пить кофе, приготовленный в таких походных условиях, то конечно... - улыбнуться особо не получалось, а в тот момент, когда он принялся разливать крепкий кофе по чашкам, на главном столичном соборе раздался звон большого колокола, означавший, что казнь только что свершилась. Рука Антуана дрогнула, но он сдержался и медленно вернул кофейник на стол.
- Ну вот и все, - тихо проговорил Антуан и, перекрестившись, хмуро опустился на край стола, - Мне даже не удалось с ним попрощаться...

0

824

- Упокой господи душу благороднейшего из людей, - глухо отозвался Анже на погребальный звон.
В горле стоял ком. Они знали, были готовы, маркиз не испытывал и тени надежды на внезапное помилование Его высочества, но все же внутри что-то словно оборвалось.
- Мы попрощались с ним, сердце мое. Вчера. И он это знал.
Ободряюще погладив Тони по плечу, маркиз сам разлил кофе в две чашки, хотя сейчас им, похоже, требовалось что-то покрепче.
Перед глазами стояло строгое лицо герцога Пармского…
- Бедная Изабела… вот кому сейчас тяжелее всего. Траура не будет, как я понимаю? Хотя, какой траур, уверен, еще и праздник объявят.
Стараясь двигаться осторожно, маркиз долил арманьяка в бокал друга, налил себе. Простреленное плечо ныло глухо, а вот следы от ножа пульсировали горячей болью.
- В порядке ли я? Не знаю, Тони. Не думаю. Но я жив, ты жив… Надеюсь, Этьен тоже выйдет живым из этой передряги.

0

825

- Попрощались. Да... как могли, - хмуро отозвался Лантьер, рассеянно следя за действиями Гастона. С ним явно было что-то не так, но на какое-то время все мысли Антуана были заняты герцогом Пармским и Изабеллой. Безусловно, Гастон был полностью прав. Как бы ни было им сейчас тяжело, ей сейчас намного хуже. Намного...
- Возможно, хотя бы теперь ее высочество освободят и позволят покидать свои комнаты и принимать гостей. Мы должны поддержать ее в эти сумашедшие дни...
Про кофе Лантьер, казалось, забыл и тревожно наблюдал за Сен-Малем, улавливая заметные изменения в его поведении. Неужели это все из-за казни?
- Этьен выберется, я уверен. Как бы Эдуард не был жесток, он не сделает ему ничего из-за неосторожно вырвавшихся слов. А вот ты... что с тобой такое, Гастон?

0

826

- Скорее, ей прикажут покидать свои комнаты и принимать гостей. Изабелла слишком легкая мишень, а… некоторые (Гастон хотел сказать «король», но не стал давить на больное место Тони) некоторые не в состоянии отказаться от жестокой забавы – делать больно тому, кто в их власти. Я бы все сделал, чтобы помочь принцессе, Тони, но боюсь ухудшить ее положение.
Если бы Анже сам не ходил по краю, он бы просил руки Изабеллы. Счастья он не мог предложить этой женщине, потерявшей сегодня мужа, но хотел бы предложить ей покой и защиту. Но, увы, и это было не в его власти.
Кофе, приготовленный Тони, был вполне приличен, разве что еще немного обжигал, и, отставив чашку, взял бокал, взглянул на друга, и что-то в отстраненных светлых глазах Анже дрогнуло.
- Со мной такое… Ох, Тони, я бы хотел рассказать.  Правда. Но не уверен, что смогу. Это слишком.
Анже сделал большой глоток из бокала, хрипло рассмеялся. «Слишком». Очень слабое слово, но какие слова подойдут лучше?

0

827

При упоминании об Эдуарде, Антуан покраснел и смутился, хотя Гастон и сделал все возможное, чтобы смягчить свои слова, но все же они задели Лантьера. Но в этом случае Антуан сильно подозревал, что Сен-Маль полностью прав. Изабелле не дадут спокойно оплакивать любимого мужа. Лантьер был абсолютно уверен, впрочем, как и многие при дворе, что между супругами была самая чистая и нежная любовь, какую только можно представить,  ибо никто из этой пары никогда не подавал ни единого намека на возможную измену или даже простое кокетство.
- Даст бог, у нее все наладится. Не сразу, но все же... Я на это очень надеюсь, - охрипшим от волнения голосом проговорил Антуан и тут же забыл об Изабелле, услыхав следующие слова Гастона, а точнее, на тон, которым это было сказано.
- Я знаю, что и сам сегодня выгляжу не лучшим образом, потому что совершенно не спал, и не только из-за боли, но из-за разговора, который у меня был с Эдуардом, но у тебя, Гастон, такой вид, словно ты всю ночь боролся с кошмарами или еще хуже... Я не любопытен, но... Может... может все же попытаешься рассказать?

0

828

Рассказать…
Анже был уверен, что не сможет рассказать, да и никогда в жизни не расскажет о случившемся ни одному живому существу. Молчание покроет случившееся, как парча и шелк, порой, скрывают незаживающие язвы на теле. И, может быть, со временем, он сможет уверить себя, что ничего не было.
Волчья морда, вырезанная Делормом на его плече, словно подслушав мысли маркиза полыхнула такой острой болью, что Гастон вздрогнул. Как будто напоминала…
- Я и боролся, Тони. Но не с кошмарами, а кошмаром, - устало проговорил он, отводя глаза.
Во взгляде Тони было столько искреннего беспокойства за друга, что Анже почувствовал сильнейшее искушение – разделить эту ношу с Лантьером. Одному нести все это в себе тяжело. Слишком много того, что причиняло страдания. Слишком много вопросов, на которые он не знал ответа.
- Я покажу. Но клянись, Тони. Клянись самым дорогим что у  тебя есть, что никто и никогда не узнает об этом. Иначе мне придется убить тебя и себя.
Неловко расстегнув камзол, Анже развязал шейный платок и спустил с плеча рубашку. Поморщился. Кое-где ткань присохла к кровавым порезам.
- Это мне оставили на память. Думаю, ты знаешь – кто.

0

829

Лантьер вопросительно смотрел на друга и не узнавал. Неужели это их, всегда беззаботный Гастон? Сейчас перед ним стоял совершенно другой человек и этого человека Лантьер совершенно не знал.
В голове мешались тысячи вопросов, но не один из них не сорвался с губ. Все было еще серьезней, чем он предположил по началу.
- Клянусь. Своей любовью к Эдуарду. Это самое дорогое, что у меня есть...
Вряд ли такая клятва в виду последних событий убедила бы де Сен-Маля, но Лантьер был абсолютно честен. Его любовь к королю, несмотря на всю свою противоречивость, была самым ценным, что было сейчас в его жизни.
- Это мне оставили на память. Думаю, ты знаешь – кто.
Антуан с изумлением наблюдал, как Сен-Маль расстегивает камзол, а когда внезапно обнажилось плечо с едва затянувшимися глубокими порезами, превратившимися в оскалившуюся волчью пасть, его глаза расширились, потемнели и в ужасе смотрели на друга. Молчание затягивалось и лишь через пару минут Лантьер сумел взять себя в руки и осторожно кивнуть...
- Знаю...
Вот только он не знал, что сказать и молчание затянулось еще на какое-то время, пока Антуан не смог сформулировать то, что вертелось у него в голове.
- Я и не предполагал, что Делорм и ты...
Он помотал головой, отгоняя дурацкую фразу и посмотрел Гастону в глаза.
- Неужели, полковник после этого все еще жив? - тихо спросил он и в растерянности снова покачал головой, - Прости... я все еще не могу прийти в себя после того, что увидел, и потому несу всякую чушь...

0

830

Рубашка и камзол вернулись на свое место. Гастон непослушными пальцами расправил на шее складки платка. Пока он не найдет способа избавится от этой проклятой метки, придется быть крайне осторожным – даже слуги не должны знать о том, что носит на своем плече маркиз де Анже.
Молчание в гостиной было воистину оглушающим, и Анже не стремился его прерывать, хотя бы потому, что не знал, как ответить Тони.
- Жив, - подтвердил он, и добавил мрачно: - Во всяком случае, пока еще жив. Что касается всего остального, сам понимаешь, о таком подарке я его не просил…
Я… прошу… прошу о большем.
Собственный голос зазвучал в голове с такой ясностью, что Гастон застонал. Дьявол!
Одним яростным движением смел со стола чашку с кофе, недопитый бокал. Хрупкое стекло ударилось о мрамор камина, разлетелось на осколки.
- Ненавижу, - глухо прошептал Анже, спрятав лицо в ладонях. – Господи, Тони, как же я его ненавижу, за все что он сделал.

0

831

- Во всяком случае, пока еще жив. Что касается всего остального, сам понимаешь, о таком подарке я его не просил…
Естесственно. Глупый вопрос...
- Только не делай глупостей. Ты и себя погубишь, и его не убьешь, - прошептал он, забыв и про кофе и про арманьяк, и даже про казненного герцога Пармского, настолько оказалось для него шоком то, что только что позволил ему увидеть Гастон.
Лантьер тревожно наблюдал за другом, понимая, что эта волчья пасть, с такой жестокостью вырезанная ножом на спине и следы плети, и следы от стальных оков под манжетами де Сен-Маля, которые он успел разглядеть, далеко не все, о чем поведал Гастон. Антуан хорошо знал это состояние яростной беспомощности. Знал, потому что и сам подобное перенес.
Зазвеневшие осколки стекла заставили Тони вздрогнуть и оглядеться. Нет, поблизости не было ни души.
Склонившись к Гастону, он осторожно приобнял его за плечи..
- Держись... Держись, пожалуйста, возьми себя в руки! Сюда в любую минуту кто-то может войти!
Он знал, что рано или поздно это пройдет, но прежнего Сен-Маля уже не будет. Волчья метка, похоже, ранила его глубоко.

0

832

Отстранение от службы, пусть и временное, оказалось для де Рея непростым испытанием. Свалившееся на него внезапно безделие выявило, что кучу свободного времени и деть-то некуда. Точнее, дела-то бы нашлись, но руки... После первой же попытки потренироваться со шпагой, лекарь, менявший повязки, отчитал его так, что Бриан клятвенно пообещал без разрешения за оружие не хвататься. И теперь вот маялся безделием. Вспомнив о том, что во дворце есть для этого специальны комнаты, де Рей решил воспользоваться одной из них. Слуга распахнул перед ним дверь и увидев беспорядок тут же поторопился вперед капитана в комнату - собирать мусор. И так ловко справился, что Брин едва успел добраться до центра комнаты, как проворный слуга уже убегал прочь с остатками какого-то стекла.
- Добрый день, господа. - Поздоровался с соратниками по розовым полям де Рей и устроился в кресле.

0

833

- Я пытаюсь, Тони. Пытаюсь.
Анже закрыл глаза, закаменел лицом на несколько мгновений, загоняя всех демонов, мучавших его, в свой собственный маленький ад, появившийся в его душе стараниями Пауля Делорма. Потом тряхнул головой и улыбнулся встревоженному другу. Это была только тень прошлой лучезарной улыбки беспечного Сен-Маля, но все же это была улыбка.
- Не тревожься. Я справлюсь. Не знаю как, но справлюсь… если только мне не придется пройти через это еще раз.
Маркиз осторожно пожал руку Тони. Иногда ему хотелось спросить у друга – как он может быть так искренне привязанным к королю. В своей непредсказуемой жестокости тот не щадил даже своего фаворита, хотя, наверное, и берег по-своему. Только вот лезть в душу к другу – не самое благородное занятие. Но так уж получилось, что сегодня он показал Тони частичку своей души – до неузнаваемости перекроенную ножом Делорма. Может быть, позже он сможет рассказать Лантьеру о большем, но не сейчас...
- Знаешь... давай лучше выпьем. Прости, ты старался, а я по-свински разлил кофе, который ты варил. Слава богу, винные погреба во дворце воистину бездонны.

Слуга, появившийся в дверях, поспешил убрать беспорядок (ну буянили господа, так это случается сплошь и рядом). А затем в гостиной появилось еще одно лицо, которое Анже тепло поприветствовал. Вчерашний поступок Бриана он оценил очень высоко.
- Здравствуйте, месье де Рей. К сожалению, не могу согласиться с утверждением, что день добрый, но от души желаю, чтобы он таким был.

0

834

- Справишься, - прервав новую паузу, ободрил друга Лантьер. Он-то точно знал, что рано или поздно забывается все, а если и не забудется, то душа сама начнет обрастать второй кожей, а то и броней, в зависимости от глубины нанесенной ей раны.
Сейчас Антуан почти ничем не мог помочь Гастону, разве что молчаливым сочувствием, но лезть к нему в душу не будет. Да он бы и не успел, потому что дверь внезапно распахнулась и в гостиную вошел капитан де Рей.
Лантьер вздрогнул, решив было, что тот явился за ним, но капитан судя по всему не собирался никого арестовывать, а был на отдыхе. Впрочем, ничего удивительного, если вспомнить, что он вчера вместе с ними занимался сбором этих чертовых роз...
Расторопный слуга мгновенно убрал осколки и вышел. Проводив его взглядом, Антуан дружески улыбнулся де Рею.
- Да, капитан, день недобрый, но я рад видеть вас целым и невредимым. Ведь после вчерашнего вас могли арестовать. Позвольте выразить вам свое восхищение за ваш поступок. Вы один из самых благородных людей, которых я знаю. Могу я спросить... вы были сегодня на казни?
И он переглянулся с Гастоном. Внешне тот был в полном порядке.

0

835

Выслушав ответы на приветствие Бриан чуть нахмурился. Он отлично понимал о чем говорят маркизы. Очень хорошо понимал.
- Могли, но полагаю, что я сделал то, что должно, а последствия... как говорится: волков бояться - в лес не ходить. - Бриан налил себе вина и отпил. Даже бокал держать в поврежденных руках было неприятно, и из упрямства де Рей не отставил его, а продолжил отпивать небольшими глотками. - Меня пока что просто временно отстранили. По состоянию здоровья. Так что на казни я не присутствовал. Там был лейтенант. Говорит, его величество решил немного разбавить море красных роз другими цветами. И даже принес их своему дяде лично.

0

836

Анже, нахмурившись, выслушал капитана. Спросил:
- А принцесса Изабелла, месье де Рей? Вы слышали что-нибудь о Ее высочестве? Она присутствовала на казни?
Филиппа уже не вернуть и все, что им осталось - это память о герцоге Пармском. Король Эдуард наверняка постарался напоследок как-нибудь оскорбить своего приговоренного родича, но Гастон надеялся, что душа герцога обрела заслуженный покой. а вот принцесса... За Ее высочество он всерьез тревожился. Пока что она стойко вносила все удары судьбы, но и камень может раскрошиться, если ударить по нему достаточно сильно.

Отредактировано Гастон де Сен-Маль (2017-04-16 14:05:18)

0

837

- Другими цветами?
Лантьер немного смутился и нахмурился, боясь даже выспрашивать у капитана подробности. Хорошо зная Эдуарда, можно было себе представить, что там был за букет.
Хорошо, что Гастон спросил про Изабеллу. Его тоже интересовало будущее принцессы и, если бы он не опасался навлечь на нее еще больших невзгод, то на коленях бы просил Эдуарда сжалиться над принцессой, смягчить ее пребывание во дворце и позволить ему хотя бы изредка ее навещать.
Взгляд упал на мирно лежавшую у камина шкуру Делорма, всколыхнув в памяти то, что тот сделал сегодня с Гастоном. Вспомнилось внезапно и то, что говорил о Делорме и Изабелле ему Эдуард. Полковник представал каким-то дьяволом во плоти, несущему горе всем, кто его окружал.
Поддавшись внезапному порыву и предоставив Бриану разговаривать с де Сен-Малем, Антуан тихо поднялся и, взяв со стола оставшийся в бутылке арманьяк, поднял за край пресловутую волчью шкуру и незаментно выволок ее на балкон, облил содержимым бутылки, повесил на перила и подумав поджег.  Шкура медленно занялась, а через секунду уже полыхала голубым пламенем с красноватыми языками. Лантьер чертыхнулся и сбросил ее вниз, где она, зацепившись за верхушку дерева и превратившись в огромный стяг, яростно полыхая, еще долго развивалась на довольно сильном ветру.
- Простите, господа. Не смог удержаться... - пробормотал, вернувшись, Лантьер и взяв из бара еще одну пузатую бутыль, стараясь заглушить тревожно одернувший его внутренний голос, прямо из горла сделал несколько жадных глотков.

0

838

- Да, принцесса Пармская присутствовала. - Кивнул Бриан. Выходка Лантьера была понятна де Рею, но... В коридора послышался шум. Лейтенант, как всегда был стремителен и шумен.
- Бриан тебя-то я и искал. - Он подхватил друга под локоть, заставляя встать с кресла, отобрал бокал вина. А потом спохватился и поздоровался. - Господа, приветствую Вас. и Прошу простить.
- Мммм... Надеюсь, что завтра будет лучшим днем. - капитан последовал за приятелем, пытаясь выяснить что случилось и куда он так срочно понадобился.

0

839

Гастон только и успел, что ахнуть, когда Тони решил устроить акт сожжения волчьей шкуры. Это было совершенно неожиданно, совершенно безумно, но Анже захотелось засмеяться. Смех, правда, вышел немного нервным.

Кивнув на прощание Бриану де Рею, маркиз поспешил на балкон, ошарашено любуясь, как горит волчья шкура на ветвях деревьев, как искры падают вниз… но земля была влажной, на цвета и траве еще оставалась утренняя роса, и пожара не случилось.

- Тони, ты с ума сошел, - покачал Гастон головой, вернувшись в гостиную, но в серых глазах появилась искра мрачного веселья. – Что дальше? Спалим Альканар? В любом случае, можешь на меня рассчитывать, даже если собрался уничтожить все волчьи шкуры во дворце. Хотя, надо признать, эта обладала особой ценностью!

0

840

Внезапный уход капитана де Рея вызвал у Лантьера вопросы... Что-то случилось во дворце. Проводив его взглядом и хмурясь, Антуан оглянулся на догоравшую шкуру и равнодушно пожал плечами.
- Она напоминала Делорма. Что-то было такое в этих мертвых волчьих глазах...
При слове *мертвых* взгляд Антуана блеснул и он прищурившись многозначительно посмотрел на Сен-Маля.
- Нет, разрушать Альканар я бы не стал. А вместе со шкурами... спалил бы и всех местных волков... А ты неужели никогда не думал об этом?

0


Вы здесь » Доминион » Разговоры у камина » У ярко пылающего камина